Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

verses

***
И во дворе и на календаре - зима.
Холод цветет, чуть рассветет - сгущается тьма.
Коротки дни, ночи длинны, как чувство вины.
Люди больны, над собой не вольны в дебрях страны.
И, как всегда, как в иные года - чувство стыда.
В лужах декабрьских чернеет вода под корочкой льда.
Гитара, звени, мы с тобою одни, полночный романс.
Вспомнишь едва эти слова - снова впадаешь в транс.
Не говори, лучше бери за руку, обними,
Господи мой, этой зимой как остаться людьми?
Удастся ли мне не жаться к стене и не скользить по льду,
как стерпеть смогу, что город в снегу, а души - в аду?
Депрессия, грусть сильны, ну и пусть, или все это зря?
Встал на заре, а на календаре - первое декабря.
пара

verses

***
круговорот смерти в природе
круговорот сплетен в народе
не ходите дети в гости друг к другу
как все на свете ходите по кругу
днем в штанишках ночью в пижамках
после смерти в траурных рамках
ваши фамилии ваши портреты
на последней странице газеты
дома развалка на улице слякоть
плакать не надо не надо плакать
страна нас согреет порою летней
новой смертью и новой сплетней

***
ржавеет тускнеет ковер листвы
ветер воет увы увы
серый цвет ноябрьских небес
набирает свинцовый вес
похоронки с линни фронтовой
падают вместе с листвой
смертушка смертушка перестань
собирать ежедневную дань
была хрущевка третий этаж
сегодня окоп и блиндаж
во дворе в войнушки играл пострел
сегодня взят на прицел
вечная память не дольше дня
ужас берет меня
трясет хватает за воротник
ступай откуда возник
и я ухожу не зная куда
такие наши года

***
Продается дом с удобствами (во дворе).
Все удобств - деревянная будка с дырой,
крыса живет в дыре.
Смотрит снизу, как ты стоишь,
пускаешь в дыру струю.
Береги свой розовый бантик, малыш,
мужскую гордость свою.
Большая крыса - рыжий пацюк,
страшнее чем Страшный суд.
Одна надежда - наш дом продадут,
и крысе тогда - каюк.
Выгребную яму бетонном зальют,
чтобы крысу замуровать.
А в новом доме - новый уют,
тишь и благодать.
Ты ложишься в кровать, представляя с трудом,
как найти туалет в январе....
Среди сугробов - хороший дом
с удобствами (во дворе).
пара

verses

***
Привет, философ! Ты скажешь категорично
материя или сознание - что первично, а что вторично,
ты помнишь все, что сказал владимир ильич, но
все это теперь уже не имеет значенья.
В кладовке технички сложены старые флаги.
В музее, в пестром египетском саркофаге
спит вечно живое мумифицированное ученье.

Марксизм имел три источника и три составные части -
по моему это мысли, конспекты и страсти,
ученые дамы червово-бубновой масти,
жизнь, в которой все развивается по спирали.
Ибо смысл имеет лишь то, что от глаза сокрыто,
например, в кладовке - цинковое корыто,
в котором люди грязную совесть стирали.

Во многой мудрости не так уж много печали.
Страна гордилась доменными печами,
прокурорами, судьями, палачами,
подписными изданиями с одноцветными корешками,
колоннами и лепниной сталинских зданий,
еще - любите книгу, источник знаний,
еще картошка, ее покупают мешками.

Где учитель строг, там ученик прилежен.
На стенке лозунг "Коммунизм неизбежен".
Просит бури парус, бел и мятежен,
и буревестник летает между морем и облаками,
чайки стонут и глупый пингвин тело жирное прячет,
мчатся бесы, кони храпят, вьюга злится и плачет,
идет философ в тоге, окруженный учениками.

Проведем семинар - "мироздание как проблема",
отчетный доклад - "невежество как система",
впрочем, возможна любая другая тема,
кофе брейк - десять минут и опять нелепые речи,
что людям сужденья о базисе и надстройке?
И жизнь и любовь кончаются в той же койке.

Дерзай, философ! Прощай и - до новой встречи!

пара

заметки

Пишет Людмила Леонова :
"В конце 90-х, работая по программе Мемориала "Реабилитированные историей" в архивах КГБ, читала дело. " Бдительная комсомолка Лиза" просила "наши доблестные органы" обратить внимание на своего соседа, к которому ходят гости "не по-нашему одетые и слушают не нашу музыку". Обратили, расстреляли. Таких дел тьма."

Добавлю. У Лизы, вероятно, была семья и "правильно воспитанные дети. Внуки Лизы могут гордиться своей замечательной бабушкой и оплакивать СССР. У них есть это неотъемлемое позорное право.

И еще добавлю. Я жил в нескольких вариантах СССР. Сталинский не в счет - я прожил при нем два с половиной года. Но вот хрущевскую, брежневско-андроповско-черненковскую и горбачевскую модель СССР отлично помню и мог бы сказать - это были разные страны. С разной степенью жестокости и нелепого контроля за интеллектуальной жизнью страны.
Но все эти модели (не исключая горбачевскую) были объединены нелепой коммунистической идеологией,
бюрократически-номенклатурной властью, стремлением к экспансии и...
готовностью населения вернуться к самым жестоким периодам истории СССР и России.
И эта готовность к жестокости в РФ пережила коммунистическую идеологию.Не говоря уже о склонности власти к беззастенчивому вранью и готовности населения верить в эту ложь, верить, верить, верить..

пара

verses

Песня изгнания (венок восьмистиший)

***
это портреты чужих предков висят на стенах
учреждений в которые ты не вхож
боже сколько лиц беспощадных и беспочтенных
сколько свиноподобных раскормленных рож

на улицах все иначе суета и народ попроще
тут ты можешь ходить не встречая препон
но Боже тебя упаси в храм зайти или выйти на площадь
это портреты чужих святых взирают с икон

*
это портреты чужих святых взирают с икон
это чуждый огонь мерцает в чужих лампадах
тут молятся о негодяях - так испокон
веков повелось молиться о начальственных гадах

да тихое житие проживем в благочестии и чистоте
не считая дней не мечтая о переменах
слышишь звон комариный в бессмысленной пустоте
это чужая кровь шелестит в расширенных венах

*
это чужая кровь шелести в расширенных венах
и ты сам не свой и душа у тебя не своя
ты сам не знаешь мыслей своих сокровенных
черт тебя занес в эти глухие края

у него на рогах сомнений твоих пирамида
куда ни пойдешь презренье со всех сторон
нужно сжаться в комок нужно скрыться из вида
это чужая страна в ней правит чужой закон

*
это чужая страна в ней правит чужой закон
его десятой дорогой обходят местные судьи
в мантиях черных похожие на ворон
они уже не люди они орудья

даешь показания помнишь и сам не рад
закон не переупрямишь страну не переогромнишь
задворки ужасны но прекрасен фасад
и кто тебе виноват что предков своих не помнишь

*
и кто тебе виноват что предков своих не помнишь
что фотоальбомы оставлены в бывшем твоем дому
во сне дрожишь кричишь или громко стонешь
утром заходишь в ванную словно в тюрьму

в газете видишь лишь пустоты цензуры
в текстах не ставишь ни точек ни запятых
и кто не заметит что ты отродье чужой культуры
и кто виноват что не почитаешь своих святых

*
и кто виноват, что не почитаешь своих святых
что общину своих земляков ни во что не ставишь
лукавые мысли уже улочек извитых
ты не перед другими ты сам с собою лукавишь

ты думаешь на чужбине каждый сам по себе
как ни гнись перед хозяином - себя не переломишь
это чужая страна прошлась по твоей судьбе
это чужая страна и закон не придет на помощь

*
это чужая страна и закон не придет на помощь
говоришь на их языке но думаешь на своем
ты неизвестен - себя с собою не познакомишь
придется век доживать с самим собою вдвоем

тебя приютили здесь будь благодарен сука
черный среди цветных старец меж молодых
никто к тебе не придет не вломится в дом без стука
а если придет то ногою ударит в дых

**
это портреты чужих предков висят на стенах
это портреты чужих святых взирают с икон
это чужая кровь шелестит в расширенных венах
это чужая страна в ней правит чужой закон

и кто тебе виноват что предков своих не помнишь
и кто виноват что не почитаешь своих святых
это чужая страна и закон не придет на помощь
а если придет то ногою ударит в дых

пара

verses

***

Творенья старого поэта,
проснувшегося до рассвета,
когда в саду густой туман
росою падает на землю...
О чем ты шепчешь? я не внемлю.
Старик - ты гений, я - профан.

Что мне рифмованные строки,
кто мне нелепые пророки
с нечесаною сединой,
как сжиться мне с твоим страданьем,
с твоим последним назиданьем,
переселяясь в мир иной?

Старик, прости, я сам не молод,
весь переломан, перемолот,
смешной изгой в своем дому,
пристыжен веком и обижен,
я сам не чесан и не стрижен,
живу, гнию не по уму.

Живу, гнию, сомненья прячу,
как в магазине недостачу
прикрыть пытается ловкач,
но суд идет - смешны попытки,
на выход, собирай пожитки,
и кто тебе, больному, врач?

Я сам - безродный, сам - калека,
из девятнадцатого века
листаю стихотворный том,
и милый ямб четырехстопный,
четвероногий, расторопный
звучит в мозгу моем пустом.

Есть в осени первоначальной
простор твоей строке прощальной,
и я, послушный книгочей,
лишь отзвук или отсвет, эхо,
твой раб, несчастный неумеха.
Прощай же, свет моих очей!

***
Ни слова больше. Сомкнуты уста.
Вселенная, как голова, пуста.
И мысль мимолетную с утра
затягивает черная дыра.
Читаю стих: пора, мой друг, пора.
пора, мой друг - ни пуха, ни пера.
пора туда, неведомо куда,
гудят над головою провода,
взлетают птицы с опустевших крон,
и на душе - как после похорон.
И думаешь - была же синева,
дни теплые и теплые слова,
и море, и неспешная волна,
Вселенная тогда была полна.
И я был весел и не знал, дурак,
что вдалеке загустевает мрак.

пара

verses

крутятся катятся вертятся жернова
машет крыльями мельница сказочка не нова
страна тюльпанов или страна гробов
бугристых затылков и невысоких лбов
все берешь трудолюбием крепчаешь задним умом
источник силы находишь в себе самом
потянешь воздух носом и зажимаешь нос
хорошая травка в гильзах для папирос
все идут по широкой никто по узкой тропе
ангел хранитель ищет лицо в толпе
ищет свищет найдет и находке не рад
на груди мерзавца не счесть высоких наград
под кителем татуировка орел несущий змею
машет крыльями мельница баюкает жизнь мою
пара

verses

***
Выйдешь на улицу - пахнет осенней гарью.
Темнеет рано - больно дни коротки.
Вернешься домой - столкнешься с хвостатой тварью,
выгибающей спину, выпускающей коготки.

Гуляешь в парке - топчешь багряное злато
падшей листвы, и нжишься на ветру.
Навестишь могилку исчезнувшего собрата
и слышишь голос Божий - а Я никогда не умру.

***
и еще видел я такую тщету:
место закона, а там воровской сходняк.
частная собственность празднует общую нищету.
властитель что кучер гоняет нас, как коняк.
место правды, а там воцарилась ложь,
называет себя постправдой и водит на поводу.
история спит, и ты ее не тревожь:
пусть спит нагая пьянчужка у всех на виду.
и еще я видел тьму, поскольку ослеп.
и слушал свою тишину, поскольку оглох.
думал, что это мой дом, но это был общий склеп.
такая тщета, и мир был не так уж плох.
пара

verses

Пословицы

Век живи, век учись, дураком умрешь.
Дату не вспомнишь, слова не разберешь.
Голод не тетка - не угостит пирожком.
Близко Москва, да не дойдешь пешком.
А хотелось бы локоть куснуть и прыгнуть повыше лба,
сесть в чужие сани, да, видать, не судьба.
Лучше подставить подножку, чем подставлять плечо.
Пусть железо остынет, было б желание горячо!
У чекиста должны быть чистые руки, холодная голова,
чтобы врага народа довести до расстрельного рва,
у лжи ноги коротки, жаль, что руки длинны.
Век воюй, век грейся на пышной груди у войны.
Лучше криво, чем прямо, лучше прямо, чем наискосок.
В губы сосок лучше, чем пуля в висок.
Пусть будут помыслы низки, был бы жребий высок.