Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

verses

Сергею Гандлевскому

***
Поколенье угрюмых людей
завсегдатаев очередей
в коммунальную баню и в кассу
в гастроном, где советская голь
ждет, когда продадут алкоголь
по закону, к условному часу.

Там на стенке стандартный портрет,
там удушливый дым сигарет,
там шагает вперед пятилетка.
Там на каждое слово запрет.
Там вся жизнь, как военный секрет,
как железная клетка.

Божье Имя летит из нее,
в безразмерное небытие,
неразменное сердце с крылами.
Институт погребальных наук.
Так ребенок прабабкин сундук
отворяет и роется в хламе.

Отворяет и роется там,
где нет места прекрасным мечтам,
где тряпье и ненужные вещи.
Мы в прошедшем скрываем лицо,
ибо время свернулось в кольцо,
и на горле смыкаются клещи.

Нам, родившимся в темные дни,
все равно - мы одни, без родни,
а в семейном кругу напряженье
нарастает - сидим, молчуны,
заливаем вино в кочаны,
чтоб отпраздновать наше рожденье.
Subscribe

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments