April 13th, 2009

пара

verses

***

Окраины, подступы к городу,пояс
полуразрушенных зданий, черные окна, пустые рамы.
Редко-редко когда прогремит пассажирский поезд,
больше товарняки - платформы, цистерны с белыми номерами.

Чаще -порожняком, за недостатком груза,
хотя отсутствие - неподъемная тяжесть, впрочем,
раньше гнали вагоны с разных концов Союза,
общий дом, как говорится, да оказался непрочен.

Но вот, наконец, пассажирский, по дороге Одесской-
Кишиневской, как ее там, ну, знаете сами.
Зеленый вагон, окно с отдернутой занавеской.
Ребенок, прижавшись носом к стеклу, смотрит пустыми глазами.
пара

И еще раз для Маши Галиной с ответным приветом

***

Мачеха купила для девочки фашистское фортепиано,
черное, целых три педали, хотя у девочки ноги только две.
Бронзовые подсвечники, медали на крышке, странно,
бьешь по клавишам - видишь мачеху с бигудяшками на голове.

Любимый папа погиб под Берлином в битве с врагами,
мать умерла за два года до начала войны.
Девочка играет гаммы, на педали давит ногами,
а ноги у ней красивы и нипадецки стройны.

Мачеха в спальне проводит время с гостями,
что ни день - то новый и страшный, девочка не боится ничуть.
Но вот подсвечник превращается в птичью лапу с когтями,
и хватает за горло девочку, и давит - не продохнуть.

А вот из второго подсвечника - вторая когтистая лапа,
девочка с выпученными глазами и высунутым языком
видит - из книжного шкапа выходит любимый папа
и отрубает лапы широким немецким штыком.

А вот и мачеха из спальни выходит, патлата,
зевает, хочет ладонью рот прикрыть, но вот беда так беда!
Бронзовые подсвечники торчат из рукавов халата.
Из обрубков на пианино хлещет кровь, как из крана - вода.
пара

и еще раз!!!

***
Черная шляпка с черной прозрачной вуалью
черные перчатки до локтя. Голые плечи белей
мела, известки. Взгляд дамы наполнен печалью
черной-пречерной, она несчастна, но ты ее не жалей.

Ты от нее не отводишь смущенного взора,
мальчик-сиротка, голубоглазый гном.
Поганый крупье с головой, разделенной пробором
бросает карты на стол, крытый зеленым сукном.

Все как положено - золоченые кандлябры, свечи,
лилии на обоях, позолота на потолке.
А она подходит все ближе, и лишившийся дара речи
мальчик, гном, одуванчик, забившийся в уголке.

А она подходит все ближе и вдруг хватает
ребенка за тонкую шейку сильной рукой.

А крупье тасует колоду, но в ней не хватает
карты одной, вы знаете сами - какой.