Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

verses

***

Ничему уже не научишься. Ни хрена
не вдолбишь в седую голову. Вот морока!
Пространство заснежено. Настежь отворена
дверь. И все же страшно уйти до срока.

Первому протоптать тропку, чувствуя хруст
и скольжение под подошвами. Взгляды в спину
подталкивают вперед, к воротам. Но город пуст.
Успокойся, - шепчет зима, я тебя не покину.

Успокойся, шепчет зима, я иду по пятам,
я несу с собой пустоту, белизну и холод:
облака, хитоны и крылья. Так это будет там,
где мечом архангела мир на куски расколот.

Где играет труба над заснеженной степью, там
каждый сам по себе, привыкай, не все же сбиваться в стаю!
Ничему уже не научишься. Но книги стоят по местам.
Что ж, еще посижу, на прощание – полистаю.
Subscribe

  • Скверный анекдот

    Сегодня мне рассказали старый и плохой анекдот о новом русском и золотой рыбке. Смысл его в том, что новый русский просил пойманную им водную…

  • Записки психиатра

    Вот, френд рассказал(а) историю: Знаю случай. От одного человека ушла жена, и оставила его со своим братом-олигофреном (у того даже речь…

  • Записки психиатра

    * Наблюдал когда-то грустную и немного сентиментальную картину. Старик с грубыми нарушениями памяти, ночными приступами возбуждения. Жена…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Скверный анекдот

    Сегодня мне рассказали старый и плохой анекдот о новом русском и золотой рыбке. Смысл его в том, что новый русский просил пойманную им водную…

  • Записки психиатра

    Вот, френд рассказал(а) историю: Знаю случай. От одного человека ушла жена, и оставила его со своим братом-олигофреном (у того даже речь…

  • Записки психиатра

    * Наблюдал когда-то грустную и немного сентиментальную картину. Старик с грубыми нарушениями памяти, ночными приступами возбуждения. Жена…