September 2nd, 2011

пара

Ах, Одесса!

ДЕНЬ ГОРОДА.

День города от города вдали
проходит как-то легче. Корабли
в порту Одесском, лестница, бульвар,
фигурка шахматного Дюка, весь набор,
трамвай, едой заваленный базар,
разрушенный-отстроенный собор,
толпа красавиц, говорящих вздор.

Все это - там, на месте, как всегда,
цветет-растет, не ведая стыда.
Жара немного спала. Дождик смыл
пыль с тротуаров, статуй и листвы,
оркестр играет. Если свет не мил,
то в этом виноват не свет, а вы.
И простенький мотив, что вас томил,
расширился и звуки распрямил.

Спектакль все тот же. Чуть подновлены
былые декорации. Длинны
сентябрьские деньки. Все это - там,
все это обойдется и без нас,
так легче всем домам и всем крестам
на куполах, и деткам, в первый класс
идущим за руку, и мамам и скотам
в людском обличье, дворовым котам,

обросшим шерстью к осени. В дому
без нас просторней, судя по всему.

(2010)

***

Одесский дух на "Антилопе-Гну"
объездил всю погибшую страну.
В кинотеатрах городских и сельских клубах,
под славною цитатой, что из всех
искусств кино-важнейшее для нас,
катила Антилопа, в сизых клубах
дорожной пыли, газов выхлопных.
Все знают, что Одесса - это смех,
но он умолк. И свет. Но он погас.
Еще -дома в чудовищах лепных.
Еще - акцент. Акации в цвету.
И каждая копейка на счету.
Гнилое коммунальное жилье.
Еще - дворы. И во дворах белье.
Постельное и нижнее рядком.
Еще - бычки и чайник с кипятком
на примусе. И угловой клозет.
И ящики для писемъ и газетъ.

(2011)




пара

Играем в "мурзилку" - 6

Когда я читаю особо злобных "мурзилок", я вспоминаю известную евангельскую притчу о бесах, изгнанных из человека и вселившихся, как мы знаем, в свиней, бросившихся в море. Не является ли наше интернет пространство тем морем, в которое очертя голову бросаются недоизгнанные бесы?
"Недоизгнанные" - потому, что отделяя их от себя, хозяин все-таки не хочет с ними расставаться. Чем-то они ему дороги.И он все время дергает за незримые ниточки, заставляя спроецированные вовне объекты дергаться, корчить рожи и(о, ужас!)говорить.
*
Я, конечно, помню о заведомо пародийных журналах, в которых известные литераторы "оттягиваются", надевая на себя маску напыщенного графомана с правильными консервативными убеждениями. Это прямые наследники Козьмы Пруткова, который, по-большому счету, тоже был "мурзилка", и какой!
Тексты в таких журналах обычно очень славные, и ничего, кроме удовольствия, читателю не доставляют.Да и авторы таких журналов обычно не скрываются.
*
К этой же группе относятся "мурзилки"-рассказчики и рассказчицы (а чаще рассказчики под маской рассказчицы). Здесь девица рассказывает о своих приключениях, то ли гламурных, то ли амурных, часто поминает известных людей в качестве объектов своей любви, или пишется "девичий отчет" с какой-нибудь гламурно-амурной тусовки. Чтение увлекательное, язык хороший, но энергии у создателя такой "мурзилки" (или "фейка")хватает только на один-два коротких рассказа. Повести и романы не для них.
После двух-трех классных "подач" журнал сдувается и беспомощно повисает - до следующего приступа вдохновения или повода для провокации. Здесь докопаться до личности автора трудно,разве что только через стилистический анализ текста. Да и особых причин "докапываться" нет.
То ли дело "преследователи"!Как мы уже говорили, они просто просятся:"Ищите меня!Поймайте меня!" Соответствующая игра по Эрику Берну называется "Полицейские и воры". Ее прообраз - мальчик, который ударит человека в спину и пускается наутек.
(продолжение следует)