Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

verses

***
во времена строгих господ и разряженных дам
когда поэтам платили золотой червонец построчно
и на слова извини но в этом году я долг тебе не отдам
можно было ответить не беспокойся это не срочно

когда извозчик и лошадь у чугунных ворот
терпеливо ждали доктора с маленьким саквояжем
и огромный автомобиль эмалевый черный капот
тщетно соревновался с изысканным экипажем

никто и знать не хотел что скоро еврейский погром
а через десять лет война и счет не ведется потерям
то что вырублено топором не описать пером
эпоха не благоволит сонным и сытым тетерям

страдание нужно выстрадать так выжимают сок
из плодов просвещения оставляя сухую шкурку
гимназист от любви стреляет себе в висок
но вышла осечка не повезло придурку

***

На фотографии деда за спиною, на книжной полке
скрестившая руки фигурка, как положено, в треуголке,
на фото дед втрое младше, чем я теперь.
На том же фото - среди прочих диковин
граммофон, пластинка - по-видимому, Бетховен,
по крайней мере, судьба упорно стучится в дверь.

Попробуй не отвори! Все равно разметает по свету
тех, кто сидит за столом, читая газету,
или в крайнем случае книгу - Франс или Соловьев,
тех, кто идет к Абраму в ателье на примерку,
тех кто кладет салфетку на этажерку,
тех, кто сочиняет сказки про рыбалку-хороший-клев.

Что могу я сказать своему предку или герою -
его уже нет давно, но меня он моложе втрое,
человек двумерный в пиджаке и пенсне
по причине дефекта зрения или для форса?
За столом укрыто все, что пониже торса.
Впереди все то, чего не увидишь и в страшном сне.

Негативы всегда сохраняются - надпись на обороте.
Негативы того о чем мыслите и для чего живете,
но где же они хранятся? В земле иль на дне морском?
Или в заоблачной дали разбегающейся вселенной?
Должна же быть хоть пластинка с негативом нетленной,
чтобы новая жизнь из нее проклюнулась белым ростком.

Странно, но я хотел написать о Наполеоне,
о его уголовном кодексе, о порфире и о короне,
злодейской - Пушкин писал - на галлах скованных - так,
О том как гнали его из Москвы морозы,
о том, что он был - матерьял для толстовской прозы,
поверх которой лежит мутный советский лак..
Subscribe

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments