Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

verses

***

Сидел за письменным столом,
по телефону говорил,
на стенке вывесил диплом,
что захотел - то сотворил,
копил деньгу, служил врагу,
шпионил в дружеском кругу.

И круг распался по частям.
И враг окреп и стал свиреп.
И ты привык к дурным вестям,
и стал бессилен и нелеп.
И ты не то, чтобы злодей,
а просто - худший из людей.
пара

verses

***
песня нет никогда не кончаются школьные годы
система координат игрек и мистер икс
волк коза и капуста ждут перевозчика через черные воды
ничего что река подземная и называется Стикс
учили учили и учат стареющего человека
чтобы в конце концов он смог понять и сумел
волка козу и капусту перевезти через реку
так чтоб все друг друга забыли и никто никого не съел
пара

заметки

В свое время недостаточные знания в области научного коммунизма стоили Люсе красного диплома. Госэкзамен по этой дисциплине она сдала на «хорошо».

Мне в голову пришла идея: написать ректору Университета официальное заявление, ну, типа, в связи с отсутствием научного коммунизма как научной дисциплины, прошу пересмотреть решение государственной комиссии и выдать мне диплом с отличием.

Интересно было бы узнать, что ответит ректор. Вся беда, что на официальный запрос следует дать официальный ответ. Ректор был бы поставлен в тупик. С одной стороны, пересматривать решение ГЭК многолетней давности нельзя. С другой, коммунизм действительно оказался не вполне научным. Какая могла бы быть формулировка?

Ну, например: в связи с тем, что на момент сдачи Вами экзамена, коммунизм еще был научным… входил в программу… определял мировоззрение… считался необходимым для успешной работы преподавателя иностранных языков… отказать.

Или написал бы честно: Ну что вы ко мне прицепились?

Это только предположение. Не стала Люся писать заявления. Правильно сделала. Она по природе не экспериментатор.

А кафедра та самая теперь носит название «Кафедры социальных наук». Тоже красиво.
пара

verses

Ницше

Так сказал Заратустра. Альзо Заратустра шпрах.
Но лучше бы он молчал. Богу милей пантомима.
Сестра ловкими пальцами что-то ищет в его штанах.
И наконец добирается до маленького интима.
Он прикрывает веки. Но подглядывает из-под век.
В конце концов родство - удовольствию не помеха.
И тут начинает смеяться Сверхчеловек.
и обоим становится страшно от этого смеха.

Ломоносов

Из жадины-немца государыних денег не выбить.
Марбург тесен - ни погулять, ни выпить.
Изучай минералы. Хвалебные оды пиши.
Сравнивай ясное солнце с ужасной громадой,
строчку спустя его же - с пресветлой лампадой.
О величии Божьем размышляй в бессонной тиши.

Что немцу здорово, русскому если не смерть, то скука.
Опять же не погуляешь. Вместо выпивки тут наука.
Вместо пьяной удали - скучный трезвый расчет.
Свеча догорает. За окном - непроглядно.
Сон не идет. Хоть звезды считай. Да ладно!
Сиди во тьме и слушай, как время течет.

Время течет, жидкости всякой подобно.
Сообщающиеся сосуды мы изучим подробно:
в сообщающихся людях устанавливается на одном
уровне время, давлению не поддается,
осмыслению не поддается, видно придется
его, как мертвое тело, белым накрыть полотном.

Хороши города немецкие в окруженье предгорий.
Но нет ни забавных историй, ни славных викторий.
Все делают то, что думают, а мысль не поймать во тьме.
В общем - горное дело в мудреной книге.
В нем смысла не больше, чем в сохе и мотыге.
Колокол звонит к мессе. Замок стоит на холме.
И никогда не узнает учитель жадный,
как ни напрягай он свой разум хладный,
какая дрянь закипает в горячем русском уме.

Шут

В трагедиях Шут всегда сопровождал владык.
Веселил, конечно, но иногда - пугал.
Прыгал, звенел бубенчиками, издавал немыслимый крик,
кривлялся, крутился волчком, строить и жить помогал.
В целом Шут жил неплохо. Не для него нищета.
Ангел ему не хранитель, и черт - не брат.
Гамлет стоит на кладбище, держит череп шута.
Говорит: Бедный Йорик! Но Йорик и в смерти богат.

***
Нам и заповеди не указ, нам и потоп не страшен.
Мир нам не дорог, а война - мать родна.
Мы можем построить сто вавилонских башен.
Мы спускаемся в батискафе глубоко - до самого дна.
Мы презираем праведника, восхищаясь злодеем.
Разум нам заменяют банковские счета.
Мы ничего не знаем, но все - умеем.
Вот какие мы молодцы! Людям прошлого - не чета.
Мы любим женщин, но помним, что мы - мужчины.
Мы знаем, что секс приятен, но не стоит наших трудов.
И по ночам ревут прекрасные чудовищные машины,
проносясь с запрещенной скоростью по улицам городов.

***
с этим учился в школе с этим ходил на море
этот умер а с этим три года в ссоре
с этим лузгал семечки на газете расстеленной на столе
он тридцать лет живет на святой земле
тут был врачом там работал завхозом
привык к жаре как в пермском краю к морозам
раза два звонил три письма написал когда
я лежал в больнице инфаркт небольшая беда
не все ли равно где лежишь дома или в палате
в палате не думаешь о политике и зарплате
потолок был белый без трещин сосед горевал
вспоминая женщин которых он прежде знал
к нему приходила жена рядом сидела плача
а он вспоминал что в подвале играет чача
литров семьдесят мне был понятен итог
он выпьет свои сто грамм переступив порог
с этой мы флиртовали а с этой ну в целом понятно
вторая мне снилась недавно что-то шептала невнятно
я слышал голос не разбирая слова
все равно она уже лет пятнадцать мертва
так разбирают архив так демонтируют горе
с этим учился в школе с этим ходил на море
заплывал до буйка наглотавшись соленой воды
играли в балду но я был хуже балды
что было с тем и с этим что было с той и с этой
в старой Одессе насквозь и насмерть прогретой
что было со мной у них должно быть совсем не то
что я вспоминаю не вспомнит больше никто
пара

verses

***
на дне реки невидимая коряга
на нее наткнувшись лодка тонет торжественнее "Варяга"
услужливый водоворот тянет на дно рыбака
тони дружок чувствуй себя как дома
превращайся в сома и как твоя сома
живи покуда тебя не вытащат за бока
твои же односельчане им никого не жалко
хорошая хоть и смертельная вещь рыбалка
раз в двести лет на крючок попадется русалка
раз в триста лет водяной попадется в сеть
на новый год покажут его на голубом экране
но меня занимает больше судьба тарани
быть просоленной и блестя чешуей висеть
как отражение церкви вниз куполами
с подводными значит беззвучными колоколами
с дьячком антиподом читающим по рыбам псалтырь
по рыбаку чью лодку сгубила коряга
и он говорят превратился в сома бедняга
а был хороший мужик грамотный и богатырь

***
Что вы ходили смотреть в пустыню? Тростинку ли на ветру?
Росинку ли, что иссушает солнечный луч поутру?
Нет, вам был нужен пророк, и более чем пророк,
тот, для кого буря гнева - как утренний ветерок.
Пришли так смотрите - взлохмаченный и седой,
с длинной, не знавшей гребня, спутанной бородой,
со словами о том, что при корне древа лежит топор,
но это дерево не срублено до сих пор.
Тот, для кого нет ни холода, ни тепла,
кто выгребает горький мед из гнилого дупла,
кто сушит на камне кузнечиков- вечерняя снедь.
Скоро его обезглавят, но это еще не смерть.
Операция "буря в пустыне". Посланы вглубь войска.
Но было сказано - не упадет ни волоска.
Не упадет с головы без Бога волос единый твой.
Разве что - с головой. Разве что - с головой .

***
Странно - холодный март, а я вспоминаю пляжный
сезон, бутылки пива зарыты во влажный
песок у самой кромки не слишком прохладной воды.
Идешь вдоль бутылок - в песке оставляешь следы.
пятипалые - наши, рядом с трехпалыми - чаек.
Вода не слишком прозрачна - не видно стаек
мальков, снующих туда-сюда,
но должны же быть рыбки там, где морская вода.
Плывет вдоль берега довоенный пароходик "Капелла".
Эта капелла петь не умела, но громко гудела.
Она была как большая, рында, каюты, салон.
Даже у касс билетных была пара колонн.
Банка с салатом, в салат воткнута вилка.
Боря выйди с моря - была такая дразнилка.
Я вышел из моря, скорее всего - навсегда.
Но должен быть Боря с моря, если есть морская вода.

***
Натан и Гала из Ленинграда
гостят у родственников в Одессе.
Скучают. Ходят на пляж "Отрада".
Она заметно прибавила в весе.

Он ходит на лодке ловить ставридку,
жаль, улов минимален.
Раз в неделю сыну посылают открытку,
но сын одинок и печален.

Он еще не знает, что будет учиться
в Нью Йоркском колледже вскоре.
Он думает, что на замке граница,
что край света - Балтийское море.
Над Дворцовой площадью - колесница
в небесном летнем просторе.

Судьба квадригу уже распрягала,
Но этого люди не замечали.
А в Одессе гуляли Натан и Гала
без умысла и печали.

***
где были лиманы остаются солончаки
на красноватой земле белый налет соляной
где была мирная жизнь остаются лишь смельчаки
и несчастные дети воспитанные войной

и куда подевались эти в шляпах или в очках
книга за книгой учебник родная речь
марсианская травка растет на солончаках
лишь она одна поставлена соленую землю стеречь

линия моря как линия фронта отдаленный прибой
песчаный пляж в двадцати минутах ходьбы
а отсюда вода ушла и рыбу взяла с собой
для рыбы уплыть все равно что убежать от судьбы

мы тоже были такими каждый чешуею покрыт
кольчуг и доспехов в дикой приморской степи
тысячи жадных старух сидят у разбитых корыт
тысячи псов цепных готовы сорваться с цепи

в начальную школу войны приходят друзья новички
им бреют головы вместе с мозговою корой
под каблуками сапог хрустят мальчишеские очки
последние мысли о смерти по команде становятся в строй
пара

verses

***
нет-нет да и прочтешь о параллельной вселенной
где время навстречу нашему идет в обратном порядке
вспоминаешь что у Творца в запасе много селений
много обителей вечность времени сроки кратки
в актовом зале кадка наверное из под солений
почти пластмассовый фикус торчит из кадки

училка астрономичка с рулоном звездная карта
где зодиак расставил свои бессмертные знаки
она довольна скоро праздник восьмого марта
у отца народов обителей много но все больше бараки
доска чернее ночи мел наклонная парта
на уроках скука дома склоки на переменах драки

обители обитатели словно очки в футляре
или килька в томате или глава в романе
или иголка в стогу или курица в кляре
или монетка из прошлого в дырявом кармане
или бутылки полупустые в домашнем баре
или страна-неряха в одном пятилетнем плане

мы не видели смысла наверное плохо смотрели
мы не нашли удачу видно плохо искали
земля в авоське меридианы и параллели
танцуют все е-е-е хали-гали
все стреляли в тире в подвале и всегда мимо цели
трудно всегда ошибаться хорошо что нам помогали

***
жили тихо и мирно под полувоенным режимом.
писали по клеточкам-прописям с наклоном, с нажимом,
с потопом, прихлопом, с барином да с холопом,
на буденовских жеребцах скакали галопом.
а писали чернилами из настольных приборов,
никому не решались показывать норов,
снимали школьную форму, военную надевали,
смывались из клуба покуда в морду не надавали.
а писали по прописям, так теперь не умеют, суки,
пишут так, что наши учителя выломали б им руки,
валили б на землю и сапогами пинали
так, чтоб лежали в гробу тихо, как ручки в пенале,
нет не кончаются школьные годы, прикольные гады,
ежегодно последний звонок, на девятое мая парады,
на великий октябрь гвоздики, на восьмое марта мимозы,
и в заключение секс, как всегда, не меняя позы.
Не меняя прозы жизни, не изменяя отчизне,
ужимаясь в расходах, ужасаясь дороговизне,
протаптывая тропинку от роддома прямиком до погоста.
а писали с нажимом, с наклоном - заглядение просто.
пара

2018

Все подводят итоги уходящего года. Попробую это сделать и я.

1.Мне удалось прожить 68 год своей жизни, что уже само по себе достижение.
2.Путем нечеловеческих усилий нам удалось приблизить свои жилищные условия к санитарной норме.
3. У меня вышло две книги - "Одесская Интеллигенция" (Фолио, 2018) и перевод "Семейного Архива" на чешский язык. Издание двуязычное и очень красивое. Кроме того было несколько публикаций в ведущих журналах. К сожалению, работа "Журнального зала", где можно проследить за своими и чужими публикациями в конце года остановлена.
4. Я прочел много лекций - в Киеве, в КИСПП, и в Одессе в институте им. Моисея Вульфа. Это курсы по истории психологии, теориям личности, основам психиатрии и наркологии, психологии бессознательного. Прочел несколько популярных лекций в Киеве, после многолетнего перерыва провел два киноклуба... Про себя отметил годовщину своей новой работы - ректора КИСПП.
5.Сделал стихотворное переложение Великого покаянного канона св. Андрея Критского. Первые две песни канона опубликованы в журнале "Новый берег", Первая песнь выложена на "Предании.ру". Думаю, это одна из наиболее значительных моих переводческих работ. В двух церквях Американской православной церкви мое переложение читалось на Мариином стоянии.
6. Регулярно писал публицистические колонки на русском и украинском языках.
7. Подготовил несколько рукописей для издания в будущем году - получится ли - не от меня зависит.
8. Часто был разочарован, иногда - депрессивен, но и счастлив, за что спасибо моей Люсе.
Кажется, все.
пара

verses

***
детские подковырки ты за луну или
за солнце причем тут пузатый японец или страна советов
скажи пять дурак ты опять или тебя просили
выйти во двор двое с носилками и один с лопатой
бабушка с пенсией папа с куцей зарплатой
училка с набором обязательный школьных предметов
скажи семь дурак ты совсем и я не умнее барана
после уроков в школу приведут ветерана
у него паркинсон старость опасная штука
но старику это в радость а детям будет наука
скажи три сопли утри но цифры не виноваты
скоро новый год привет дед мороз борода из ваты
стандартный подарок конфеты в кулечке из целофана
малолетний болван дразнит другого болвана
пара

verses

***
ломоть отрезанный опущенных территорий
объемистый том нищеты и криминальных историй
все как будто бы все непризнанно все пока
корабль истории развалился остался остов
материк затонул остался маленький остров
который себя считает частью материка
улиц нет есть бульвары и есть проспекты
церкви нет есть дом молельный какой-то секты
начальная школа лицей техникум изменил
скромный титул на звание универа
коммунизм не наступил на в людях осталась вера
у мужчин есть желанье но нету сил
я провел там когда-то малый отрезок детства
там был голод но не было людоедства
свинью не резали а стреляли недавно была война
товарищ сталин надеждой был и опорой
по брусчатке гремела карета помощи скорой
но страна уже была безнадежно больна

***
Прадеды! Что вам оставили ваши деды
кроме фамилий? Сойферы, меламеды,
кохены-коганы, леви и левиты
иудейскими древностями, словно славой увиты.
Что в сравнении с вами маленький человечек,
несущий в паспорте имя одного из еврейских местечек,
бердичевские, бродские, каневские, кто откуда
уехал, куда приехал в ожидании чуда -
где на чужбине можно себя почувствовать дома,
вековая мечта - торговать и не бояться погрома.
Город в черте оседлости пусть немного, но все же, все же,
почетнее, чем местечко. И смертное ложе
в городской квартире удобнее, чем в лачуге,
где живые и мертвые теснятся почти друг на друге.
Привет - варшавские и одессеры, и херсонские - не забудем,
что мы пришельцы и странники, ненавистные местным людям.
что наши бледные горбоносые лица
хорошо рифмуются со словом "переселиться".

***
Возьмем нашу жизнь и китайскую черную тушь.
Зальем, полюбуемся на расплывшееся пятно.
Уедем из города. Заберемся в какую-то глушь.
Раз в месяц завозят хлеб. Раз в неделю в клубе кино.

Сентябрь сгоняет напрочь летний загар.
Ночи будут бессонными просто смотри в потолок.
Под потолком пищит одинокий комар.
Паук-крестовик паутиной заткал уголок.

Чуть рассвет - оденешься наспех, пойдешь к реке.
Играет рыба - подпрыгнет и с плеском уходит вглубь.
Полоса рассвета, как проба пирке на руке.
Пространство чахоточно, как его ни голубь.

А все-таки тут не город. Редко автомобиль
прорычит, и, закашлявшись, замолкает мотор.
И ветер гонит по тракту высокую пыль.
И ангелы с Богом неспешно ведут разговор.

Письмо в Австралию

Ю.М.

На головы всех поэтов не напасешься корон.
На ладони воды лежит маленький материк.
Океан это тоже море, только со всех сторон.
Никто не скажет тебе - как поживаешь, старик?
А в юности говорили. И не в обиду нам.
Море было влажным, вино - сухим.
Как-то мы притерлись к послесталинским временам.
И время нас стерло ластиком школьным своим.
Стерло, как двойку в тетради,с лица листа,
омыло волной океанской - все равно что морской.
В древней Руси вместо бумаги была береста.
И суета святых вместо грязи мирской.
Мы тоже были какими-то. Нам был отмерен срок.
Мы выросли из него в какой-то новый предел.
Мы сжались в пробелы между газетных строк.
наш строй поседел. а потом- увы- поредел.
Все приметы сбываются - ни одна не к добру.
Не напасешься терпенья на злобу дня.
Кто мчится, кто скачет? Почтальон-кенгуру
в толстой сумке несет запоздалый привет от меня.

***
на подлодке времени
плаванье в палеозой
знак созвездия рыб на темени
каменеет взгляд бирюзой
осьминожки- холоднокровки
и прочие существа
цвет меняют для маскировки
или просто из озорства
у них впереди эпохи
учиться менять цвета
а дела человека плохи
все усилья его тщета
нет чтоб вчера был черен
а сегодня стал бел
разве что стал покорен
разве что поседел
добыл звезду на погоны
после еще одну
огромные скорпионы
ползут по морскому дну

***
О, Родина! Твой лиходей
был полон прекрасных идей,
любил эту землю за скудость.
Пророчество темных владык
хватало его за кадык
и тихо шептало: "Я сбудусь,
я знаю - чужие войска
войдут, словно в душу тоска
с тяжелой сердечною болью.
Ты скажешь - видать , не судьба.
Вот, сукам выносят хлеба
с чистейшей поваренной солью".

Так будет потом. А пока
по небу плывут облака,
подкрашены тихим закатом.
И сосны шумят на ветру,
и гибель красна на миру,
в обнимку с солдатом-собратом.
Стоит часовой на посту.
Монашек идет ко Христу,
в пути спотыкаясь о черта.
Дымит заводская труба..
Хихикает злая судьба.
И вечность из памяти стерта.