Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

verses

***
на фоне молчания муз слышнее гром канонады
на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады
кто богат тот и рад а мы бедны и не рады
на фоне синего неба страшней облаков громады
что в реке не потонет то зарастет травою
на фоне блеянья стад просторнее волчьему вою
где базар там и вор а там и блатной разговор
а там и перо под ребро или выстрел у упор
на фоне добра есть где разгуляться злу
в огне всегда найдется чему превратиться в золу
нож в кармане чужом и сам ты ходишь с ножом
на фоне лжи не заметно что сами мы тоже лжем


Анна А.

Странно! Под тяжелым одеялом войны
шевелились ложь и насилие революций.
Так в кровавой ванне немыслимой старины
смерть встречал спокойный бессмертный Луций.

А ей все любовь и измена и губы ее холодны,
и сердце ее замирало под чьей-то рукою.
Ложь и насилие шевелились под одеялом войны.
Все шло не так. А она оставалась такою.

В этом что-то от стоицизма. Натура прекрасной жены
выстояв, победит убивающего человека.
Ложь и насилие шевелились под покровом войны.
мир - в обескровленной ванне, как Луций Анней Сенека.

А ей все балы, Петербург, и в сером граните Нева.
Холод пустой постели и жар соблазна.
А ей все письма, строки, слова, слова,
но война идет и красота войны безобразна.

А ей все портреты в профиль - с горбинкою нос,
сжатые губы и царственный взгляд, в котором,
читаешь сколько жизней ангел смерти унес,
а что не взято штурмом, будет взято измором.

И где нет в стене пролома, там подкоп под стеной.
А ей все Летний сад, и нагая муза Эрато.
Возьмут революции то, что не взято войной,
и что не взято изменой, то смертною казнью взято.

И будет ангел снимать седьмую печать.
Пройдет еще год - и откроются двери ада.
Есть время отпраздновать способность не замечать -
великое свойство святого женского взгляда.

пара

verses

***
круговорот смерти в природе
круговорот сплетен в народе
не ходите дети в гости друг к другу
как все на свете ходите по кругу
днем в штанишках ночью в пижамках
после смерти в траурных рамках
ваши фамилии ваши портреты
на последней странице газеты
дома развалка на улице слякоть
плакать не надо не надо плакать
страна нас согреет порою летней
новой смертью и новой сплетней

***
ржавеет тускнеет ковер листвы
ветер воет увы увы
серый цвет ноябрьских небес
набирает свинцовый вес
похоронки с линни фронтовой
падают вместе с листвой
смертушка смертушка перестань
собирать ежедневную дань
была хрущевка третий этаж
сегодня окоп и блиндаж
во дворе в войнушки играл пострел
сегодня взят на прицел
вечная память не дольше дня
ужас берет меня
трясет хватает за воротник
ступай откуда возник
и я ухожу не зная куда
такие наши года

***
Продается дом с удобствами (во дворе).
Все удобств - деревянная будка с дырой,
крыса живет в дыре.
Смотрит снизу, как ты стоишь,
пускаешь в дыру струю.
Береги свой розовый бантик, малыш,
мужскую гордость свою.
Большая крыса - рыжий пацюк,
страшнее чем Страшный суд.
Одна надежда - наш дом продадут,
и крысе тогда - каюк.
Выгребную яму бетонном зальют,
чтобы крысу замуровать.
А в новом доме - новый уют,
тишь и благодать.
Ты ложишься в кровать, представляя с трудом,
как найти туалет в январе....
Среди сугробов - хороший дом
с удобствами (во дворе).
пара

verses

Апостол

Все равно кто умрет - грех для нас, или мы для греха,
жизнь не так уж плоха, смерть не так уж плоха.
Ибо смертью Безгрешного грешники спасены.
Так и жизнью грешника всем нам досталось чувство вины.
Бедный, бедный Адам! мы шли по его следам,
он оставил в наследство вину, страданье и страх
Но Господь сказал - я Сына на смерть отдам,
чтобы грех погиб и развеян был на семи ветрах.
Вот все это сбылось, при мне, на глазах моих.
А что не увидел, о том рассказали мне
свидетели верные, я часто встречал таких,
осужденных властями, рассеянных по стране.
Ибо слово о Воскресении по всей земле разнеслось,
все, что было при нас, что и поныне есть.
Благодарю Тебя, Господи, за то, что мне довелось
жить в последние времена и слышать благую весть.

пара

verses

***
Она говорит: я была сознательной комсомолкой.
Я вспоминаю - она была веселой смазливой телкой.
Она говорит - я гордилась своим партийным билетом.
А я вспоминаю платье, в котором она вышивала летом.
Она говорит: в обкоме я была просто мелкой сошкой,
а я вспоминаю, как возился с какой-то застежкой.
Она говорит: зато в профкоме мне доверяли люди,
а я вспоминаю ее грушевидные груди.
Она говорит: ты не мужик, ты был моей подметкой.
Она говорит: я всегда была искренней и непокорной.
А вспоминаю - она была вздорной теткой
и, состарившись, стала бабкою вздорной.
Она говорит: в мужике должны быть воля и сила!
А я вспоминаю тех, на кого она доносила.


Апостол

Преступление одного - всем осужденье и смерть.
Смерть другого - и все от греха спасены.
Ныне смерть - это пугало, напяленное на жердь,
но где же наш страх и где оно - чувство вины?
Первый грех, разрастаясь смертью покрыл нас всех.
Но вот - оправдание и спасение нам.
До Закона - напомню - никому не вменялся грех.
иногда меня гложет тоска по тем временам.

апостол

и когда я слышу стенанья и ропот,
я знаю, что наше страдание в бездну канет,
но не боюсь - ибо муки рождают терпенье,
а терпение - опыт,
а опыт взрастит надежду, которая нас не обманет.
потому что даже Христос умер за нечестивых,
нелепых, осмеянных, несчастливых,
а за праведников никто умирать не станет.

разве что за благодетеля? но такое бывает редко.
разве что за страну? но страна не рождает блага.
разве что за память давно почившего предка,
или во имя ложной идеи и ложного шага?
или в защиту гимна, герба и флага?
ибо страданье рядом и смерть - наша соседка.


пара

verses

***
последний месяц осени почти
зима расслабься наизусть прочти
про отдаленные седой зимы угрозы
про кровь венозную которой розы
предзимние пока еще цветут
расслабься помолчи что скажешь тут

молчанье знак согласия со всем
что происходит в Царствии Твоем
уподобляйся квелому растенью
оно молчит готовясь к запустенью
сомкни уста обет молчанья дан
молчит святой апостол Иоанн

молчи молчи к губам прижатый перст
и ангел на плече дорога в персть
становится короче и прямее
мертвец во гробе что солдат в трашее
ждет звука трубного в атаку но зимой
и смерти встать не хочется самой

молчи молчи скрывайся и таи
все то что ты узнал в небытии
последний месяц осени вступает
в свои права пожухлый лист листает
на нем прожилок письмена прочесть
нетрудно но страшна Благая Весть

молчи молчи лишь жить в себе умей
в дупле в клубок свернулся древний змей
греха я до весны не потревожу
его помолодеет сбросит кожу
но грустная пора предвечной тьмы
пришла ее молчаньем встретим мы

пара

verses

***
сначала доносы, потом - допросы,
предлагает следователь папиросы,
не хочешь - не надо, в дых - кулаком,
упал получай сапогами под ребра,
мы построили мир золотого ДОПРа,
будешь жрать дерьмо - называется копро-
фагия: вкус от рожденья знаком.

в кругу - всевидящий глаз вертухая,
в окне сквозь решетку закат, полыхая,
посылает смертнику красный луч.
наши жизни не лучше пустых бутылок,
ночных горшков, разбитых копилок,
дощатых сараев, навозных куч.

не впишешь имя в расстрельный список,
будешь лизать донышки мисок,
из которых счасливчик баланду хлебал,
дистрофик гребаный, доходяга,
гад, недостойный алого стяга,
ничего, потомкам придет бумага,
что ты был невинен и зря страдал.

***
пирамиды египта не чудо света, но чудо смерти.
измерьте их основание. их высоту измерьте.
вот она, четырехгранная камерная гора.
но ее сердцевина - извилистая нора.
сфинкс возлежит за ним пирамиды-горы.
все равно в секретные норы пролезут воры
сломают печати вскроют позолоченный саркофаг
живой проныра для мертвой мумии - враг.
мумия знает ее оберут до нитки.
уносят воры посмертные царственные пожитки.
археологам достанется лишь пустота пустот.
и барельефы богов сет анубис и тот.
душам царей не свойственен трупный запах.
души царей летят на запад, на запад.
пирамиды стоят на земле, упираются в небеса.
они чудо смерти. смерть способна творить чудеса.

***
Скульптор переминает глину,
из которой сам сотворен,
вечным сделать его не смогли, ну
что же - думает он,
я тоже глиняная игрушка
и обжиг еще впереди
и клетка грудная - избушка, избушка,
и бедное сердце в груди.

***
тиран стареет в груди у него клокочет
но бодрится и хлопает крыльями словно кочет
хоть перья ощипаны и свалялся в подкрыльях пух
на конгрессах с ним никто говорить не хочет
и бесполезно он абсолютно глух

да и раньше не слышал жалоб и стонов
законы суровы но он не соблюдал законов
кара должна быть случайна как среди лета снег
число ударов по пяткам или земных поклонов
главное полный вперед и невозможен побег

солнце наших побед светит не очень греет
слух идет по полям что тиран стареет
словно трактор урчит бензином несет за версту
но все же все то же знамя над нами реет
и жизнь подчиняется указующему персту

тиран стареет согласно законам аскезы
на прикроватной тумбочке в стакане воды протезы
зубов которыми он столько глоток перекусил
истрепались бичи и заржавели железы
но каждый несчастен по мере небесных сил


пара

verses

Усекновение

Всякое дерево, не приносящее плод,
срубают, бросают в огонь, чтобы ладони согреть.
Всякую голову, возмущающую народ,
отрубают, на блюдо кладут, чтобы удобней смотреть.
И поныне при корне древа лежит топор.
И меч возле шеи пророка висит до сих пор.
И пустыня ему не пуста, и казнь ему не страшна.
Но на месте пророческих слов стоит тишина.
И в каждом стрип-баре Саломея танец танцует свой,
а после блюдо несет с отрубленной головой.
И мама довольна, и отчим улыбается ей.
И царствие Ирода длится до скончания дней.

***
предполагалось, не буду бриться, не буду снимать кипу,
буду бояться полицию, но гораздо больше - толпу,
буду стоймя стоять за прилавком, или сиднем сидеть в мастерской,
корпея над сломанными часами ночь ночную и день деньской.
предначертано, предполагалось, но вышло совсем не так.
рассчитывал на копейку, погляди-ка, нажил пятак!
не в местечке, а в городе, в доме с просторным двором,
и люди давно забыли, когда был последний погром.
видно две линии жизни моей и судьбы вековой
моего народа порознь идут над моей головой.
мог бы быть сапожником , ювелиром, часовщиком,
а оказался отступником, маловером, бунтовщиком.
я равнодушен к полиции, еще больше к толпе.
я иду, но прошу вас - не ходите по этой тропе.

***
Просто нечего делать - сиди и кури,
или книгу читай от зари до зари,
перерыв на обед: крепкий чай, бутерброд,
у настенных часов завершился завод.
Где-то ключ затерялся. Искать недосуг.
Август-друг, как резиновый мячик упруг.

Ты был тоже подвижен, упруг - до поры,
ты легко обходился без летней жары,
без весенней травы, без осенней листвы,
был в долгах и трудах - не поднять головы.
И кружилась от счастья твоя голова,
шевеление мысли почуяв едва.

Просто нечего делать. Часы не идут.
Ключ потерян давно. Что поделаешь тут?
Перетряхивать ящики страшно - найдешь,
что-то темное, злое, чего ты не ждешь.
Чай заварен. От черен и горек. И хлеб
тоже черен, как греческий скорбный Эреб.

Да и память - туда же. Со временем ты
больше мертвых встречаешь среди пустоты,
но они сторонятся. И сам ты не рад.
Хоть и должен бы всех их обнять - всех подряд,
пригласить на часок, расспросить как дела,
как живется им там, куда жизнь привела.

***
Откровенность штыка - трехгранна ли четырехгранна -
результат один - остается смертельная рана.
На все грядущее, на всю твою современность.
Товарищ штык - спасибо за откровенность!
Пусть Одиссей возвращается на Итаку.
Но ты сидишь в окопе, а сзади кричат "В атаку!".
И что тебе Итака и жена Пенелопа.
Пора навстречу смерти выползать из окопа.
И с твоею страной будет то, что подарено Трое,
хоть Троя была давно, при рабовладельческом строе.
А нынче социализм - Троя в глубинах шкапа.
Пионер Приама не отличит от Приапа.
Будешь жив - Приап подоспеет к законному браку.
Но пока ты гниешь в окопе, а сзади кричат "В атаку!"
За родину ли, за Сталина, за Зевса или Афину,
в двадцатом - за СССР, в двадцать первом - за Украину.
Нас жизнь звала, нас смерть в бою торопила,
торчала стрела из ранимой пятки Ахилла,
Шла на нас ненаглядная Русь-Россия-Расея.
И длилась наша гибридная, подлая Одиссея.
пара

заметки

*

Я вспоминал о заслуженном алкоголике, бродяге, который заявил. что алкоголизма вообще не существует. Отрицанием реальности психиатра не удивишь. Но вот с социализированными, структуированными группами людей, объединенных отрицанием реальности до поры я не сталкивался. Нет, есть конечно политические партии, у этих с отрицанием реальности все в порядке. Но в политике отрицание реальности носит временный характер, обостряясь в предвыборный период.

*
Передо мной пример бывшего президента Украины Виктора Андреевича Ющенко. За день до выборов журналист задал ему вопрос, что он будет делать, если его не изберут (все опросы давали ему 2-3 процента голосов, столько и получил).
Действующий еще президент ответил: А меня изберут! И это накануне катастрофического и неизбежного провала, когда оставалась возможность обратиться к народу с прощальной речью, как сделали, скажем, Горбачев и Ельцин...
*
А вот носители ВИЧ, которые утверждают, что ВИЧ и СПИД - это выдумка фармацевтических фирм, гигантский проект, направленный на то, чтобы выжимать из несчастных людей последние соки? Слышали ли вы о таких? Они всем коллективом не признают себя больными. А как признать себя больным, если ты считаешь, что болезни, которой ты болен, вообще нет?
Естественно они и не лечатся - а как можно лечиться от несуществующей болезни? И лить воду на мельницу злодеев из фармацевтической промышленности... Нет, лучше смерть....

*
И они умирают от той болезни, в существование которой не верят...

*
Но можно отрицать и саму смерть! Так и поступают адепты "христианской науки", последователи Мэри Бейкер Эдди, открывшей в 1866 году, что болезни и смерть - это мнимые величины, иллюзии. исходящие от обманчивого и нереального материального мира. Люди не умирают. они "скрываются из видимости". В свое время скрылась из видимости и сама Мэри Бейкер Эдди...
пара

verses

***

А.П.
смерть выпалывает поколение
обещая всем исцеление
просветление и нетление
в рифму слово в строку
и чего еще ждать старику
в глухое ухо кричали
ни болезни там ни печали
ни слезы увлажнившей щеку

все кричали а он не слышал
не ушел а как будто бы вышел
покурить на площадку а там
столько плевков и окурков
сколько в москве придурков
счет ведущих голодным ртам

но голодные рты беззубы
водобпроводные трубы
стонут в стенах больниц
постоветских такая больница
это царство где смерть царица
перед нею падают ниц

это царство где смерть весталка
только телу нужна каталка
что коленкам разбитым йод
потому никогда не верьте
обещаниям смерти
кроме только она придет

кроме только не будет боли
кроме только забыли что ли
кроме только забили на люд
что толпится в пустых продуктовых
в ожидании вольных новых
взяткодателей и иуд

мы убийцы в белых халатах
что нам делать в больничных палатах
лучше б нам в кольчугах и латах
защищать государственный строй
прах на мельнице времени смелен
и поверх чернозема застелен
мозговою разумной корой

***
ничего не трогай на этой полочке
тут все хрупкое упадет в осколки
запреты детям но дети сволочи
дети взрослые и пусто на полке
тут стояла вазочка а тут статуэтка
трофейная вывезенная из берлина
но у мамы росла непослушная детка
ей был что мейсен что красная глина
она уже выросла и дети в школе
учатся не учатся учителям конфетки
все расколото кровь видна на сколе
мелкие осколки отличные отметки