May 9th, 2013

тогда

Этот день Победы. Фронтовые стихи моего отца, Григория Херсонского.

49.33 КБ

АТАКА
«Вперед, вторая!..» Встала наша рота.
Я помню хрип, клокочущий в груди.
Столбы земли, прыжок через кого-то
И чахлый куст на склоне впереди.

…Когда потом, в траншее на пригорке,
Прищурясь на вечернюю зарю,
Спросил сержант устало: «Дать махорки?»
А я в ответ: «Спасибо, закурю», —

Я чувствовал: за этими словами
Не сказанное нам понять дано.
Нет ничего неясного меж нами.
Друзья!.. Друзья!.. Мы все теперь одно.

Звезда на развороченные дзоты
Уже глядела с ясной вышины.
Я ожидал такого от работы,
А получил из черных рук войны.

***

Нет, ты ни в чем не виновата,
возможно ль быть виновной в том,
что до войны с тобой когда-то
учились в классе мы одном.

Что темной ночью до вокзала
в далекий путь, военный путь
меня ты грустно провожала -
чтоб проводить кого-нибудь...

Папа! Поздравляю и обнимаю тебя.
тогда

verses

***
Могила пуста - Христос исчез без следа.
Магдалина стояла, стопой вороша траву.
Он окликнул ее: Мария! И только тогда
она узнала Его и склонила пред Ним главу.

И по дороге в Эммаус двое спорили с Ним,
и о Нем горевали так, что свет был не мил.
Но Он оставался не узнан, открывшись им
в минуту, когда пред ними хлеб преломил.

Вот и сегодня, в зените Пасхального дня
человек проходит мимо Него дорогой земной,
помышляя в сердце своем: "Окликни меня!
Сопутствуй мне! Хлеб преломи со мной".
(8-05.13)

***

Магдалина стоит перед Тиберием, у нее на ладони яйцо,
не золотое, простое, таким в курятнике нет числа.
Магдалина красива. Но у нее такое лицо,
как будто сама она это яйцо снесла.

Магдалина твердит Тиберию, что воскрес какой-то Христос
в какой-то дальней провинции необъятной его страны.
В этот миг яйцо становится красным, и вот в чем вопрос:
фокусница или ведьма. Окна отворены,

потому что весна, и посвист птиц из сада летит во дворец,
слышны окрики стражи и унылое пенье рабов.
А женщина все твердит, что смерть - еще не конец.
что какой-то Христос воскрес и вывел всех из гробов.

А великий Тиберий думает: если те, кто мертвы,
выйдут на улицы Рима из-за гробовой черты,
то на всех не хватит ни зрелищ, ни хлеба, ни прочей жратвы,
лишние прошлые люди, лишние рты.

Разве только построить бесчисленные корабли
и придать им форму гробов -для удобства и красоты,
посадить мертвецов на весла, чтобы они гребли
отсюда к такой-то матери, вместо мачт поставить кресты,

на которых можно бы распинать в сутки по одному
из этих, воскресших, пусть помрут по второй.
Император доволен. Хорошо, что к нему
такие хорошие мысли еще приходят порой.

Но о чем твердит эта женщина? Что делает во дворце?
Не начнет ли мутить народ, собирая вокруг толпу?
И какой птенец созревает в этом красном яйце,
и проклюнется ли, расколов огненную скорлупу?

(Пасха, 2012)
тогда

(no subject)

Преподаватель истории говорил, что у него студенты, которых он ласково называл "студиозусы",
должны, даже если их разбудят среди ночи, "не открывая глаз, перечислить десять сталинских ударов
в прямом и обратном порядке, или вразброс по номерам, так, чтобы отскакивало от зубов".

"Вместе с зубами - шептал я - вместе с зубами".

Кто не знает," десять сталинских ударов" - десять решающих сражений второй мировой.

Я думаю, что по-настоящему сталинский удар был только один - апоплексический.
Тот, который хватил его в марте 1953 года.