Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Где были, что делали

Были в Москве на пятом Биеннале поэтов. Это был "фестиваль фестивалей", то есть приглашали не отдельно взятых людей, а целыми тусовками: Нью-Йоркской, Квебекской, Мадридской, Тбилисской. Мы с Пернатой проходили по Нью-Йоркскому списку. Страна Украина в программе Биеннале в этом сезоне отсутствовала. Впечатления очень сложные.

С одной стороны - несколько очень хороших программ, пусть не вполне "дотянутых", как "Бестиарий" Владимира Смоляра, где я был верблюдом два раза. Удались и чтения в библиотеке иностранной литературы. О наших с Пернатой персональных вечерах в "Улице ОГИ" нескромно умалчиваю. Помимо всего прочего, они неожиданно исчезли из официальной программы и шли "довеском", как сказал мне специально выкрашенный Смоляром для моего вечера Файзов, по причинам техническим (сломался комп).

С другой стороны - явные провалы организации. В расстрельно-подвальной обстановке Пирогов на Никольской прошли уникальные "Полюса" - Америка-Европа. Список участнегов был неизвестен до последнего. Предполагалось, что буду защищать честь флага США, но в конце концов оказался в паре с Андреем Грицманом, который и пригласил меня в свое время в город Москву на мероприятие, то есть защищал честь Европейского континента.
Сразу после чтений Андрей свалил, а мы остались (а ведь главное в нашем деле - вовремя смыться, как говаривал Остап). Стихи читались на трех языках (кроме русского) из которых я понимал один (английский). Самое интересное, что переводы читаемых стихов были заранее сделаны и распечатаны (и даже сброшюрованы!), но попали в руки слушателей к концу чтений.
Но и это было бесмысленно, ибо в наполненном тьмой и дымом подвале ничего прочесть нельзя. Позднее книга была прочитана. Не знаю, как с французскими текстами, но с многими английскими переводчики расправились беспощадно. Иногда ими, возможно, руководили соображения морали. Так мужчина, выбирающийся из постели с женщиной, в смысле, сваливал он от нее, в переводе брал ее с собой. Потом мужчина мочился в кусты и любовался при этом звездным небом, а в переводе он, бидолажный, просто щурился на звездное небо. Но иногда даже целомудрие не могло оправдать ляпов. Некоторые тексты, впрочем, почти не пострадали.
Пытаюсь представить себе, как читал бы на русском языке в аудитории по-русски не понимающей.
Так и не смог представить. Наверное, извинился бы и промолчал.

На этом вечере меня спросили, как я отношусь к фестивалям актуальной поэзии. Ответил, что актуальной поэзией являются тексты к попсе типа муси-муси, пуси-пуси. А поэзия сегодня малоактуальна. Не работает она. А когда нет работы остается праздник, фестиваль.

Праздники в Билингве м.б. и хороши, но мне были не по силам. Через двадцать минут начинал задыхаться и то и дело выходил по самой большой нужде - глотнуть свежего воздуха. Да. фестиваль - это молодость мира, и его проводить молодым. За общим гулом тусовки отдельных голосов было не разобрать. Пытались разговаривать с Гуголевым, то и дело переспрашивая друг друга.

На закрытие фестиваля, посвященное памяти Пригова не пошли. В Москве мы были гостями прекрасного поэта, одного из ближайших друзей покойного. Еще два друга Дмитрия Александровича до последнего ждали - позовут ли их. Михаил Айзенберг все же пошел, но на него микрофона не хватило: народ уже расслаблялся.

А мы с нашим гостеприимным хозяином и его мощным псом Беней в это время бродили по московским бульварам и говорили о стихах. Вспоминали старое - в конце концов, было что вспомнить! И эта прогулка в солнечный призовой день, почти немыслимый в Москве в это время, вечера за чашкой чая (без рюмки водки!) было лучшим в этой поездке.

Сергей и Лена, жаль, у вас нет ЖЖ, спасибо вам за все!!! Как хочется повторить этот опыт на нашей одесской земле, в парке Шевченко, к примеру, только собаки у нас нет, а кота Гарфилда мы с собой не возьмем.

Спасибо Владимиру Смоляру, оформившему презентацию книжки, ставшей нашим совместным проектом.
Спасибо Файзову и Цветкову, они сделали все что могли.

В ушах до сих пор звучит голос моего грузинского друга: Даарагой! Скажи мне кто ты? Паанимаешь, я очень пьяный... Как не понять?
Subscribe

  • verses

    Одесский анекдот Отец говорит плачущему мальцу: Никогда никому не верь, даже родному отцу! Вот я обещал поймать тебя, если прыгнешь со шкапа, но…

  • verses

    *** хорошо хоть на час хоть разочек животом на горячий песочек к ошалевшему солнцу спиной пусть недвижно стоит надо мной словно в битве Исусу Навину…

  • verses

    Лучшее, что малыш может делать на пляже - это рыться в песке, не понимая даже того, что мир держится на волоске, не зная, что свет - учение, а…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • verses

    Одесский анекдот Отец говорит плачущему мальцу: Никогда никому не верь, даже родному отцу! Вот я обещал поймать тебя, если прыгнешь со шкапа, но…

  • verses

    *** хорошо хоть на час хоть разочек животом на горячий песочек к ошалевшему солнцу спиной пусть недвижно стоит надо мной словно в битве Исусу Навину…

  • verses

    Лучшее, что малыш может делать на пляже - это рыться в песке, не понимая даже того, что мир держится на волоске, не зная, что свет - учение, а…