June 14th, 2016

пара

verses

Перевел прекрасное стихо Любы Якиммчук , Любов Якимчук более психологическое, чем эротическое. Перевел, что называется одним духом или на одном дыхании. Люба, посмотри и протестуй, если что.

о таких говорят: голые

ты снял футболку
я расстегнула змейку
ты расстегнул пояс
я стянула платье
ты опустил штаны и отшвырнул носки
я высвободилась из белья — черного —
поэтому лучше его называть черньем
и вот мы лежим в постели
двумя полосками
как два белых хлеба
лицом друг к другу

ты касаешься рукой моей щеки
опускаешь ее ниже, на шею
проводишь пальцами по ключицам:
- как красиво здесь все сделано! – произносишь
вдруг
из-за твоего плеча выглядывает твоя мама и говорит:
- Андрюша, ты помыл руки?
ты оборачиваешься к ней, показываешь руки
она предлагает компот и идет на кухню
ты возвращаешься ко мне
кладешь руку туда, где остановился
с ключицы она соскальзывает на грудь
нежно, как морской песок
и здесь
я слышу затылком дыхание моего папы:
- малышка, думай головой, -
шепчет он громко
я отворачиваюсь от тебя к нему
и вижу это небритое лицо совсем рядом
и отвечаю ему
что я всегда думаю головой!
возвращаюсь к тебе
и уже моя рука скользит по твоей груди
и редкие волосы пригибаются под ней
и здесь
за твоей спиной шатнуло кровать:
- Андрюша, выпей компотика
ты отворачиваешься от меня
звонко ее целуешь и говоришь:
- мама, я хочу побыть сам!
а она отвечает возмущенно:
- что-то не похоже, что ты сам!
и снова куда-то уходит
и вот
ты со мной
и твоя рука уже на моем животе
постепенно пробирается ниже
что уже становится так близко и нежно
что уже так
и здесь
я слышу кряхтение моей бабушки
она громко говорит мне в спину:
- я так и знала, что ты уже не девственница —
вон как твой взгляд изменился!
и я
забираю со своего живота руку твою
в вполоборота к бабушке
твоей же рукой
поправляю ей фиолетовый платок
и говорю громко:
- я еще девственница, ба
и вечно буду девственницей!
возвращаюсь к тебе
а тут через твое плечо
выглядывает бабушка в желтом платке
на этот раз твоя:
- какое женское имя заканчивается на согласный,
будто оно мужское? – спрашивает меня
ответ это — я, но я молчу
и забираю твои руки с моих бедер
снег падет между нами
и словно два солдатика
мы лежим так до утра

а утром приходит уборщица
разгребает сугробы между нами
и я долго-долго смотрю в твои зеленые глаза
а ты долго-долго на мои коричневые соски
а потом говорю:
- давай разденемся.
и я снимаю с себя по очереди:
папу
бабушку
маму
сестру
а ты снимаешь с себя по очереди:
маму
брата
друга детства
тренера по пик-апу
и мы остаемся совсем-совсем без ничего
о таких говорят: голые

25 мая 2016, Киев
пара

актуальное

Смотрю по ВВС массовую акцию в Лондоне в память о жертвах нападения на гей-клуб в Орландо. Это самое массовое убийство с применением огнестрельного оружия в США.
Ужасно. Сообщается, что убийцей интересовалось ФБР еще три года назад. Но интерес, скорее всего, был поверхностным.

Проблема в том, что борьба с такими терактами немыслима без ограничения прав и свобод честных граждан... Террористы делают свободный мир более опасным и менее свободным. И хотя бы этим добиваются своих целей.
пара

актуальное

Драка "россияне против британцев", похоже, войдет в историю футбола. Во всех западных интервью полицейские отмечают, что с таким сценарием они еще не сталкивались. Имеется в виду спланированность и прекрасная организованность нападения на британских болельщиков и молодежно-спортивный состав нападавших.

Ужасаются, удивляются. А удивляться нечему. Это ведь "титушня" с которой мы сталкивались в 2013 году, да и сейчас - периодически.

Это те, чьими руками пролилась кровь на Донбассе. Тот же тип. Не этнический, нет. Социальный.
пара

verses

Сонет

Там с ангелом Матфей, а Иоанн с орлом,
с тельцом Лука, а Марк со львом, и звери
нам райские приоткрывают двери -
смотрите в щель. Тут невозможен взлом.

Все то, что за стеной и за стеклом
сокрыто, но теперь по крайней мере
мы можем видеть часть, и, гнев умеря,
сидеть с врагами за одним столом.

Что ж, хорошо, за стол, но не в кровать.
Мир, трепеща, висит на старой нитке.
Ребенок, не гляди - ты слишком мал.

Нам нечем крыть и нечего скрывать.
Ножи при нас. И злость у нас в избытке.
И ненависть никто не отнимал
пара

verses

***
это концерт для вымершего поколения
не достойного сожаления тем более поклонения
пустота театрального зала кресла сомкнули ряды
в клавишах больше нервозности чем гармонии
в отсутствие класса рабочих и его гегемонии
сыщик смотрит в лупу отыскивая следы

обертоны как кольца на старых древесных срезах
черные на костяшках белые на диезах
или бемолях как посмотреть как подскажет слух
в музыкальных школах строгорежимных ликбезах
ребенок в ученье словно злодей в железах
слышишь звон вериг не знаешь где он сосчитай до двух

четвертей или трех четвертей вальсок краткосрочный
венского классицизма дефект побочный
отпрыск отброс на столетие чтобы вновь и вновь
карабкаться вверх по клавишам к финальным мажорным аккордам
назло белым ангельским ликам и черным бесовским мордам
можешь ссориться с кем угодно но музыке не прекословь

***
лишь один закон непреложен
спотыкаясь ходим под Богом
вечный двигатель невозможен
вечный тормоз всегда под боком

дело совести дело чести
дело мысли ясной и чистой
стало делом шкуры и шерсти
и тяжелой лапы когтистой