March 31st, 2010

пара

verses

***

Знали ведь, как аукнется так и откликнется.
Называли свою страну всесоюзной житницей,
называли город черноморской жемчужиной,
шли на службу в рубашке ветхой, да отутюженной.

Занимались политэкономией, также иными науками,
возмущались стилягами, суками, узкими брюками,
на начальство глядели с нежностью, на детенышей - буками.

Тащили их за собой из райского детского садика
домой в коммуналку, из коллективного адика -
тихий час, фурии в белом, кроватки с железными спинками,
речь с дефектами, заиканиями, запинками...

И трамваи звенели звонками, гремели колесами,
и детки росли безумными, безголосыми,
как знали, что пустят их по миру голыми-бОсыми.

И нечем хвалиться, разве что - деяньями ратными,
водянистыми небесами да облаками ватными.
пара

verses

***

Не поймешь: то ли облако по небесам проплывает,
то ли рыба плывет под водой, то ли лодка плывет по воде,
то ли вдоль бытия - то, чего никогда не бывает,
что-то вроде ничто - по нигде.

Эти плавания, эта жизнь параллельных движений
в бесконечности (прав Лобачевский) сойдется в точке одной,
как в десятке дырявой одной из бумажных мишеней
в гулком тире подвальном под бывшей широкой родной.
пара

Искупил еси от клятвы законныя...

***

- Учитель, где сядем мы, чтоб насладиться Пасхой?
- Пасха Моя приготовлена до начала времен.
...Шли осторожно, озираясь с опаской.
Петр слишком горяч. Иуда слишком умен.

Агнец Божий, Свет, не объятый тьмою,
ученикам сказавший: "Не воскресну, пока не умру.
Вы же все чисты. Вот только ноги омою
вам, омою и насухо оботру."

(2008)