January 24th, 2013

тогда

(no subject)

***

Говорят, что для ребе Юдла поймали щуку, крупную, на живца.
В этой щуке ребе узнал воплощенье родного отца.
Что сказать? Покойный и впрямь был не в меру зубаст.
Должнику ни дня отсрочки при жизни, бывало, не даст..

Вот, лежит он на блюде, большая, кошерная фиш.
На еврейской посуде душою не покривишь.
Для бывшего ростовщика огромная честь,
если собственный сын, раввин, его согласится съесть.

Стать субботней трапезой праведника - грешнику - благодать.
Потому что негоже в субботу праведнику голодать.
Став фаршированной рыбой, свой грех отец искупил.
И ребе Юдл со вкусом поел и вволю испил.

А ночью ему приснился отец, старый, тучный еврей.
Он сказал: ребе Юдл! Плоть моя в утробе твоей,
и за то, что в субботу тебя я насытить смог,
мне отныне открыта дорога в райский чертог.

За услугу - услуга, ты сыт, а отец твой - спасен.
Ребе Юдл проснувшись подумал: какой замечательный сон!
тогда

verses

Когда шестая часть суши была покрыта
жирным слоем лжи, как мажут масло не хлеб,
воспоминания о войне были
единственной зацепкой,
оправдывающей существование

Фильмы о войне, песни о войне
тоже были ложью, но казалось,
что они несут в себе что-то иное.

Тут сравнение с бутербродом не годится:
скорее с прозрачным пятачком
в запотевшем стекле.

Мальчики играют в войну.
Родители играют в мирное время -
и как им не надоест?
тогда

POST PRINTUM

gutenberg_11358_lg1
***
Пресс и доска. Это - печатный станок.
Вот Гутенберг. Или, проще, Федоров Иоанн.
Медные буквы грудой лежат у ног.
Свежий оттиск сохнет. Проецируясь, как на экран,

на печатный лист, Предвечное Слово ждет
последствий того, что теперь уже не рука,
мыслящего, но механизм, как давилка жмет:
где выжимки, где вино - никто не знает пока.

Пять веков - и уйдут письмена, имена.
Анонимус, радуйся! Почерк умер, шрифт - да живет!
Отпечаток мысли - улика, которая не нужна
ни милиции, ни инквизиции, ни уму, ни сердцу, и вот

текст уже не имеет шансов быть прочитанным вслух,
быть разорванным на клочки, быть спаленным в огне.
Или просто - побыть с людьми, преломляясь в двух
хрусталиках, чуть меняясь, словно пейзаж в окне.

(1997)


Киев

26 января, 19:00 ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР БОРИСА ХЕРСОНСКОГО.
В программе - авторское чтение из сборников "Пока еще кто-то", "Кладезь безумия. Записки психиатра", а также новых произведений из готовящейся книги POST PRINTUM.
Гость вечера - художник АЛЕКСАНДР РОЙТБУРД.

Адрес: Книжный магазин "ЧУЛАН", г. Киев, ул. Пушкинская, 21 (вход в арку рядом в банком, затем налево во двор) — с Борис Херсонский.