August 8th, 2010

пара

verses

***
Маше

Товарищ Исаак Бабель пишет историю города О.
крупной жемчужины у Черного м.
По этому тексту будут снимать кино,
товарищ Бабель величает товарища Сталина, но
Бабеля расстреляют - полностью и насовсем.

Город О. не поморщится. Он не такое видал-миндал.
Что это вы мне говорите в ухо, сошли с ума?
Слушайте лучше сюда - у дяди Пети скандал,
у тети Мани опять под глазом фингал.
Представьте себе, она ему во все призналась сама.

Действительно, тетя Маня ведет себя не как жена
ответственного работника Пети, а как последняя б.
или как первая б,, в ней порода мамы видна,
а мама была - ну все помнят Мэру, какая была она,
а папа Давид все нес на своем горбу (или - горбе?).

Буржуи оставили городу О. нищету и грязь,
которая нынче поближе к центру перебралась
Ах, Советская власть, Софья Власьевна, и откуда только взялась?

У дяди Пети белый костюм и черный портфель,
жена наркома зовет товарища Бабеля в накрахмаленную постель,
у города О. и у всей страны одна великая цель.

Товарищ Бабель пишет о том, как широки и прямы
улицы города О., какие умы
замышляли и строили все от бывшей биржи до настоящей тюрьмы:

итальянцы, французы, испанцы на службе у русских царей.
Здесь зерном торговали грек армянин и еврей.
Город О. об этом хотел бы забыть поскорей.

Город О. учит цитаты товарища Сталина и вполне
преуспел в этом деле, даже морской волне
сладко накатывать, нашептывая слова
из доклада на съезде расстрелянных, Два воронцовских льва
морщатся на воротах. Или это кажется мне?

Дым из трубки товарища Сталина облачком над заливом плывет.
Дырка в черепе товарища Бабеля до Воскресения заживет.





.
пара

Одесский синдром

Одесса - средиземноморский город. То, что он стоит на берегу Черного моря - географический факт и, в то же время - недоразумение. Ее строили итальянцы и французы. И итальянский, и французский языки какое-то время были здесь официальными. Помните - "язык Италии златой". Как и всякий южный приморский город Одесса имеет вольный нрав, некую истероидность, присущую южным красоткам, черты, которые французские психиатры окрестили la belle indifference - прекрасное равнодушие. Не верьте нашим южным жестам, расширенным глазам, всплескиванию ладошками, признаниям в любви... Не думайте также, что за этим что-то кроется. Поужасавшись или повосхищавшись всласть, Одесса пойдет на кухню готовить вкусную южную еду. Лицо ее будет выражать некую сосредоточенность - и ничего более. Это не лицемерие, в этом есть нечто иное. Одесса как бы актриса на сцене, пьеса давно написана и отступать от текста нельзя. Одесса показывает пришлецу то, чего от нее ждут: вы хотите, чтобы вас рассмешили?
рассмешат. Чтобы накормили? накормят, хоть бичками (так и скажут - бички, вам нужен акцент - вот он), хоть тюлькой, хоть брынзочкой. Чтобы обманули? Обманут, будьте уверены! Одесса - та еще экстравертка, вся обращена наружу. Декораций тут не меньше, чем реальных построек. То, что символом Одессы является оперный театр - не случайно. Итальянская ария, неаполитанская песня - вот что ей по нраву.

*
Как у всякого города у Одессы есть свой миф. Выражение "одесский миф" стало трюизмом. Почти все, что услышит об Одессе пришлец - мифологично. Начиная с того, что Одессос, греческая колония, давшая нашему городу имя, находилась вовсе не здесь. Вам расскажут о том, что в Одессе дружной семьей жили разные народы. Умолчим о еврейских погромах, их в Одессе было много. Но город спокойно проводил в ссылку своих греков, немцев, итальянцев. Проводил евреев в лагеря уничтожения, а намного позже - другое поколение уехало в эмиграцию. И Одесса помахала платочком вслед - а что еще делать?

Был американский документальный фильм "русские идут". Его показали по советскому ТВ. Там были впечатляющие кадры эмигрантского пиршества в бруклинском ресторанчике. Пожилые люди плясали под песенку:
"Разве может жить Одесса без евреев?
Не может жить Одесса без этих людей!".
Американский документальный фильм шел с советскими комментариями. Сразу же после бруклинской пирушки на экране появился человек в черном пиджаке и галстуке и сказал: "Как видите, Одесса вполне смогла обойтись без ЭТИХ ГРАЖДАН".

Автор текста песенки ошибался. Прав был человек в черном пиджаке.

*

Это будут краткие, разрозненные заметки, которые я, возможно, соберу воедино как детский конструктор. А, может быть, и нет. В любой момент они могут оборваться, впрочем, как и наша жизнь.