February 14th, 2014

тогда

С праздником

Песенка Офелии

В день Валентина, чуть заря,
еще бы спать и спать -
стояла я под окном твоим
чтоб твоей Валентиной стать.

Он встал, оделся, дверь в спальню открыл,
и дева вошла туда.
а после вышла, но девой ей
уже не быть никогда.

"О Божество и милость Его!
Как этот позор снести!
Так парень любой поступит с тобой,
только к себе подпусти!

Ты до этого дня звал невестой меня,
ты хотел, чтобы свадьба была."
"И была б ты женой - клянусь сатаной,
когда бы со мной не легла!"

(Мой перевод 2013 г.)
тогда

выбранные сновидения о несчастной невозвратной любви.

*

Наш путь издалека - куда подальше, - часто повторял Одесский Бомонд, - дай-то Бог дойти!
Если ты не дойдешь - сказала Одесская Фарца, - я позабочусь, чтобы на твоем надгробии была надпись: Он не дошел туда, куда его послали.

*

Прилетал друг на ракете в виде кубинской сигары. Рассказывал, что выброшенный им окурок потопил крейсер "Смотрящий", стоящий на рейде. "Смотрящий" затонул, но подсматривать-присматривать не перестал - через перископ. Так что в городе все осталось по понятиям.
И даже открылось отделение банка "Общак".

А мы улетели на Остров Свободы, покрытый зарослями сахарного тростника и коммунистических лозунгов. Всю дорогу спорили как лучше прорубать там дорогу - рубить сахарный тростник, не трогая коммунистических лозунгов или наоборот, вырубать лозунги, не трогая сахарного тростника.

Если я когда-нибудь женюсь, - сказал друг, и если моя жена родит двойню мальчиков, знаешь как я их назову?
-Знаю. Ты назовешь их Фидель и Рауль.
-Да! И когда Фидель подрастет он станет мэром Одессы. А Рауль - губернатором.
- Коммунизм неизбежен! - мрачно сказал я.

*
Однажды Одесская Гебня решила подшутить над Московской Диссидней и явилась к ней в гостиницу с ордером на арест за подписью зав. публичной библиотекой и печатью Одесской Психушки.
Смеху-то было, смеху!

*
Пока суд да дело Продвинутый Предприниматель получил огромный грант от Правительства Неизвестной Страны под программу "Еврокотлован" и разрыл все более или менее значительные площади города. В огромных котлованах все равно собирались протестующие, а вот спустить туда технику для разгона митингов было практически невозможно. После того, как прилегающие к площадям здания начали постепенно сползать на дно котлованов, у протестующих появилась и жилплощадь, а в главном Еврокотловане Одессы оказался лучший одесский универсам "Универсум", так что вопрос со снабжением демонстрантов решился сам собой. Зарплату демонстрантам сбрасывали с вражеских геликоптеров, круживших над Одессой. Деньги были упакованы в картонные ящики из-под "Пепси-колы".

*
В твоих стихах нет ничего, кроме секса и насилия! - раздраженно сказала мне Одесская Интеллигенция. - и как тебе не надоест?

- А что еще есть в моей жизни! - грустно сказал я.
- Так пофантазируй!
- Я реалист!
- Никакой ты не реалист, - сказала Одесская Интеллигенция, стаскивая платье через голову.
Если кому интересно, муфта лежала тут же, на коврике, рядом с кроватью. Китайский веер,скорее всего, лежал в муфте. Но я не проверял.

*

Приходил друг, пил коньяк "Бисквит", курил гаванскую сигару, рассказывал о том, что на заседании Одесского Полуподвального Клуба выступала Одесская Интеллигенция с докладом "Секс и насилие в стихах антиодесски настроенных авторов."
- Ну, один автор - понятно, - сказал я, -а кто второй?
-Тоже ты, - грустно сказал друг, - и, прикурив следующую сигару от выкуренной, бросил окурок в окно.
За окном раздался сильный взрыв и ракета взмыла в воздух, направляясь к Острову Свободы.

*

В связи с закрытием Одесской психушки доктор Бенкендорф утвердил государственный праздник "День победы над шизофренией". Он же предложил метод реализации бреда преследования - "Мы рождены, чтобы бред преследования сделать былью!". На крыше каждого дома и контейнера нужно было установить излучатель, влияющий на мысли всех граждан, а Майору Валерьевичу было предложено организовать тотальную слежку всех за всеми.
Майор Валерьевич долго смеялся и топал ногами, откинувшись в кресле: "Что им - телевизора мало? Излучатель им подавай...
А со слежкой у нас слава богу, все отлажено много лет!"

В день победы над шизофренией я гулял по бульвару в новой смирительной рубашке. У меня ведь не шизофрения. Я сошел с ума от любви к Одесской Интеллигенции.