Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Categories:

verses

**

Багровое солнце проходит в рекордный срок
расстояние от горизонта до нависающих облаков.
Цивилизация, как потерявший хозяев щенок,
что мечется взад-вперед, растерян и бестолков,
от края до края - визг и отчаянный лай.
Щенок, успокойся! Хозяев хоть отбавляй.
У всех в руках ошейники и поводки.
Тесны ошейники. Поводки - коротки.

Зимний рассвет наводит на мысли о холодах.
Об эпидемии гриппа. О долгом рабочем дне.
Черные птицы застыли на проводах.
Небеса - океан. И ангелы ходят на дне.
Вирус последней войны в самую душу проник.
Скользит по стволу орудия багровый кровавый блик.
В самом деле - где-то палят, а где-то бомбят.
Под орудийный гром бабы рожают ребят.

Прогулка вдоль переулка. Пять раз - туда и назад.
На ночь считаешь овец. Утром считаешь шаги.
Прохудилась крыша. Облупился фасад.
Красен долг платежом. Но - остави наши долги.
Цивилизация хочет ходить, куда хозяин велит.
вперед по затертой поверхности старых могильных плит.
Хочет жаться к ноге, озираться по сторонам.
Хочет лаять и выть на страх, на потеху нам.

***

прибежище и пристанище дом престарелых
живешь никто не жалеет умрешь никто не заплачет
кого привлечет тяжесть плодов перезрелых
падение неизбежно и жизнь ничего не значит

лишенные дара речи способности к передвиженью
о них говорят что это тела пережившие душу
эмбрионы готовые ко второму рожденью
дряблые рыбы выброшенные на сушу

дом престарелых обветшавшее зданье
в котором не место ни страху ни сожаленью
Будда смотрит на старца в глазах его- состраданье
старость это ступенька на пути к просветленью

старость смерть и болезнь три закадычных подружки
три грации праха земного три парки или три карты
голова седая с открытым ртом лежит на подушке
две стриженых детских головки точат из-за школьной парты

чему их научит училка с указкой и злобным взглядом
чему их научит старый школьный учебник
школьная дружба обернется враждой и разладом
стопкой историй болезни сводкой ошибок врачебных

Льву Рубинштейну

Снился прекрасный русский поэт,
скрывающий под еврейской внешностью
и за еврейской фамилией
еврейскую кровь,
снился в виде худощавой птицы,
умеющей петь старые советские песни
и вытаскивать карточки с пронумерованными
отрывками вечного текста
из ящика пандоры смотреть онлайн
на шарманке начала двадцатого века
красивая антикварная вещь
Subscribe

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments