Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

тогда

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

пара

verses

***
Застройщик не возится со старьем.
Застройщик водится с жульем и ворьем.

А старье - да гори оно синим.
Площадку нам расчищай.
Еще дровишек подкинем -
девятнадцатый век, прощай.
Мы живем в лихом двадцать первом.
Нам до фени особняки.
Захотели лепнины - а хер вам.
Ставим спичечные коробки.
Ставим рядом - почти вплотную.
Ставим рядом - не в склад и не в ряд.
Пусть под старую песню блатную
развалюхи-дома горят.
Пусть горят со своими изысками,
с чугунными масками львов.
С дворовыми одесскими кисками.
Что поделать - жребий таков.

Да конечно - тут дело случая,
и не всякий пожар - поджог.
Но страшна разруха ползучая.
подползет - так избави Бог!
Что ей совесть и чувство долга.
Что ей страны и города.
Здесь она прописалась надолго,
хоть надеюсь - не навсегда.

Поговорки

Красно яблоко, да черно внутри.
Не смоешь кровь, сколько руки не три.
Раздавишь вошь, а сам - для чего живешь?
Пропади все пропадом - остальное - огнем гори.
Ножками топ-топ-топ, после нас- хоть потоп.
С нами - Бог, Он не слишком строг.
В чистом поле - лох, что чертополох.
Человек на холме не в своем уме.
Да и мы поем о чужом своем.
На чужой роток есть кляпов пяток.
Не погибнув не прорастет зерно.
Красно яблоко, да внутри - черно.

пара

verses

Ода краеведу

1.
Пока стоял на месте дом,
ты замечал его с трудом,
ты проходил, приятель, мимо,
порою много раз по дню -
нелепо то, что ныне зримо,
живет, перед тобой мелькая,
идешь в кабак, предпочитая
традиционное меню.
2
Но вот - назначен дом под снос.
Опасно в это дело нос
совать - застройщик все застроит,
ему перечить смысла нет.
Застройщик землю рылом роет,
уже добыты все бумаги,
не хватит городу отваги,
а почему - большой секрет.
3.
И вот - стоит огромный кран.
На месте дома - котлован.
залит бетон и вбиты сваи.
и вскоре стены возведут.
Кричат ворон голодных стаи.
И ты, идя в кабак обедать,
решаешь, что пора поведать
о том, что раньше было тут.
4.
Кто жил в квартире номер шесть?
На этот счет догадка есть,
пройдоха - поискать, пьянчужка,
возможно, содержал бордель,
и бандерша - его подружка,
когда их бизнес шел к закату
ввела повышенную плату
для всех, подсматривавших в щель.
5.
Так человек, покуда жив,
смешон, но если сдан в архив,
и жизнь его легла на полку
в картонной папке с номерком -
копай, ищи в стогу иголку,
Так! Он гимназию с отличьем
закончил, славен был двуличьем,
любил кататься с ветерком.
6.
Кто разрушает - он не вор,
нет, расчищает он простор
гипотезам и изысканьям.
Вот фото, и гляди - на нем
есть место сокрушенным зданьям,
умершим гражданам, каретам,
и сладко размышлять об этом,
и можно жить вчерашним днем.
пара

verses

***
ноги его когда-то ходили по пионерским тропам
ноздри его раздувались чуя запах дрянной столовки
у него внутри автомат газировка с сиропом
три копейки в щель а стакана нет и нет газировки
сперли стакан простые советские суки
хороший граненый не для воды был создан
придушил бы всех жаль что коротки руки
жаль что их гороскоп сочинен по кремлевским звездам
жаль что нищая старость жаль что осенний холод
жаль что жизнь хороша но в кармане дыры
жаль что может уснуть спокойно любимый город
и не видит во сне ни тебя ни твоей убитой квартиры
пара

verses

***
Под светлой сенью сада,
под круглыми часами,
в слова играть не надо -
слова играют сами.

Всей полнотой созвучий,
и всей гремучей смесью,
под летней грозной тучей,
под зимней снежной взвесью.

Всей радугой наречий,
всей силою глагольной,
всей болью человечьей,
всей медью колокольной.

Всем щелканьем и трелью -
бессмертным гамом птичьим,
над люлькой, над купелью,
над царственным величьем.

Над нищетою мелкой
одесской коммуналки,
больничною сиделкой,
учебой из под палки,

Над тишиною склепа,
в котором мир положен.
Игра в слова - нелепа.
И выигрыш - невозможен.