Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

К столетию со дня рождения Ленина был анекдот. Мебельная фабрика Одессы выпустила трехспальную…

тогда

Яков Лернер. Воспоминания - 8

Воспоминания Якова Лернера - 12.

Напоминаю. Яков Лернер - двоюродный брат моей бабушки. Я прекрасно его помню. В моем детстве они с женой Браной приходили к нам в гости (дело было в Черновцах), да и мы с дедушкой и бабушкой часто бывали в этом доме. Яков Лернер был одним из двух наших родственников, прошедших сталинские лагеря, вышедших оттуда живыми и, что важно, не сломленными. Яша (все звали его так) как-то сказал: тот, кого сломали - не выжил. От Яши и от дяди Куци (Зиновия) Гутника я, будучи десятилетним мальчиком узнавал о лагерях и репрессиях из первых рук. Дядя Куца говорил, что уедет в Израиль, как только появится щелка в железном занавесе. И - никуда не уехал. Яша Лернер никогда не говорил об отъезде, но в 1979 году покинул СССР и окончил свои дни в Земле Обетованной. Он оставил воспоминания на английском языке и иврите, которые я давно собирался перевести, но... Делаю это только сейчас.
*
В конце 1938 года нас этапировали на Дальний Восток. Вместе с другими заключенными мы сначала попали в тюрьму в Новосибирске, оттуда - в Иркутск. И там, и там мы провели что-то около двух месяцев. Среди заключенных я видел людей со всех концов огромной страны. Люди разного возраста, принадлежащие к разным слоям и классам - крестьяне, рабочие и очень много интеллектуалов. Люди всех народов, входящих в Советский Союз. Родители были разлучены с детьми, жены - с мужьями. Даже собственные страдания не могли заслонить от меня страдания других людей.

В начале 1939 года 1600 заключенных поездом этапировали во Владивосток. Там мы ожидали отправки на Колыму. Об этом веселом регионе говорили, что там 13 месяцев в году - зима, зато все остальное - лето. В начале мая 1939 года нас погрузили на корабль "Джурма". Там, в глубоком трюме, мы начали наше путешествие через Тихий океан, через залив Нокайба и Охотское море. наконец мы достигли Магадана. Этот город был построен заключенными в течение восьми лет.

Мы сегодня называем систему сталинских лагерей Архипелаг Гулаг. Это был один из самых больших и густонаселенных архипелагов. Лишь десять процентов населения составляли вольнонаемные люди. Через короткое время нас перевели в лагерь, находящийся в 650 км. от Магадана для работы на заводах. Первой и главной нашей заботой по прибытии в лагерь была подготовка к зиме. Мы сами строили бараки, Мы сами мастерили самую необходимую мебель из дерева - благо, лагерь был окружен лесами. Мы набивали матрасы соломой.

Администрация лагеря была очень строгой и жестокой. Работа была тяжелой. Я слабел и слабел с каждым днем. Мои ноги отекли, мои руки покрылись язвами. Я понимал, что не смогу выжить в таких условиях.

Но мне сказали, что заключенные моей профессии работают в заводской конторе. Поскольку я был опытным бухгалтером, я попросил начальника бригады разрешить мне посетить контору с целью  получить работу , пообещав вознаградить его... Единственной "наградой" могла быть часть моего и без того скудного хлебного пайка. Я зашел в контору и поговорил с бухгалтером, сказав, что я опытный специалист и нуждаюсь в работе для того, чтобы сохранить свою жизнь. Он проэкзаменовал меня и остался весьма доволен. В то же время в конторе не было вакантных мест, и он мог помочь мне только советом.  Он сообщил мне, что новый завод, находящийся в тридцати километрах от нашего, на днях начнет свою работу и туда будут направлены многие заключенные. На этом новом заводе явно будут вакантные места. Он также сказал, что знаком  с главным бухгалтером нового завода, и это очень добрый человек. Он выразил уверенность, что там я буду принят на работу.

*

тогда

Актуальное

Что-то историческое отзывалось во мне, когда я слышал по российским новостям термин "сторонники федерализации" (это вооруженные формирования, которые под руководством инструкторов Неизвестной Страны потихоньку отгрызают от Украины восточные области с запасами сланцевого газа).

И вдруг вспомнил - война Севера и Юга (США). Конфедераты! Напомню, что главной целью конфедератов было сохранить рабство.
пара

Предисловие печатника.

***

Сказал печатник: возношу на печатный станок
тетрадь, где все поставлено на голову с ног.

Где правда под грузом вымысла согнула хребет.
Где буква "алеф" похожа на букву "бет".

Где глупец притворяется мудрецом, а мудрец - глупцом.
Где мир похож на старца с наполовину обритым лицом.

Пол-бороды седой, клок, торчащий куда-то вбок -
вот этот текст я возношу на печатный станок.

Пусть мои ошибки дополнят набор
заблуждений моих предшественников, моловших вздор.

Полный воз нелепиц седая кобыла везла,
но никому нелепица не причинила зла.

И покуда черт разбирается что здесь к чему и как,
Тот, кто владеет Именем подаст нам условный знак.

Пора, пора выбираться из-под надгробных камней.
А что дальше делать - Он скажет, Ему - видней.
пара

С праздником вас, дорогие товарищи!

***

Ходили по кругу в одном строю. Бил барабан.
Горн издавал такие звуки – хоть стой, хоть падай.
На заводе досрочно сдан новый прокатный стан.
Замироточил Спаситель над зажженной лампадой.

Под куполом хлопают крыльями ангелы. Кончен бал.
Завод, как вкопанный, превратился в окаменелость.
В землю впиталась баланда, которую ты хлебал.
Надежда – мой компас земной. Удача – награда за смелость.

Бараки, палатки, общаги, примус и керогаз,
Фанерные полки, кровати с панцирной сеткой.
Переходящий, как знамя, стеганый ватный матрас.
На подоконнике банка с цветущей вишневой веткой.

Странная вещь – иллюзии. Сколько ни строй –
рушатся, придавив бесплотной тяжестью поколенье.
Поездка на дачу. Первомайский вечер сырой.
Сутулясь, сижу, в огонь подбрасывая поленья.

*
Первое мая как первое в столовке пир прежнем строе:
страшно подумать - а что у них на второе?
пара

verses

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

***
Не приноси свидетельства ложного - доносчику первый кнут.
Не клевещи на брата, не ябедничай, не пиши
подметных писем. Оклеветанного согнут
в бараний рог на допросах. Что до твоей души,

она обернется флаконом чернил, ручкой с пером,
промокашкой, штампом, папкой с тесемками, будет сдана в архив,
пронумерована, вечен потусторонний казенный дом,
ликуй, казненный праведник, светом тюрьму озарив!

Радуйся, оклеветанный, доля твоя в раю,
славься, безвинный страдалец - пришла золотая пора!
Вышвырнутый из строя, ты снова в едином строю,
просыпаешься, бреешься, читаешь газету с утра,

идешь на работу в контору, или к станку, на завод,
в перерыве в столовке пьешь нежирный кефир,
вернешься, приляжешь, жена ужинать позовет...

Плещутся радиоволны, наполняя ложью эфир.