Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Category:

Эссе 2006 года. Так.

ХВАЛА И ХУЛА
(История боготворчества и богоборчества в масштабах
отдельно взятой страны)



...
Эта статья –с одной стороны запоздавшее на десятилетия школьное
сочинение на тему "Образ Ленина в советской поэзии".
С другой – небольшой психологический анализ фольклора семидесятых-
восьмидесятых годов – анекдотов о великом вожде мирового пролетариата.
Первая тема воистину неисчерпаемая! Профессиональные литераторы страны победившего социализма упражнялись в прославлении великого вождя на протяжении почти семидесяти лет. Исписаны тонны бумаги. А уж тиражи... Это были стихи и поэмы различного профессионального уровня. Некоторые авторы проникновенных строк об Ильиче ныне - во главе антикоммунистического, демократического и националистического движений. Но моя задача - не испортить этим людям настроение, напомнив им о "темном коммунистическом
прошлом". Эта статья носит скорее "околобогословский" и
психологический характер, мне хочется проследить как литераторы
стремились приписать человеку в кепке, с бородкой клинышком основные
атрибуты Божества... Еще Бердяев говорил о марксизме, как о религиозном учении, разновидности идолопоклонства, со своими пророками, мучениками, святыми мощами и ритуалами. Феномен коммунистической поэзии может быть понят исключительно в контексте религиозного сознания: это гимнарий некоего вселенского антихрама, одновременно величественного и вульгарного...

Вторая часть этой статьи – история богоборчества, история осквернения и профанации «святого имени» Ильича, совершенных во время величайшего официального прославления его имени – в год столетия со дня рождения Володи Ульянова.

Стихи о которых мы пишем, как правило, ужасны. Анекдоты, которые вспоминаем –
не слишком смешны. История рождения и гибели нового божества тоже не смешна и внушает мне ужас.

И еще одно – ни хвала, ни хула не имела особого отношения к самому человеку –
разбитому параличом, разочарованному в своем деле и своих соратниках, лишенного
дара речи, которым он так жестоко злоупотреблял во время своей жизни. Это феномен общественного сознания – больного или просто – несчастного.

СОВЕРШЕНСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО

Концепция человеческого совершенства во Христе нашла уродливое перевоплощение в строках о "самом человечном человеке". "Мы хороним самого земного изо всех прошедших по земле людей"
(В.Маяковский). Но природа "земного" в Ленине по Маяковскому
не та, что у простых смертных. Поэт, довольно хорошо знакомый с традиционным православным богословием, (в ранние поэмы он включал не только тексты, но и ноты (!) православных песнопений), быть может, бессознательно привносил в свою поэму сложнейшние богословские доктрины, о которых спорили сотни епископов на Вселенских Соборах. "Землю всю охватывая разом,
видел то, что временем сокрыто". Ленинскому познанию воистину
нет предела - "он в черепе сотней губерний ворочал, людей
носил до миллиардов полутора, он взвешивал мир в течение
ночи". Даже его смерть "безгранична" (Владимир Маяковский). Его смерть – это возрождение для новой, вечной жизни – именно после смерти он и стал «живее всех живых». На эти строки можно посмотреть и иначе – остальные живые были мертвее мертвого.

Ленин всеведущ. "На все вопросы отвечает Ленин" (Андрей Вознесенский). "Если
всю мудрость мудрейших соединить, и на число звезд это
умножить, то все же не получится мудрости великого Ленина"
(Павел Васильев).

Анекдоты семидесятых подчеркивали «человечность» Ильича в самом что ни на есть раблезианском духе. Испражнения и секс – вот основная тема этого типа анекдотов о великом вожде. Старый большевик вспоминает о том, как он мочился рядом с Ильичем. «Но даже это он делал по особому. Гениально! Просто! Человечно!»
Или – выходит Ленин из сортира и спрашивает: «Кто здесь был до меня?» Ему отвечают – «Лев Толстой». «Какая глыбища! Какой матерый человечище!» – говорит Ильич. Это и впрямь цитата из Ленина о Толстом. Вот только «глыбища» превращается в непристойную брань. Психологи называют подобные анекдоты «анальными». Или еще один пример – Горький предлагает Ильичу поехать по Волге,
по проституткам. «Именно, батенька, именно! А политическую проститутку Троцкого с собой не возьмем»


ВЕЧЕН И БЕССМЕРТЕН

Блестящую вереницу цитат, несомненно должно открыть знаменитое
"Ленин и теперь живее всех живых" (Владимир Маяковский). Все
прочие писали поплоше: "Великий сын всего народа вовеки Ленин
не умрет" (Барон Боциев); "Но встать с твоим рожденьем рядом
смерть не посмеет никогда" (Хута Берулава); "Что вечность?
Жить ей было б нечем, не будь бессмертия его" (Владимир
Туркин).

И на этот тезис отвечает быть может один из самых удачных анекдотов «Ленинского»
цикла. Идет Рабинович с женой по Петрограду, читает плакат «Ленин умер, но дело
его живет». «Ах какая жалость! - говорит Рабинович, - какой хороший человек! Лучше бы он жил, а его дело умерло!»

И еще один анекдот о посмертной жизни Ленина. Одесская мебельная фабрика выпустила трехспальную кровать – «Ленин с нами».


БЛАГОДАТЬ ЧЕРЕЗ ПРИОБЩЕНИЕ

Кто слышал Ленина - обретает безграничное знание. Не
обязательно ПОНЯТЬ СМЫСЛ РЕЧИ, для обретения благодати
достаточно феномена ПРИСУТСТВИЯ: " Я знал рабочего. Он был
безграмотный. Не разжевал даже азбуки соль. Но он слышал, как
говорил Ленин , и он знал - все". Вот оно - массовое
приобщение к благодати через прикосновение: "Бился о Ленина
темный класс, тек от него в просветленье" (Владимир
Маяковский). "Он слышал Ленина, он видел Ленина" и теперь
"идет по свету с головою поднятой, весь озарен улыбкой Ильича"
(Рыгор Барадулин).

И тут эхом прозвучали анекдоты. Их смысл был таков – не всякий, слышавший Ленина был преображен и восхищен. На встречу с пионерами пригласили человека, который своими глазами видел Ильича. Он рассказывает: «Стоим мы с есаулом, значица, вижу – идет. Бородка сбрита, кепка на лоб надвинута, воротник поднят, а я его сразу признал. Ваше благородие, говорю, так это ж Ленин! Хватайте его! Та куда там! Как заяц убежал, только его на броневике и видели…»


И СВЕТ ВО ТЬМЕ СВЕТИТ

Отождествление высокочтимого объекта со светом - один из
излюбленных поэтических приемов ленинославцев. Александр
Коваленков называет свое ленинское стихотворение "Вечный
свет". "Светом животворного луча в наших душах он всегда"
(Изим Искандеров); Ленин - "дыханье обновленной жизни и дня
немеркнущего свет!" (Барон Боциев); "Пришел он, горы
раздвигая, подобный солнечным лучам... Но солнце только днем
сияет, а Ленин вечно светит нам" (Фазил Абдужалипов);
"Жизненным светом наполнен до края... Ленин и свет воедино
слились...Ленин родной над морской волною в образе света
встает предо мной" (Григол Абашидзе)

Впрочем, ленинский свет часто выступает в виде обычной электрической «лампочки Ильича». И выражение «Мне все до лампочки Ильича» выражает отношение остряков семидесятников к немеркнущему свету ленинских идей… А вот и более грубая загадка по теме: « Что делать, если Ильичу поставить фонарь под глазом?» «Ничего. Дорога к коммунизму станет светлее»


ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ....


"Тот знает то имя, тот помнит то имя, тот верит в то имя,
простое и вечное имя ЛЕНИН" ( Лев Квитко); "Но имя огненное
ЛЕНИН как солнце будет вечно жить" (Михаил Герасимов); "И, как
солнце над землею нашей, вечно имя Ленина горит" (Емилиан
Буков); "Земля! зеленая планета! Твое величье - имя это"
(Валерий Брюсов); "Я имя близкое для всех разноязычных уст...
произношу всегда с волненьем чувств, и мой восторг пред чудом
неизменен: "Вла-ди-мир Ле-нин" (Йоханнес Барбарус)

Огромное количество анекдотов, слышанных мною, преследуют одну «великую цель» – осквернение имени Ленина. Самое главное это «упоминание Ленина всуе». Вот пример. Объявление в метро: «Станция имени Ленина. Переход на станцию имени Ленина и имени Ленина. Осторожно, двери закрываются! Следующая станция – имени Ленина». Или еще – анекдоты о «юбилейной продукции» – пиво «Ленин в Разливе», торт «на здоровье Ильичу» – шоколадный бюст Ленина в натуральную величину,
Ходики «Время работает на Коммунизм» – каждый час выскакивает Ленин и говорит «ку-ку». И, поалуй, самый лучший образец – «В связи с пятидесятилетием со дня учреждения ордена Ленина наградить орден Ленина орденом Ленина»




СЛАВА ТЕБЕ, СОТВОРИВШЕМУ ВСЯ!


Метафора, превращающая Ильича в творца природы, демиурга,
пожалуй, покажется слишком смелой. И тем не менее муза с
партбилетом (взносы уплачены на вечность вперед) склоняется
над плечом вдохновенного пиита, диктуя: "Ты ведь знаешь, что
наша весна этой мудрой рукою чудесной для Отчизны твоей
создана" (рука - Ленина, стихи - Карло Каладзе); "И был
торжественно-печален Луны почетный караул" (Вера Имбер);
"Казалось, он принес сюда с собою большую связку солнечных
лучей" (Сергей Васильев); "Мне отец недаром в детстве говорил:
лето юкагирам Ленин подарил" (Упуро Адо); "Сколько светлых
дорог вокруг. Все пути, что тебе даны - это дело ленинских
рук!" (Токтогуп)


Скажи, папа, а правда, что мы все – дети Ленина? Правда, сынок!
И ты – сын Ленина? - Да, сынок. - А ты ведь говорил, что меня в капусте нашли!
- Так Ленин и нашел! – Но ведь дети все время рождаются! – А это потому что он, бедный все ходит и ищет, ходит и ищет…»

ТЕОФАНИЯ (ЯВЛЕНИЕ БОЖЕСТВА).

Явление Ильича народам всей земли - излюбленная тема поэтов
национальных окраин бывшей советской империи. Здесь простор
для цитирования особо широк. попытаюсь привести что-нибудь
позабавнее. К примеру - Леонид Лапцуй пишет:

За ним вторая движется упряжка -

в ней сам Ильич в одежде белоснежной,

он весь покрыт искристою порошей,

что на него летит с копыт оленьих...


Соболий капюшон назад откинут,

и пар столбом клубится от дыханья,

Ильич огромен, как скала седая,

весь небосклон собою заслонил он,

к нам сказочным явившись великаном.


И в солнечной Грузии, где Ильич сроду не бывал, народ его все
же видел, хотя и не в столь дивном обличье. "Я то видел его!
Очевидец я! Здесь мы голос ленинский слушали! Разве не был он
в каждой хижине.." (Георгий Леонидзе). "Он с нами! Он тебе
помог, счастливый молдаванин! Уж если хочешь знать, сынок, он
- наш односельчанин" (Петру Заднипру). "Значит Ленин
бессмертен в ауле моем, мы его аульчанином первым зовем
(Киримизе Жане). "И было детство розовым, как утро, и все ему
казалось нипочем, глазами он напоминал якута, а по отцу был
мальчик Ильичем" (Семен Данилов)

Мысль этих стихов – Ленин принадлежит всем национальностям. В менее торжественной форме, анекдот рассказывает о том, как «очевидец» штурма Зимнего рассказывает пионерам, как он лез по отвесной скале к Смольному, где только орлы летают, а Ильич сидит, поджав ноги в черкеске с серебряными газырями. Я говорю ему «Зимний взят!». А он мне – «вах-вах-вах, и што ты мне говоришь!»


ОТ СВЯТЫЯ ИКОНЫ ТВОЕЯ

Почитание портрета вождя и его отождествление с личностью,
преображение официального портрета в образ, икону впечатляюще
изобразил Владимир Маяковский, вступивший в диалог с
"фотографией на белой стене". Собственно, слова Маяковского не
молитва, а рапорт. Но сама идея молитвенного общения с
Первообразом через Образ восходит к Седьмому Вселенскому
Собору, утвердившему иконопочитание в противовес
иконоборчеству. Кстати, свои иконоборцы были и среди советских
поэтов - "Уберите Ленина с денег, так цена его велика!". Но
подобные призывы успеха не имели. Десятки поэтов продолжают
упорно общаться с изображением. "Я на портрет его смотрю,
подняв глаза, и говорю: - Наверно, хлопотен твой труд... Он
отвечает... (Лев Квитко). "Вновь гляжу на ленинский портрет,
словно вижу Ильича живого, взгляд его, лучей горячий свет,
наши души освещает снова" (Изим Искандеров); "Наверно нет в
России дома, где б не висел его портрет. Нам всем лицо его
знакомо еще с далеких ранних лет" (Константин Ваншенкин). "Он,
пока я кончаю стих, на портрете встав, на стене, продолжая
меня вести, усмехается молодо мне. И никак не уйти от глаз..."
(Николай Асеев)

Чудесные свойства оригинала сохраняют не только плоскостные,
но и трехмерные, скульптурные изображения: "Стоит Ильич над
Волгою широкой и видит, как сады вокруг цветут" (Александр
Апга).

А вот и анекдот «иконоборцев». Посадили еврея на десять лет. Потом спросили – а за что тебя так? А, мелочи! На седьмое ноября мне на балкон повесили портреты Ленина и Сталина. Я вышел в моих семейных трусах посмотреть на парад. Снизу кричат – уберите идиота с балкона. А я спрашиваю «Этого или этого?»


ПАЛОМНИЧЕСТВО


Все места, где ступала нога самого человечного человека,
заранее - святы. Это места паломничества, особого присутствия
божественной коммунистической энергии, где можно сподобиться
получить особую благодать. "Я навек поняла отныне, стало в
Шушенском ясно мне, людям надобно со святыней оставаться
наедине" (Юлия Друнина). "На окраине Лейпцига дом, все
бессмертно и дорого в нем" (Максим Геттуев) Но особо
существенно - посещение Мавзолея, места хранения "святых
мощей" - "Однажда, став зрелей, из спешной повседневности, мы
входим в Мавзолей, как в кабинет рентгеновский, вне сплетен и
легенд, без шапок, без прикрас, и Ленин, как рентген,
просвечивает нас" (Андрей Вознесенский). Сюда безостановочно
"Идут поляки, идут болгары, идут арабы, идут бразильцы, идут
народы земного шара, свет вдохновенья лежит на лицах" (Иван
Бауков); "И принес я в мавзолей всю любовь народа от родных, и
тех полей, где я не был сроду" (Яков Ухсай); "И подходя к
порогу мавзолея, в душе надежду давнюю лелею: стать в караул у
этих плит священных, стать часовым без отдыха, без смены,
Дзержинским стать... Стать елью средь елей... травой зеленой
прорастать" - и т.д. (Мирзо Турсун-Заде).

Анекдотов о Мавзолее относительно мало. Вероятно, естественное уважение людей к смерти служило здесь сдерживающим началом. Тот, который приходит мне на ум, имеет отношение скорее к выносу из мавзолея Сталина. «Папа, а войти в Мавзолей можно? –Можно. - А постоять рядом с Лениным можно? – Можно. –А полежать можно? –Нет сынок. Вынесут и закопают…». Или вот другой образец. «Папа, а часовые у Мавзолея охраняют Ленина от нас или нас от него?»

АКАФИСТ

Так называются особые богослужебные тексты, прославляющие того
или иного святого. Их особенность - это нескончаемая череда
эпитетов и сравнений. В католическом богослужении используются
также литании, например, в честь Богоматери: "Роза
мистическая, башня Давидова, башня из слоновой кости".
Кощунственные перепевы акафистов в честь Ильича не редкость в
отечественной поэзии. "Ленин - крыльев взлет, Ленин - песни
звон, Ленин - даль высот, Ленин - гул времен, Ленин - солнца
свет.... Ленин - зов вперед, Ленин - честь бойцов, Ленин -
бури лет с четырех концов" (Михаил Голодный). Не каждый, все
же, понимает, как нужно обращаться с кумиром. Вот индийский
мальчик это понял точно! "А Сами стоял на коленях, маленький,
тихий и строгий, и молился далекому Ленни (это - Ильич!)...
чтоб услышал его малые просьбы...Так далеко был этот Ленни, а
услышал тотчас же Сами. И мальчик стоял на коленях с мокрыми
большими глазами" (Николай Тихонов).




ВСЯКОЕ ДЫХАНИЕ ДА ХВАЛИТ....

Похвала Ленину - дело не только человеческое. Удивляет, как
наши литераторы не вложили хвалу в уста бессловесной колхозной
скотины, но вот природа прямо вовлечена в прославление своего
преобразователя и творца. В псалме Давидовом - "Воспойте
Господу вся земля", а вот иное: "Звенят в ночи песни земли о
Ленине" (Иван Бауков). Даже зимняя вьюга умудряется
разговаривать с Лениным и петь о нем: "Я для тебя стара,
товарищ, тысячелетняя карга, когда по заревам пожарищ лечу,
трубя во все рога... И я твое, товарищ, имя бойцам как лозунг
пропою" (Павел Антокольский). Ленин – это вся природа и каждый ее элемент.

А вот ерничание юбилейного года. Показывает учитель ученикам лягушку и спрашивает – что это такое? – Никто не знает. – Но ведь я гворил вам об этом целый год! И тут Вовочка поднимает руку – Неужели это – Ленин?




Каждый из микроразделов этой статьи-цитатника может быть почти
бесконечно расширен: материала хватает. Можно было бы добавить
и новые главки , чего стоит тема "Ленин-Партия", развиваемая в
чисто ортодоксальном богословском духе по типу
"Христос-Церковь". Разве только не нашлось среди
многонациональной поэтической когорты нового Соломона,
уподобившего отношения Ленина и партии взаимной любви
новобрачных. Зато это сделали (несколько грубовато) авторы
политических анекдотов и эпиграмм...

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА - гласит заповедь Господня. Мне
кажется, что нелепость, духовное и литературное убожество
поэтических текстов служит одновременно практическим
руководством КАК СОЗДАТЬ КУМИР и разъяснением, ПОЧЕМУ этого
делать нельзя... И «анекдотическое эхо» официоза не более чем ерничанье людей, по-своему вовлеченных в духовную атмосферу тех лет. Говорят, что только верующий способен на подлинное богохульство. Лишь человек, воспитанный в традициях ленинизма мог получить удовольствие от строк –

«Ленин Троцкому сказал –
к Пасхе я муки достал,
мне- кулич, тебе – маца,
ламца-дрица гоп-ца-ца»

И гимны и анекдоты, и хвала и хула – элементы тоталитарной культуры. Которую наше общество начинает забывать. А заодно, боюсь и культуру как таковую…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments