April 11th, 2009

пара

verses

***

Сотня бритых налысо подростков в загоне
под присмотром прапора носами сопят.
Скоро им отправка в общем вагоне,
а они уже пьяны с головы до пят.

И они не видят сбившихся в кучку
матерей и девушек, кое где - отцов,
ни на небе голубом - золотую тучку,
ни ангелов, что сверху глядят на молодцов.

Одесса-товарная. Обтянутая сеткой
квадратная площадка, напротив - пивбар.
Нижняя губа с прилипшей сигареткой.
Защитники отечества - расхожий товар.

Постоим за родину пулей и прикладом,
или бомбой ядерной, если уж война.
А то, что отечество дышит на ладан
и кончится до дембеля - в том не их вина.

Какие знамена приготовят для парада,
дадут ли профессию, научат ли уму?
Когда в письме напишут, что его отрада
живет с каким-то хреном в высоком терему?
пара

С Праздником!




Общее воскресение
прежде Твоея страсти уверяя,
из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже,
темже и мы яко отроцы победы знамения носяще,
Тебе победителю смерти вопием:
Осанна в вышних,
Благословен Грядый во имя Господне.
пара

verses

***
Лазарь, изыди!

И он является белый на фоне черноты,
четырехдневный, спеленутый младенец Смерти,
щуря помутневшие глаза
от вечных лучей Солнца Правды
и просто - солнечных лучей,
еще не в силах различить то и другое,
слыша шепот в спину:

Лазарь, возвращайся скорей.

Один раз родился, два раза умер,
такая загадка о нём.


Как белый зуб из черной, кровавой лунки,
вырван из черного небытия, из кровоточащей пещеры.

Кто, кто эти люди, эти сестры,
Марфа, Мария, расширяющие зрачки,
зажимающие носы.

Уже смердит, ибо четырехдневен.

Годами придется отмывать
этот тлетворный дух, натираться благовониями,
осыпать тело душистыми лепестками роз.

Тщетно. Напрасно. Бесплодно.

Один раз родился, два раза умер,
такая загадка о нем.
пара

Грядый на вольную страсть....



Музей Боде, Берлин

***
Слушай мир, лежащий во зле:
се Царь твой грядет на молодом осле.

Он видит пушистые веточки вербы в дрожащих руках
старушек, и тонкую свечечку среди золотых лампад,
мерцающих в темноте. В каждый год и во всех веках
он входит в Иерусалим, Москву, Карлсбад,
Петровку, Каменку, Махачкалу,

ступают копыта на хитоны, лежащие на земле,
попирают ковры, лежащие на полу.

Слушай, мир! Се Царь грядет на молодом осле.
Его встречают наши прадеды, их отцы,
скитальцы, странники, пришлецы,
убийцы, скареды, подлецы,
доносчики, которым, знаете, - первый кнут.
Подошли бы поближе к Господу, но не рискнут.

Вдруг достанет проклятие, молонья, огненная стрела,
наполненная плачем и зубовным скрежетом мгла,
где грешники корчатся в чем мать родила.

Се Царь грядет - Он слышит с иных планет
все то же - щелканье счетов и звон монет,
жужжание кассовых аппаратов, видит миллионы очередей
к миллионам прилавков, он видит глаза людей,
дорвавшихся до товара, стремящихся поскорей
пройти мимо нищих, толпящихся у дверей.

Ибо нищих всегда имеете, а Меня не всегда.
Но каждый год в Рождество на небе дрожит Звезда,
и каждый день суета, нищета, тщета
тащится за Царем, протискивась во врата,
стражники начеку, пьяницы навеселе.

Слушай, мир! Се Царь грядет на молодом осле.