Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Categories:

verses

ЕЩЕ РАЗ ОДА МУЗЕ

1.

Друзья мои! распался наш союз.
Срастался он в кругу железных уз -
ЧК, ЦК, парткома и месткома...
Спеши, душа, страданием влекома,
под груз веков и - становись под груз.
Поэзия! Тебе полезна кома!

2.
Как прежде, обнаженный Аполлон
стоит меж ионических колонн
с капителями завитков бараньих,
бряцаньем звучной лиры протарань их,
И северный нежданный Аквилон -
твой ветреник, из молодых да ранних.

3.
Как прежде девять муз поют в кругу,
на древнем ионийском берегу,
без должного контроля или плана.
Их нагота не то чтобы желанна,
но все же... эти пляски на лугу...
И папироска - чудный запах плана!

4.

Из девяти мы выбрали одну.
Не ту, что тяготеет к полотну,
подрамнику и вечным ярким краскам,
не ту, чья склонность к театральным маскам,
не может быть поставлена в вину,
как Афродите - страсть к интимным ласкам.

5.

Не ту, чьих ножек сладок нам полет,
и уж не ту, что с юных лет плетет
Истории позорную интригу,
кто истину и ложь заносит в книгу
в которой черт ни слова не поймет,
не ту, что ест эпоху, как ковригу.

6.

Но ту, что стих влагает нам в уста,
как угль горящий, ставит на места
слова и строки, ритму подчиняя
непрочный смысл, в добавок рифма злая
сведет с ума, с пути, с листа - спроста.
Стих, острый меч! Бледнеет жизнь земная!

7.

Что говорить! Земная жизнь бледна.
и как луна сквозь облака видна,
кровопусканья - суть ее недуга.
Приди же, Муза, нежная подруга,
с тебя спадает смысла пелена,
но ты стройна, и грудь твоя упруга.

***
Оловянный солдатик стоит на одной, но смотрит в оба.
Он не пропустит ни укра, ни русофоба,
ни исламиста с отечественным калашом,
он отдает приказ оловянной служебной собаке
не пропускать ни индуску в сари, ни жида в лапсердаке,
ни трансвестита в мини, ни гомика нагишом.

Он охраняет мир, свободный от извращений,
мир разумных приказов и единственно верных решений,
мир великих свершений, где каждый шаг на счету.
Он стоит на одной ноге - а куда подевалась вторая?
Должно быть стоит, ожидая солдата у двери рая,
как помрет, я память его почту и молитву над ним прочту:

Боже духов и всякия плоти диавола упразднивый,
Ты сидишь на престоле над русско-плоскою нивой,
на которой, как водится, не сжата полоска одна,
где у храмов Твоих сидят солдаты - калеки,
им бросают в ладошки полушки двуногие человеки,
где прозрачны моря и реки, как рюмки - до самого дна.

Где некрасовский стон впадает в Каспийское море,
где вечное слово написано на заборе,
где последние старцы доживают свое в скитах,
Боже, Ты сказал, что люди лучше, чем малые птахи,
чем подлунный мир, стоящий на черепахе,
двух ногах, четырех слонах и на трех китах.
Subscribe

  • verses

    *** граждане самой читающей в мире страны могут и не читать страна начитается и без них книги как и читатели из праха сотворены шелест страниц у реки…

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments