February 8th, 2014

тогда

verses

***
Моими учителями были дети
расстрелянных при Сталине коммунистов.
Странно, что коммунистами были и эти,
их порыв - головою в пропасть - был искренен и неистов.

И они были преданны партии до упора.
Были солистами на фоне общего хора.

Не оглядываясь по сторонам, видели светлые дали.
они не снимали медалей, что им к юбилею дали.

Союз распался. Они партбилеты хранили.
Почетные грамоты стопкой лежали под слоем пыли.

Они были славными, добрыми стариками.
Они у окна сидели, подперев подбородки руками.
Они выходили из гастрономов с кошелками полупустыми.
Они меня обучали и я был выучен ими.

И мои друзья постигали азы науки
и по перилам съезжали на переменах.
мои друзья были большею части внуки
расстрелянных при Сталине партработников и военных.
тогда

(no subject)

О волках

В знаменитой сказке Корнея Чуковского есть строки:

волки от испуга
скушали друг друга

Заметим - не от голода. Не от жадности. Не от хищности. От испуга.
К чему это я? Начали мы, сограждане, друг друга бояться. По-взрослому. Как бы нам с перепугу друг друга не съесть.
тогда

verses

***
какие голоса звучали с этой сцены
какой подъем груди какой накал страстей
нельзя купить любовь но всем известны цены
в гримерных можно жить и принимать гостей

стенанья на мотив всех итальянских арий
багряным бархатом затянутый альков
тут осмелеет трус помолодеет старый
тут улыбнется всем лепнина с потолков

а выйдя на простор пройдешься по бульвару
весна и благодать каштаны зацвели
тут встретишь трех юнцов и пожилую пару
посмотришь на залив и пароход вдали

он издали похож на дом многоэтажный
вот счастие летит как ласточка лови
вновь хочется любви прекрасной и продажной
всего-то на часок но все-таки любви
тогда

выбранные сновидения о несчастной невозвратной любви

*
Люся собирала меня в психушку. Она заботливо завязала мне за спиной рукава смирительной вышиванки, повязала шарфик, расправила его, посадила мне на плечо черную кошечку Басю. Отошла на два шага, осмотрела меня и осталась довольна.
- Сам дойдешь, или тебе вызвать скорую? -ласково спросила Люся.
- Сам, не беспокойся, - ответил я, галлюцинируя.
- И не забудь сказать им, что ты сошел с ума от любви к Одесской Интеллигенции! -крикнула мне в спину Люся, выглядывая из окна.

Я молча шел по направлению к Слободке-Романовке, и не оглянулся.
Бякса-бякса! - крикнула Люся мне вслед.
Кошка Бася приняла слова на свой счет и обиделась.

*

Мне снилась Одесская Интеллигенция в непроглядых черных очках. Она была слепа. -Это все из-за тебя! - кричала она мне, - я ослепла из-за тебя! Я ослепла, потому что не хочу тебя видеть!
-А почему ты не оглохла? - довольно злобно ответил я. - ведь ты и слышать меня не хочешь.
Одесская Интеллигенция знаками показала мне, что ничего не слышит.
Потом я подумал, что и сам не хочу больше видеть О.И. и странное видение исчезло.

*

Я такая русскоязычная! - говорила Одесская Интеллигенция Украинской Идее,- я такая русскоязычная, что никогда не пойму ни одного нерусского слова!

-А штикл мышигинер! - огрызнулась Украинская Идея.
-Это я-то кусок сумасшедшей? - возмутилась Одесская Интеллигенция.

*

После переименования Северного Города в Санкт-Путинбург (прежнее название города запрещалось произносить под страхом вечной каторги), был переименован также и основатель Города. Медный Всадник стал костью в горле новой администрации.

К счастью для памятника его приобрел доктор Бенкедорф и торжественно перевез в Одессу, выдавая статую за памятник самому себе. Он переоделся в костюм восемнадцатого века и отпустил маленькие торчащие в стороны усики. После этого он и впрямь стал похож на статую. А сходство медного коня с жеребцом Блейлером было просто феноменальным!

*

Несколько раз турецкий султан присылал доктору Бенкедорфу красные шелковые шнурки. Бенкедорф долго думал, к чему бы это, и даже консультировался со мной. У меня были кое-какие соображения, но я предпочел промолчать.
Между тем одесситы толпились в порту с узлами и чемоданами в ожидании турецких фелук, увозящих их к земле обетованной.
В то время так ошибочно называли Турцию.