Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

verses

***

Я помню огромную клумбу.
Там гипсовый Сталин сидит.
Я помню Патриса Лумумбу,
который был подло убит.

Ракетки и шарик пинг-понга.
Великая дружба. Китай.
И Конго. Опять-таки, Конго.
И спутник - хоть в Космос летай.

Костра пионерского клубы
без дыма не хватит огня.
И - руки от острова Кубы!
И мама ругает меня.

За то что неловок, рассеян,
к тому же отбился от рук.
А город флажками усеян.
А друг оказался не друг.

Был гривенник - стала копейка.
и челка теперь на пробор.
А в Пале-Рояле скамейка
зачем-то стоит до сих пор.

К платану дощечка прибита -
о том, что развесист и стар.
И память советского быта
потомкам оставлена в дар.

там чешские книжные полки
-хранилища книг подписных.
Вот примус - привет с барахолки,
вот чучела белок лесных.

Вот кафель от дедовской печки.
Вот спички и пачка "Прибой".
Есенин на черной дощечке
и Хемингуэй с бородой.

Почтовые марки и блоки.
Сольфеджио и метроном.
И вот - стихотворные строки,
как будто о мире ином.
Subscribe

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments