Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Category:

verses

***

Человек ничего не ест. Но снится ему еда:
Лиловый окорок. Взрезанный крупный арбуз.
Набитый картошкой багажник Опель Кадета. Когда
человек из Германии возвратился в Союз,
не то, чтобы голодали, не так, чтобы хлеб и вода,
но делили селедку на всех, тонко мазали масло. Груз

тела теперь неподъемен. Живот
раздался и стал похож на желтоватый шар.
Человек дивится тому, что еще живет,
особенно по вечерам, когда поднимается жар.

По выходным сын вывозит его на лиман.
Там еще можно дышать. Небо выше, ясней.
Сын помогает выбраться из машины. Стакан
с минералкой дрожит в руке. От прибрежных камней

тропка туда, где стоит отцовский курень.
Человек думает: «Боже! Как плох я стал.
А день хорош, будто это последний день,
будто я отыскал все, что когда-то искал».

Сын поставил стул раскладной, помог человеку сесть,
быстро сбегает к воде, валится на песок.
Человек мечтает: что бы такого съесть
во сне? Наяву не лезет в горло кусок.
Subscribe

  • verses

    *** Есть музы отсутствия - эти - нашего круга. Ты хоронил их в детстве, но к старости - воскресил. Муза отсутствия памяти. Муза отсутствия друга.…

  • verses

    Какое скажу я тьме слово отрадное? Ты моя беспросветная, ты моя непроглядная, ты моя вечная, ты моя бесконечная, в тебя, как ручеек, впадает жизнь…

  • verses

    *** Монархия - мать порядка. Трон и лобное место спаяны намертво хоть, и незримо. Здесь немыслим бунт или движенье протеста. Царство должно быть…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments