Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

verses

***
Морской прибой - накат, откат и пена,
полоска водорослей, пахнущая йодом.
Так поколенье - молодая смена
куда идешь, да и откуда родом?
И времени исколотая вена
пугает нас своим секретным кодом.

Вернемся к пляжу - он сейчас пустынен,
гуляет пса хозяин в телогрейке.
Короткий зимний день почти невинен.
Продрогший кот ютится на скамейке.
И чайки продвигаются вдоль кромки
в дневной туман, вечерние потемки.

До Рождества нам всем ходить во мраке,
глотая сырость, слыша шум прибоя.
Как человек, привязанный к собаке,
мы все идем, других не беспокоя.
Не видно на углах убитых елок,
но все равно - путь к празднику недолог.

Морской прибой - накат, откат, но все же
есть в этом нечто чуждое, похоже,
как в ходиках зубчатые колеса,
и в небесах витает знак вопроса.
Тревога и уныние в народе,
но жизнь идет и праздник на подходе.

***

В каком зерцале ни покажись, ни
лови во взглядах жалость, что ты еще на ходу,
последний месяц в году похож на последние годы жизни,
или, может, последние годы жизни похожи на последний месяц в году.

Дней прошло, что порубленных к Новому Году елок и сосен,
надежд разбито, что винтажных зеркальных шаров.
Ты еще на ходу, ты еще суетлив и несносен,
а хотелось, чтоб скуп, молчалив, депрессивен, суров.

Ты еще на ходу, как часы со стуком и хрипом,
сны плывут, шевеля плавниками в подводном сознанье твоем.
ты их кормишь и любишь, относишься к ним, словно к рыбам,
все еще населяющим твой водоем.

***
Время универсамов и огромных билбордов,
бедняк голопузый, интеллигент голословный,
помнишь ли ты чередованье семиструнных аккордов,
текст полу-советский на мотив уголовный.
Как презирал ты братьев по генам, братьев по крови,
как пережевывал речь с отпечатком зубных протезов,
лучше ботать по фене, ніж розмовляти на мові,
пить в компании местных крезов, чаще - головорезов.
Они призывали помнить о подвигах ратных.
Деды воевали, выстояв мы победили.
Полу-советские песни пели под гитару в парадных.
Сыпали соль на раны, которые разбередили.
Попереду йшов Дорошенко с комиссарами в пыльных шлемах,
в братских могилах рылись черные следопыты.
А мы, недоноски, копались в своих проблемах,
и черные кобели добела были нами отмыты.
пара

verses

Сонет

Госбезопасность включает глушилки, чтоб ангельский хор
не тревожил в ночи простых советских людей.
Колокола сданы на переплавку. Агитаторы мелют вздор.
Мели, Емеля, твоя неделя, ты ни эллин, ни иудей.

На миллионный город осталось лишь пару церквей.
Все служители там - агенты, как на подбор.
Мозг выносят из черепа. Из избы не выносят сор.
Ленин тащит бревно, как соломинку муравей

Жаль на небо ночное не напустить облаков,
чтоб закрыли от взоров Звезды рождественской срам.
Жаль, иконы в музее не снять со стен, не снести в подвал.

В тамбовском лесу - недостача серых волков.
У рабочего класса болит голова по утрам.
На соломе ночует зэк, как Младенец Христос ночевал
пара

verses

***
Три царя отдыхают в огромном Кельнском соборе.
Ясли Христовы - в Риме, в соборе Мария Маджоре.
Рождество разобрано на реликвии по всем городам.
Дары волхвов в том же Кельне, дубликат на Афоне.
Пенье ангелов оживает в церковном звоне.
Звезда погасла, но мы идем по ее следам.

Этот путь проложили цари - они же волхвы и маги,
но мы по пути споткнемся об универмаги,
там в цветную бумагу нам завернут дары,
перевяжут лентой, ленту завяжут бантом.
Радио нас порадует старинным рождественским кантом.
Ночью планеты сияют, как елочные шары.

Легко ли сказать - день подрос на минутку.
Подарки - в бумагу, зима превратила в шутку
рассказы о пальмах, о животных, что были умней
нас с тобою, тем более предков наших,
безрассудных народовольцев, бесплодных монашек,
вождей, чьи сердца были сделаны из камней.

Рождество разобрано не реликвии, позже на сувениры,
на елки в каждой комнате коммунальной квартиры
на площади Карла Маркса, помните, был такой?
на маленьких ангелов, превращенных в снежинки,
так в детстве часы разбирают на колесики и пружинки,
пытаясь потом собрать их дрожащей старой рукой.
пара

verses

***
После всех весенних праздников трудно направить мысль
вниз по течению будничных дней.
Сидишь, согнувшись. Говоришь себе: "Распрямись!".
Но природа замерла. И ты замираешь с ней.
Это еще развеется. Это такая пора.
Это еще устроится. Как-то само собой.
Это еще успеется. Это только с утра.
Позже ясность придет. Пой, ласточка, пой.
Пой, ласточка, гнездышко под карнизом лепи,
весенний воздух как бритвою разрезай крылом.
Свети, мое солнце, рассеянный взор слепи.
Не плачь, мое прошлое. Ты обречено на слом.
пара

verses

***
подари себе ламповый усилитель на новый год
реклама прошлого в настоящем времени ход
замкнулся петлею мебиуса можно коснуться рукой
ламповый усилитель а разве бывает другой
слово транзистор как мистер твистер буржуазный агент
парень несет приемник спидола на перекрестке мент
рулит движением москвичей и побед
скрипит протезом войною покалеченный дед
подари себе ламповый усилитель в нем естественный звук
зеленый глазок подмигивает дождемся прогресса наук
стерео-моно как будто пришел на концерт
в филармонию шиз музыкальный и интроверт
пришел уселся на бархат в центре четвертый ряд
звуки под потолком затихая свободно парят
подари себе ламповый усилитель в нем бетховен и бах
остаются как привкус юности на губах
если ода то шиллер к радости каких еще надо од
подари себе ламповый усилитель на новый год

***
Ночь Рождества позади. Хозяин заходит в хлев.
Видит Мать и Младенца, будит спящего старика.
Хозяин не верит, что дети могут рождаться от дев.
Но не выгонять же несчастных! Пусть поживут пока.
Старику в руки - лопату. Пусть снег разгребет во дворе.
Марию посадим за прялку. Женское дело - прясть.
Пусть корм зададут скоту. Пусть живут в моей конуре.
Кто пришелец - тот раб. Кто хозяин - того и власть.
Земная, надежная - пусть в пределах двора,
все равно ты господин, даже если пень-пнем.
А то, что здесь были цари, и ангелы пели вчера....
Так это было вчера. Мы живем сегодняшним днем.
пара

9 мая

Мой отец, 1924 г. призван в Армию в возрасте 18 лет. Фронтовик. Инвалид войны. Демобилизован в 1944 г. после второго ранения в ногу, осложнившегося остеомиелитом, периодически обострявшимся долгие десятилетия. Никогда не носил боевых наград и не получал "юбилейных" медалей. Канд.мед наук, один из лучших неврологов в Одессе. с 1992 года живет в НЙ. Взять свои награды ему не позволили, да он и не очень хотел. Сейчас ему девяносто лет. И он так же мужественно переносит тяготы и лишения старости, как когда-то тяготы и лишения военной службы. на обороте единственной его фронтовой фотографии надпись: Мама, крепись, солнце всходит! 1944 год.
тогда

(no subject)

May_9
С Праздником!

Мир. Труд. Май.
Миф. Труп. Мат.
Как хочешь - так понимай.
Истмат. Диамат.

Ленин всегда живой.
Солнце над головой.
Днепропетровский клан.
Перевыполним план.

Переполним стакан.
Гори это все огнем.
Улыбается истукан
и мы ему подмигнем.

Чтоб сынок не зачах
несут его на плечах,
чтобы сверху вниз поглядел
на величие наших дел.

Вот - весна на дворе.
Вот - шашлык на костре.
Сынок, вот страна труда.
Не возвращайся туда.
тогда

(no subject)

386234_213370585411498_1789163176_n

*
Ослик, бычок, овечки. Мария склонилась к ребенку.
Радуйтесь, греховодники! Воссияло Прощенье!
Звезду Рождества рисуют похожей на шестеренку,
приводящую всю Вселенную во вращенье.

Каждый луч - это ось - доходит до каждого сердца.
Бог - великий механик, так в семнадцатом веке считалось
В эту ночь Он не отличает верного от иноверца.
Если подумать - все это такая малость!