Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

verses

***
последний месяц осени почти
зима расслабься наизусть прочти
про отдаленные седой зимы угрозы
про кровь венозную которой розы
предзимние пока еще цветут
расслабься помолчи что скажешь тут

молчанье знак согласия со всем
что происходит в Царствии Твоем
уподобляйся квелому растенью
оно молчит готовясь к запустенью
сомкни уста обет молчанья дан
молчит святой апостол Иоанн

молчи молчи к губам прижатый перст
и ангел на плече дорога в персть
становится короче и прямее
мертвец во гробе что солдат в трашее
ждет звука трубного в атаку но зимой
и смерти встать не хочется самой

молчи молчи скрывайся и таи
все то что ты узнал в небытии
последний месяц осени вступает
в свои права пожухлый лист листает
на нем прожилок письмена прочесть
нетрудно но страшна Благая Весть

молчи молчи лишь жить в себе умей
в дупле в клубок свернулся древний змей
греха я до весны не потревожу
его помолодеет сбросит кожу
но грустная пора предвечной тьмы
пришла ее молчаньем встретим мы

пара

verses

У картины Веласкеса

У входа в пещеру растет можжевельник.
Рядом - родник, пламенеют цветы бегоний.
В этой пещере живет апостол Лука-отшельник.
В гости к отшельнику пришел преподобный Антоний.

День клонится к вечеру. Двое ведут беседу,
постепенно сжимаясь, а тени их прибавляют в росте.
Ворон два хлеба приносит в клюве к обеду.
Один - для хозяина, второй - для пришедшего в гости.

О чем говорят - неизвестно, но догадаться нетрудно:
о страданиях Господа, залоге наших страданий.
Старость и смерть нас за горло берут, но
это лишь малая толика положенных испытаний.

Все это на фоне пейзажа - небо, земные просторы,
не хуже рая - река течет по ущелью,
вдали возвышаются покрытые зеленью горы,
а смерть никогда не бывает конечной целью.

И все же тело слабеет, а смерть набирает силу,
и жизнь готовится стать неизбежной утратой.
Два льва когтями роют старцу могилу,
ибо за сотню верст не сыскать человека с лопатой.
пара

verses

***
плакучая ива над озером, верба у малой реки -
банальность - они не стоят стихотворной строки.
апостол-рыбарь в сетях вытаскивает улов.
все уже сказано - это не стоит слов.
все это не стоит слов ни, тем более, строк.
заключенный мотает срок. пряжу мотают в клубок
пастух на сопилке играет. ему подвывает пес.
последний крест на Голгофу Христос унес.
пара

verses

***
не протолкаться в толпе локтями под ребра
туда где сидит факир перед ним качается кобра
шипит подпевая мелодии флейты так
что внутри все тело наполняется дрожью
а танцор под ситар и таблу приступает к подножью
огромного Будды не всегда попадая в такт

мало ли что происходит на площадях Востока
трудно представить то что не видит око
но прочитано в детстве или придумано между строк
всюду прыгают мальчики выпестованные волками
в джунглях огромные храмы разрушающиеся веками
священные реки заразны на то и Восток

холера косит тысячи но люди всегда в избытке
это у нас по степи едет помещик в кибитке
ямщик колокольчик кругом ни души за версту
сторожевая будка полосатый шлагбаум преграда
каждое деревце строго говорит чего тебе надо
пуля штык или просто удар приклада
и вот просветленный возносишься ко Христу

вместо джунглей лес в котором в прошлые годы
тоже жили были волки правда иной породы
стаями разрывали лошадей и людей
вместо древней сомы тут пьют сивушную брагу
и запутавшись и разорившись челобитную шлют варягу
не ленись собирайся в путь приди и владей
пара

verses

***
на волнах житейского моря корабль дал крен.
высоко волна вздымается. берег далече.
что ты несешь нам, ветер крутых перемен?
наполнишь ли волей парус? или рабством ляжешь на плечи?
повалишь ли с корнем деревья? крыши сорвешь с домов?
вернешься на круги своя? что скажешь нам напоследок?
сорвешь ли покров смирения с наших гордых умов?
воскреснет ли в наших душах звериный предок?
будет ли мучить похмелье нас на чужом пиру?
кого на своих горбах мы вознесем над собою?
все уроки жестоки, приметы все не к добру.
вновь на кривую тропу мы вступаем стопою.

ветер крепчает. страшно стоять на ветру.

***
по этим улицам я проскользнул тенью
на которую наступал каждый кому не лень
на этих полях я был подобен растенью
не имеющему корней но отбрасывающему тень
я и был этой тенью все более мимолетной
тем более свет потускнел и сгущаются облака
я показал что плоть может быть также бесплотной
и уловить ее может лишь Господня рука
все отцы мои были скитальцами и я один из скитальцев
странник я и пришлец, подобно отцам моим
не оставил я ни следа ни отпечатков пальцев
не принял меня Вавилон не принял Иерусалим
я был легкой тенью скользящей по тротуару
почти незаметен между иных теней
и это был Божий дар я радуюсь этому дару.
или то была кара я попросту сжился с ней
пара

verses

Делимитация (венок восьмистиший)

*
Хорошо пролагать границы по контурам рек.
Нападению предшествует переправа.
Полководец, какой нибудь имярек,
плывет на лодке, за ним - бессмертная слава.

что до конницы, то она добирается вплавь.
коней не меняют. приказ начальника строгий.
Ремень застегни, мозги как следует вправь.
Твой берег крутой, а берег врага - пологий.
*
Твой берег крутой, а берег врага - пологий.
Вчера земля чужая, сегодня - твоя.
Святые ходят парами - Епифан и Евлогий,
Борис и Глеб, Косьма- Дамиан, Георгий - змея.

Солдаты должны быть стройны и сухопары,
офицеры должны быть охочи до любовных утех.
На чужом берегу ходят влюбленные пары.
Хороша униформа без знаков отличия и прорех.
*
Хороша униформа без знаков отличия и прорех.
Всем ясно - куда, но пока не ясно - откуда.
В захваченном кабаке - дамский визг и военный смех.
Звенят бокалы. На кухне гремит посуда.

Заголяет местная самка крутое бедро.
А еще вчера была красавицей-недотрогой.
Плохо, братцы- солдатики, грабить чужое добро.
Хорошо жить в берлоге и гордиться своей берлогой.

*
Хорошо жить в берлоге и гордиться своей берлогой.
Пусть она темна, пусть сгущается смрад.
Лучше бы жизни твоей оставаться убогой,
был бы лишней рюмке и лишней копейке рад.

А так - на чужом пиру без хмеля похмелье.
Да и пир-то - горем, а надо бы, чтоб - горой.
Путь в светлое будущее - сумрачное ущелье.
Маркс забыл описать военно-пещерный строй -

*
Маркс забыл описать военно-пещерный строй -
не видно света, лишь отсвет на щитах и на шлемах.
Марш, марш вперед, слепорожденный герой,
пой песню, герой, и молчи о своих проблемах.

Родился на свет - считай, что уже убит.
Вокруг тебя толпится нелепый люд, но
нужно на ощупь пройти сквозь позорный быт,
первобытный, из которого выбраться к свету трудно .

*
Первобытный, из которого выбраться к свету трудно,
и, главное, непонятно зачем и куда.
в начале были пеленки. В конце - подкладное судно.
В середине - победы и захваченные города.

Девки отданы на поруганье, город - на разоренье,
хотя известно - другому ров расстрельный не рой -
сам в него попадешь, станешь бесплотной тенью.
Мы рассчитались с самими собою на первый- второй

*
Мы рассчитались с самими собою на первый- второй.
Мы, слепые, стоим в два ряда на плацу военном.
Даже у штатских костюмов - полувоенный покрой.
Лес рубят - щепки летят, приходится быть поленом.

Мы выходцы из берлог. Мы выползни из пещер.
Наше прошлое безупречно и неподсудно.
Смыслом и светом наполнены камеры высших сфер.
Оттого-то у нас беспросветно, бессмысленно и безлюдно

***
Хорошо пролагать границы по контурам рек:
твой берег крутой, а берег врага - пологий.
Хороша униформа без знаков отличия и прорех.
Хорошо жить в берлоге и гордиться своей берлогой.

Маркс забыл описать военно-пещерный строй -
первобытный, из которого выбраться к свету трудно .
Мы рассчитались с самими собою на первый- второй.
Оттого-то у нас беспросветно, бессмысленно и безлюдно.
пара

verses

***
слово товарищ сегодня кажется оскорбленьем
рукопожатие нечто вроде приема самбо
комнатный фикус стал вымирающим школьным растеньем
никто не читал калевалы и не знает о тапиоле и сампо
и туонельский лебедь остался финской причудой
леммикяйнен на что нам твой северный эпос
что нам молодость с литературой и немытой посудой
снимешь книжку с полки думаешь Боже какая нелепость
память ждет археолога с острой саперной лопаткой
черепки с орнаментом и стихотворные строки
почва казалась прочной а оказалась шаткой
и мы еще не поняли как нелепы и одиноки
пара

verses

сонет

нас все ненавидят особенно там за бугром
вдали за рекой за морями горами долами
на свалке истории ангелы роются в хламе
там сталин с усами и пушкин с гусиным пером

там римские кони в упряжке бегут вчетвером
а русские кони по трое там девицы между стогами
там бездна ни дна ни покрышки и лета с ее берегами
еврея зовут на веселый посмертный погром

нас все ненавидят особенно там за рулем
за пультом за компом а не повезет за штурвалом
и в спину глядят как стреляют и шепчут проклятия вслед

мы платим за все безналичным коротким рублем
а чаще немытым верней неотмытым захватанным налом
дедЫ воевали а нам не досталось побед

***
что ты стоишь в универсаме словно сексот в торгсине
присматриваешься к подсоленной розовой лососине
впрочем кто разберет может это филе форели
поскольку мы этикетку не рассмотрели

те более срока годности мы не знаем а цены
в такую жару не терпят повышения и измены
а в универсаме дышать не с нашими легочными мешками
двигайся к кассе маленькими шажками

а на кассе девица с дежурным списком вопросов
цвет ее губ кораллов а цвет лица абрикосов
нужен кулек или два вам больших или средних
кто последний в кассу мы всегда из последних
пара

verses

***

Птицы ли ангелы в небе весеннем парят?
Бог-Отец глядит на землю с печалью в очах.
В Город Святой ведут двенадцать врат,
а выход один - на Голгофу с крестом на плечах.

Господь Страданий у Господа Сил пощады просил,
но чашу вскоре придется испить до дна.
Небо ясно, а лучше бы слезный дождичек моросил,
лучше бы Солнце было блеклым, как ночная луна бледна.

Славит толпа Царя на молодом осле.
Толпа слепа, неразумна, но, вместе с тем,
сегодня и мне хочется быть в числе,
стоящих и славящих у сокрушенных стен.

***

В каждой пещере живет святой Иероним.
У каждого Иеронима череп лежит на столе.
Каждый Иероним раним, но Богом храним.
У ног святого - лев, как котенок, лежит в тепле.

Кардинальская шляпа висит на каждой стене.
В каждой книге соседствуют греческий и латынь
В каждой пещере-пустыне живет святой, но кажется мне,
что на земле не так уж много пещер и пустынь..

Лазарева суббота

Лазарь, изыди! И в белом саване он
выходит из гроба, оглядываясь по сторонам,
и восхищенные люди смотрят со всех сторон,
но зажимают носы - причина понятна нам.

Не может смерть не оставить в человеке следа.
Пятна тления всюду - особенно на спине.
И запах тленья уже не отмыть никогда
ни в родниковой воде ни в красном сухом вине.