March 11th, 2011

пара

verses

Лекция о диалектическом материализме

1.
Два раза в году мимо трибун тягачи везли
мощные фаллосы, готовые сокрушить невинность земли,
на трибуне стояли старцы в папахах, головы их тряслись,
они представляли ракеты взлетающими ввысь
и оттуда, с неба, давящими врага,
как таракана обутая в кирзовый сапог нога.

Они помнили эту ногу и этот сапог, в трясущихся головах
с тех пор угнездился и тихо ворочался страх.

2.
Говорят, что тогда мы любили друг друга, но это - зря,
просто в гостиницы не пускали без штампа в паспорте, вот
и вся причина. Из Прибалтики привозили бусы из янтаря,
верили в целебную силу всех минеральных вод,
в особом почете "Боржоми", "Ессентуки", "Нарзан".
Осенью выезжали в колхоз выручать пейзан.

Танцы в клубе по вечерам, угрюмые драки самцов
за то, чтобы дети могли продолжить дело отцов.

3.
И дети продолжили так, что перья и пух
полетели от родины пингвинов и африканских слонов.
Во саду ль в огороде вырос огромный лопух,
а капуста не уродилась, но этот сюжет не нов.
И этот сюжет не нов, и стар как небо другой,
и кот коготком скребет, выгибая спину дугой,

и жучка за внучку, а внучка за юбку кривой
бабки, а дедка все тянет репку, едва живой.

4.

Да, дедка все тянет репку, за ним - толпа,
от большего к меньшему, в финале - крысиный хвост.
С неба сыпется манна, такая себе крупа.
Бог, как огненный столп, поднимается в полный рост,
Он говорит, Он мог бы многому нас научить,
когда бы могли милость от казни мы отличить.

Но мы не умеем. Да и что там уметь?
Колокольня - всего лишь камень, а колокол - просто медь.

5.

А жизнь это просто химия одержимых похотью тел
молодых и постарше, а то и вовсе в летах.
О гробовую доску крошится дошкольный мел.
Неужто мы и впрямь не хуже маленьких птах?
Неужто у нас сочтены и волосы на голове?
У безволосого - лысина, у двуглавого - две.

Материя неизбежна. Размазанный электрон
окружает несчастный атом со всех сторон.

пара

Небольшая двуязычная русско-итальянская книжка



"Мраморный лист" у меня в руках. Составила и редактировала книжку профессор Клаудия Скандура. Она же перевела двадцать с лишним стихотворений "итальянского цикла". Помимо этих стихотворений, в книжку вошли отрывки из "Семейного архива" и подборка избранных стихотворений. Эти стихи перевели на итальянский Марко Саббатини, Алессандро Ньеро и Екатерина Марголис. Кроме того, Клаудия Скандура предпослала книжке небольшое, очень теплое предисловие. Издание предпринято по инициативе Одесского национального университета и римского университета "Сапиенция". Верстка и дизайн - Софьи Кобринской. Огромное спасибо всем.

Книжка будет презентована в Риме 17го марта, надеюсь показать ее и в Одессе. Когда - пока не понимаю.

пара

verses

Лекция по политической экономии


1.

Прибавка к жалованию полагается за каждые пять
лет непрерывного стажа. Если не выйти в срок
на пенсию, выплаты тоже могут поднять
рублей на десять. Жадность, конечно, порок,
особенно если достигнешь предела в сто двадцать рублей
плюс льготы и жизнь потечет лучше и веселей.

Жаль только, жизни останется с гулькин нос.
А дальше - быть иль не быть - уже не вопрос.

2.

Трубили в трубы заводы, под ногами стелились поля,
подъемные краны торчали то там, то здесь.
Покрытая металлоломом расцветала земля
отборной ржавчиной, с буржуев сбивая спесь.
Наматывал спутник пряжу виток за витком.
Слал привет экипажу рабочий хрен с молотком.

Лупил корову по темени отважный боец скота.
И это все - доказательства, что наша земля свята.

3.

Экономика святости экономна. Просторные небеса
живут не по средствам. Раздавшимся вширь
облакам пора бы одеться в черное и затянуть пояса,
пролиться на землю дождем, пахнущим, как нашатырь.
К стенам фабричным лепился производственный городок,
сплошные общаги, набережная, маслянистый поток.

Он был когда-то рекой. Водились в нем караси.
Шумел камыш, как издавна повелось на Руси.

4.

Все дело решает стоимость, дополнительная, а не
прибавочная, как где-то, страшно произнести,
трактор ползет по земле, луноход ползет по Луне,
Дворник в ватнике будет промерзшую землю мести,
пока не выметет нечисть, прижившуюся в аду.
Привязанный к койке больничной, алкоголик лежит в бреду.

Когда б и меня привязали, я бы тоже чертей гонял,
зеленых, которых на синих никогда бы не променял.


5.

Производство средств производства было первоочередной
задачею производства. Станки порождают станки.
Металл размножается, как инфузория: две вместо одной
машины строгали стружку наперегонки.
Соревнованье бывало социалистическим, на худой
конец - спортивным, высоким, как на ферме - удой.

Выживание в этих условиях часто сводилось к нулю.
Базис шептал надстройке: "Я тебя не люблю".