July 31st, 2012

пара

verses

***

Начало сказки. Жил да был уродливый гном,
рыл под землей рудники, что каторжный крот,
как крупный еж по ночам топотал под окном,
морщил высокий лоб, кривил саблезубый рот.

Не то. чтобы был опасен. Но выходить во двор
по ночам боялись, разве что с фонарем.
Хотя фонарем не осветить бесконечный простор,
а тьмы достанет на всех, когда мы умрем.

Напрасно топочешь, опавшей листвою шуршишь.
Ночь важнее дня, В ней не найдешь следа.
Твой фонарь называется "летучая мышь".
Вдруг расправит крылья и улетит - что делать тогда?

Что делать тогда, что - теперь, что будет потом,
Скрипит закрытая дверь, и стены трещат по швам.
А город крепко стоит на ногах, при том
со славной историей, если верить словам.

На каждой площади конный памятник черт-те кому.
Перед каждой церковью бьет молочный фонтан.
А днем уродливый гном уходит в вечную тьму.
Там - рудники. Что он добывает там?

Говорят, там залежи скорбей, тревог и забот,
стонов и вздохов, иных ископаемых мук.
Катит тачку гном, кривит саблезубый рот.
Его не видел никто. но многие слышали стук

в подполье ли, в подземелье, важно, что "под".
Под-кладка жизни умеренных-уверенных горожан.
А тут еще день нечетный и високосный год,
и фонарь "летучая мышь" летает, что твой кожан.
пара

Записки психиатра

*
Вот сцена, реконструированная по материалам уголовного дела многолетней давности. Дела весьма типичного. Рассматривал его военный трибунал. "Деды" учат "салагу" жизни. ну, сортир мыть, сапоги им чистить (языком лизать сапоги - и такое было). Салага все терпит до поры. Но вот назначают салагу в караул с боевым оружием в руках. И "деды" предупреждают его, что придут к нему ночью, его "опустят", а "калаша" заберут.

*
Как не попугать "салагу", безответного сельского паренька? Ну, пригрозили, "поржали", выпили - и спать. А он пусть топчется с калашом на морозе. Так нет же - пришли! Двое из четырех. Это была их последняя ночь. Услышав шаги "салага" открыл огонь. не видя даже - кто собственно пришел. А если бы офицер пришел проверять караульную службу... Тогда это была бы последняя ночь для офицера.
*
И вот перед экспертами - двойной убийца. Хорошее, открытое лицо. Но и у убитых-то не звериные морды были. Хоть и вели они себя ужасно, но не "вышку" же им за это давать? Неуставные отношения - вот как это тогда называлось... И этому пареньку - не вышку же давать? Не посылать же его третьим - к праотцам. А к тому дело идет. На так называемый "физиологический аффект" дело явно не тянет, "салага" не отрицает, что решение принял заранее: если придут - убью.

*
Они пришли. И он их убил. Проще простого.
*
Боже, зачем они приходили? За своей смертью? Есть поговорка, кто хочет чужой смерти, ищет - своей. Цель садиста - собственная смерть. Этот взгляд кажется мне слишком радикальным.
*
Приходили они с проверкой. Они проверяли полноту своей власти над несчастным пареньком. Они не знали, что неотреагированная ненависть накапливается и рано или поздно следует - взрыв. По принципу "последней капли". Есть такой термин "накопительный аффект". В конце концов мы так и определили состояние "салаги". Получил он восемь лет. Тоже - загубленная жизнь....

*
Вот она - цель мучений, которым подвергает жертву выродок. Это контроль - насколько полна его власть. Думаю, что Сталин, отправлявший в лагерь ближайших родственников своих приспешников тоже проверял - стерпят ли? Те- стерпели. Салага - нет.