Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Categories:

verses

***
через речку через лес
здравствуй небо в крупных звездах
облачко теряет вес
вытесняя теплый воздух
жизнь подобна кораблю
вдруг окажется нетленной
фраза я тебя люблю
повисает во вселенной
речка под мостом течет
лес невдалеке темнеет
ночь ведет овечкам счет
день проснуться не умеет

***
это портреты чужих предков висят на стенах
это портреты чужих святых взирают с икон
это чужая кровь шелестит в расширенных венах
это чужая страна в ней правит чужой закон

и кто тебе виноват что предков своих не помнишь
и кто виноват что не почитаешь своих святых
это чужая страна и закон не придет на помощь
а если придет то ногой ударит в поддых

Ода старости

1.

Привет тебе, предсмертный долгий хлад.
Заслуженная старость. Сдан на склад
настенный календарь - две трети века
с надбавкой. Что ж, дела идут на лад.
Смерть для христианина та же Мекка,
Кааба - камень - он среди оград
как в клетку запирает человека.
Как облачко, душа парит над ним.
Ну что же, это - не с тобой одним.

2.

Привет тебе, заслуженный покой,
порой слезу с лица смахнешь рукой,
привет тебе, желанное безделье,
почтим тебя двусмысленной строкой.
Так белая церквушка над рекой
уснувшего зовет на новоселье
в заоблачный бетонно-блочный храм,
открытый херувимам и ветрам.

3.
Привет тебе, двадцатый век дурной!
ты заперт на засов. Замок дверной
огромный, как положено, висячий,
как труп самоубийцы - в мир иной
не впущенный, как мутный глаз незрячий.
Ты повернулся к выжившим спиной,
и что тебе их жалкий визг щенячий.
Ты помнишь мертвых - всех наперечет.
Из крана не вода, а кровь течет.

4.

Привет тебе, погибшая страна,
ты знала и иные времена,
заря, свобода слова и печати,
поток речей, как скрип веретена,
во рту твоем слова на вкус горчат, и
ты, грязная, уже обречена.
и все штыки простой советской рати
тебя не сохранят и не спасут.
Как говорят, есть где-то Божий суд.

5.

Поклон прощальный - юности, любви,
грехам постельным - как ни назови,
поэт назвал раздавленною вишней,
воспоминанья - хоть в клочки порви,
а все живут - прости меня, Всевышний:
"есть блуд труда - и он у нас в крови" -
писал поэт. К чему нам стыд излишний?
Нагими появились мы на свет,
и наготе мой стих прощальный спет.

***
Понемногу светает. Контуры новых высоток
прорезаются, словно зубы из воспаленных десен.
Там еще спят,свернувшись калачиком, словно личинки в сотах,
рядом - ни старых акаций, ни старых сосен.
Потому что порубка и вырубка - это начало строек.
Плюс снос особняков конца позапрошлого века.
Но жильцу все равно -он не римский стоик,
он знает слово волшебное - ипотека.
Его подсознание - это паркинг подвальный.
Его влечение - это рокот мотора.
Человек новостроя - он почти идеальный.
Смысл его жизни - бетонизация городского простора.
А пустая земля кустарником зарастает,
в них заводятся зайцы, а на деревьях белки.
Зябко, промозгло. Но понемногу - светает.
И на зимнее время мы переводим стрелки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments