April 4th, 2009

пара

verses

***

Почему-то думаешь о стариках
сидящих на сундуках,
в белых рубахах, черных портках.

Сидят, ждут, когда их увезут,
двумя зубами сухарик грызут,
но ни подводы, ни грузовика.
Мимо топочут века -
стада годов-быков,
за которыми пыль облаков.

хоть бы рев истребителя с неба, хоть бы гудок
бронепоезда с ближней станции, хоть бы чуток
поторопились, но в тишине
только сухарик хрустит, крошится и не
закричишь: Боже, как страшно мне!

Страшно и тошно, и кто бы растолковал,
куда подевались дети, внуки, куда, как не бывал,
провалился мир - река, большак, тополя,
жирная, комьями, распаханная земля,
колесо на крыше, гнездо аиста на колесе,
куда запропало всё, куда подевались все.
пара

verses

***

Бросился бы в море да Господь не велит -
только попробуй, не прощу подлеца.
Медуза негоргона бахромой шевелит
синий крест на куполе, ледядные щупальца.

плавает медуза, и глубже под ней
маленький морской конек, хвостик-завиток,
синий краб ползет среди охристых камней
в розовой морской траве креветок пяток.

Дальше-больше, дальше- меньше, дальше вовсе не
различаешь ничего или нет ни...я.
Черноморская ставридка в зеленой волне
жемчужною полоской на боку чешуя.