Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

verses

***
Встречались в Пале Рояле, у маленького фонтана,
целовались на старой скамейке под сенью платана.
Теперь их встречи - на подушках кожаного дивана,
у проклятого, плоского, цветного телеэкрана.
И поцелуи теперь - по стариковски, в щечку
ставят с лечебной целью, как на ушиб - примочку.
Господи, век нас выел и оставил лишь оболочку.
Ты послал нам прекрасный полдень, пошли нам темную ночку.
пара

verses

Благословение августа.
(Венок восьмистиший)

*
Августовские цветы тяжелее апрельских цветов.
Астры тычут в стороны узкие лепестки.
Страна замирает. Сколько голодных ртов
все лето живут в ожидании начальственной сильной руки!

Но рука властителя воровита, но не сильна.
Как бабушкины сундуки захламлены города.
Девушки ходят в бежевых платьях из льна.
Бабочки на излете прекраснее, чем всегда.

*
Бабочки на излете прекраснее, чем всегда.
Мелькают вокруг цветка то парусник, то махаон.
На пляже - аншлаг: Тепла, но грязна вода.
Широк человек. Но, Боже, как страшен он!

Весь год готовились к пляжу. Убирали лишний жирок.
Наращивали мускулатуру. Сгоняли с себя семь потов.
Сужали сознание. Как провести вечерок?
Клеенка на стол постелена, значит ужин готов.

*
Клеенка на стол постелена, значит ужин готов.
Картошка в мундире из чугунного казанка.
Зря ожидает рыбу пара дачных котов.
Аппетит, конечно, хорош, да кишка тонка.

На кусте сидит богомол, руки-крюки сложив.
вечерние ласточки летают туда-сюда.
Человек всегда убивает, покуда жив.
Улитка ползет, никому не принося вреда.

*
Улитка ползет, никому не принося вреда.
Время - вперед, за спиною - Яблочный Спас.
Плоды природы лучше плодов труда.
Меньший из ангелов лучше больших из нас.

Человеческий ум сортирует все, что видит вокруг.
Многотомный Брэм, растительный Карл Линней.
Под вечер воздух прозрачен, легок, упруг.
Августовские сумерки прохладнее и длинней.

*
Августовские сумерки прохладнее и длинней.
Комары готовятся к вылету. Скоро зажгут фонари.
Человек заезжий, человек, лишенный корней,
любуется на причале полоской вечерней зари.

Человек-чужак, человек другой, человек - изгой.
Взгляд изподлобья, угловаты черты лица.
Зажигаются в небе звезды - одна за другой.
В море ночном искрится вода под рукой пловца.

*
В море ночном искрится вода под рукой пловца.
Это свечение приходит из глубины.
Мир сотворенный пронизан взглядом Творца.
Чем темнее вокруг, тем сильнее чувство вины.

Чем сильнее чувство вины, тем воспоминанья черней.
Чем чернее воспоминания - тем мысли ясней.
На пороге - Успение. осталось несколько дней.
Кончается жизнь Богородицы. Лето кончается с ней.

*
Кончается жизнь Богородицы. Лето кончается с ней.
От Рождества до Успения замыкается календарь.
Маккавеи они для евреев. Для христиан - маковей.
Для евреев - бессмертный Дух, для прочих - небесный Царь.

Атеист - сирота, безотцовщина, прочерк в известной графе.
Пожалеем его, он живет, не зная Отца.
Он сидит в кафе, он приходит домой подшофе.
На лапках прощальной пчелы золотится пыльца.

*
На лапках прощальной пчелы золотится пыльца.
Новый день на дворе. Просыпается детвора.
Без креста человек, что его жена без кольца,
что квартира в хущевке - без стенки и без ковра.

Санаторные! Скоро разъезд по северным городам,
по колхозам-совхозам - пасти и доить коров.
Через год другие пройдут по вашим следам.
Августовские цветы тяжелее апрельских цветов.

***
Августовские цветы тяжелее апрельских цветов.
Бабочки на излете прекраснее, чем всегда.
Клеенка на стол постелена, значит ужин готов.
Улитка ползет, никому не принося вреда.

Августовские сумерки прохладнее и длинней.
В море ночном искрится вода под рукой пловца.
Кончается жизнь Богородицы. Лето кончается с ней.
На лапках прощальной пчелы золотится пыльца.
пара

заметки

В течение двенадцати лет я проводил судебно-психологические экспертизы. Среди прочего часты были экспертизы потерпевших по делам о сексуальном насилии, инцесте, развращении несовершеннолетних. Все это были трагические случаи - жертве приходилось вновь и вновь во всех деталях рассказывать о происшедшем -и следователям, и нам.
Над все этим витало "сама виновата", "сучка не захочет, кобель не вскочит", "с хорошими девочками такого не бывает". Редко какая из обращавшихся ко мне за психотерапевтической помощью женщин не проходила печальный опыт развращения со стороны взрослых. Имитация секса между пяти-шестилетними детьми "по любви и согласию" - не в счет.
Впрочем, тут - забавная история. Воспитательница детского сада поймала пятилетних "любовников" за поцелуями "в десны".
И в наказание заперла их на два часа в темной кладовке....

А вот совсем не забавная история. Как-то со мной разговорилась молодая следователь, как раз по поводу дела о изнасиловании. И вот что она мне сказала:
"Я всегда считала, что девушка сама виновата и должна была эффективно сопротивляться. Но однажды меня встретил вечером мерзавец и первым же ударом сломал мне нижнюю челюсть. И после этого делал со мной все, что хотел. Даже то, что со сломанной челюстью сделать невозможно, казалось бы... Ну, теперь Вы понимаете, как я к этому отношусь".
Эта история могла бы быть эпиграфом ко всему флеш-мобу.
пара

verses

***
мы верили небо твердь всего лишь водораздел
плотина между внешних и внутренних вод
художник в раю адама и еву раздел
и лишний пупок украшает нежный живот
ибо эти двое не рождены а сотворены
все знают адам из праха а ева она из ребра
все знают что грех рождает чувство вины
что нам ни к чему познание зла и добра
все знают что грех порождает чувство стыда
прикройся листьями прячься от Бога в кустах
иди и впредь не греши не будут тогда
Христос и разбойники распяты на трех крестах
и не будет художник рисовать нагие тела
алама и еву и змея во всей красе
потому что в саду Эдема хватит тепла
для того во что верили мы для того что мы знали все

***
рестораны те же аквариумы сквозь стекла витрин
прохожий глядит на жующих как на диковинных рыб
и рыбы глядят на прохожего куда он идет один
и почему до сих пор он еще не погиб

шеф из Италии ходит между столов
ободряя питающихся спрашивая как дела
он здесь два года и знает несколько русских слов
интересно как его сюда судьба занесла

почему-то хочется думать что это счастливый брак
с нашей землячкой красавицей любящей секс и детей
может быть все иначе но хочется думать так
просто поздно людно вкусно и сытно и нету иных идей

***
не горбись проглоти аршин
сиди за партой ровно
и до сияющих вершин
взойдут все поголовно

а то что всем на высоте
не хватит кислорода
не может помешать мечте
советского народа

курчавый пушкин на стене
чернилка и училка
судьба подаренная мне
как песику подстилка

живи учись и не учи
лежи поджавши лапки
свернись калачиком молчи
таскай владельцу тапки

живи до старости щенком
не жалуйся а взвизгни
когда попрут тебя пинком
и вышвырнут из жизни
пара

verses

***
счастлив мальчик, который побывал на войне.
кто вернулся живым - тот счастлив вдвойне.
кто не стал калекой - тот счастлив втройне.
кто не был ни разу ранен, считай, что не
побывал на войне.
мой отец побывал, дважды ранен, считай -- воевал,
если привал,
в окопе книжечку Гейне иногда открывал.
о чудеснейшем месяце мае, о признаньи в любви весной.
в первый раз его ранил немец, во второй его ранил свой.
но он бежал и кричал, волочил за собой пулемет
дегтярева, но не стрелял. кто не воевал не поймет
пара

verses

***
одесские пляжные распластанные тела
до ожога всего лишь час от загара
хорошо что здесь никогда не сгорают дотла
но августовская жара сильнее любовного жара

странно зима и старость но воспоминаний наплыв
уносит в лето и юность слышишь накат прибоя
пара целуется полотенцем лица накрыв
рыбак печально смотрит на пирсе стоя

а что там печалиться стоят золотые деньки
виноград молдова темнеет и наливается соком
а в море покуда водятся бычки и морские коньки
и расставив клешни краб пробирается боком
пара

verses

Catocala nupta

Серый в крапинку треугольник на серой древесной коре
почти незаметен. Мимикрия. Береженую Бог приберег.
Кончается лето. Прохладнее на дворе
становится к вечеру. Слышен поздний упрек
в каждом шорохе листьев. На полчаса прилег
на раскладушке. Зябко. Тут в помощь шотландский плед
обмотаю его вокруг ног.
Мысли тянутся. Перечень прошлых бед.

Не жаль духоты и жары. Жаль ночного тепла.
Жаль уютной неспешной жизни, растраченной зря.
Серый в крапинку треугольник раздвигает крыла,
взлетает, летит на тусклый свет фонаря.

И нижняя пара крыльев - чередованье полос
красных и черных мелькает и дразнит взор.
Откуда бабочку ветер вечерний принес?
В каждом шорохе листьев слышится поздний укор.

Красная ленточница. Она почти не видна
когда сидит треугольником, крылья сложив.
Но взлетая в неярком свете являет нам ордена.
Она работала гусеницей. И взлетела - их заслужив.

За то, что ползла по веткам и приносила вред,
за то, что прилежно спала в хитиновой скорлупе.
Зябко под вечер. Тут в помощь клетчатый плед.
Теряется бабочка в сумерках, как человек в толпе.

пара

verses

***
как изменились наши лица
в непрочной памяти неверной
очарованье не продлится
и не помедлит день вечерний

но все же тютчевские строки
все чаще мне на ум приходят
чужого времени потоки
переполняют водостоки
на западе сиянье бродит

но тень ложится все плотнее
на сад стоящий в ожиданье
и мы гуляем по аллее
и жизнь тускнеет и страданье
переполняет мирозданье

прославим сумерки в которых
все растворится без осадка
судьба в попреках и укорах
страна в неправедных поборах
среди руин правопорядка

прославим свет любви последней
в которую вся жизнь вместилась
любви что постояв в передней
ушла и с нами не простилась
пара

verses

сонет

все то что для других в другие дни
мелькает как подвижные узоры
в калейдоскопе как пустые споры
в кругу враждебной и глухой родни

теперь когда остались мы одни
к чему раздоры мелкие укоры
мертва надежда в ящике Пандоры
и пользы нет ногам от беготни

нет пользы мыслям от теченья их
нет смысла сердцу в частоте биенья
отрады нет в пейзаже за окном

под вечер делим скуку на двоих
что требует уменья и терпенья
прикрытых суетою и стыдом