February 9th, 2013

тогда

(no subject)

***

беленая хата зеленая калитка
на подоконнике кошечка копилка
здесь доживали два фашистских недобитка
немецкий прихлебатель и немецкая подстилка

потому как воевали немцы с эсэсэром
они из автомата а наши из винтовки
а она лежала с ихним офицером
он в столовке фрицев был по части готовки

потом их повязали безусловно судили
по пятнадцать лет негодяям впаяли
пусть скажут спасибо что только посадили
пусть скажут спасибо что не расстреляли

а они и говорили спасибо что не сдохли
спасибо что вернулись и друг к дружке прибились
потому как еще в школе друг по дружке сохли
повезло что встретились когда освободились

а была б она подпольщица целка комсомолка
а был бы он разведчиком ордена усы и
под кителем эсэсэсэр лагерна наколка
значит Смерть Сталину Спасение России
тогда

просто так

*
Я, должно быть, плохой либерал. По крайней мере, совсем не готов умереть за то, чтобы мой противник имел возможность высказать свое мнение. Во-первых я ценю жизнь. Во-вторых, если я реализую готовность умереть за мнение своего противника, это мнение будет единственным.
Так что придется активно убивать меня галавойапстену
*
Расправа с мертвыми классиками, похоже, становится популярным жанром.Мне это напоминает подростковую реакцию на авторитеты стареющих родителей. Внутреннее напряжение и дискомфорт проецируются вовне, и начинают восприниматься как внешний конфликт с властными фигурами прошлого. Нам всегда проще разрушать внешние ограничители нашей свободы, чем внутренние. Приходится воспринимать внутренние как внешние, и уже тогда иметь с ними дело. Подавляют ли нас классики? Дисциплинируют ли они нас? Мешают ли нам самовыражаться так же бесконтрольно, как малые дети выплескивают воду из ведерок друг на друга? Мешают лишь постольку, поскольку мы когда-то их прочитали и сделали их наследие частью самих себя. И вот теперь не знаем, что делать с этим наследием. По поговорке: "тяжко нести и жалко бросить". И выход один - "уговорить" себя, что бросить не жалко. Но и уговорить не очень-то получается. Отсюда - неумелость и натяжки в ниспровергающих дискуссиях.
*
То Иосифа Бродского обзовут графоманом, то вот - прямо сейчас - оценят "Мастера и Маргариту" на крепкую троечку.
Но это полбеды, ибо Бродский и Булгаков находятся явно вне пределов досягаемости критиков. Во первых - потому, что мертвы, во вторых - потому что бессмертны. Беда в том, какая продукция сегодня оценивается на пятерочку.
тогда

verses

***

тело лежит на продавленном матрасе
пепельница на брюхе
цигарка в зубах
пепел на подбородке
на потолке покрытом трещинками
как на потрепанном экране
в клубном кинозале
разворачивается картина
прожитой жизни
тошно смотреть

жизнь глаза бы мои
на тебя не глядели
продираешься сквозь тебя
как сквозь
заросли сорняков
лень выполоть

а цветочков и травки
никогда не хотелось
тогда

Имеющий власть

Люди дивились речам Христа, ибо он говорил не так, как говорят книжники и фарисеи, но как имеющий власть.

Благая власть, как и благая весть исходящая от Христа, увы, - не единственный вид власти, который гипнотизирует людей. Не всякая власть от Бога, как бы мы часто ни слышали эту фразу. Князь мира сего - не Бог, этот титул принадлежит Сатане, Противоречащему. И этот князь обладает огромной властью. Это соблазняющая, гипнотизирующая власть. Не случайно в романе Булгакова дьявол определяется как "гипнотизер", по-своему привлекательный и справедливый. И только потому и могущий соблазнить.

Он не держится за свою власть, а щедро делится ею с земными владыками. И земные владыки гораздо охотнее и легче перенимают именно власть тьмы. И гипнотизируют людей, не хуже Воланда. Князь мира сего прекрасно знает - поделившись властью он не уменьшает, но усиливает ее.

Да что владыки! Любой хам, бандит, любой садист говорит как власть имеющий. И эта самоуверенная Власть, которая исходит не свыше, а из-под земли, как лава из жерла вулкана, как магнит притягивает к себе "человека-массу" (Ортега-и-Гассет). Притягивает, как свет притягивает мотылька. Оказывается, тьма притягивает не хуже света.

Как жаль!
тогда

(no subject)

531892_484091651655773_1819825379_n

Знакомый иеромонах-экзорцист как-то сказал мне, что не следует унижать бесов: они существа очень гордые и обидчивые. И прощать обиду не склонны. Кроме того, они не осознают ни своего падения, ни своего уродства и по-прежнему мнят себя ангелами.
тогда

(no subject)

***
Называние вещей своими именами
подобно заклинанию.
Иногда действует,
хотя вроде бы и не должно.