September 27th, 2008

пара

С ПРАЗДНИКОМ!

ПОВЕСТЬ О КРЕСТОВОЗДВИЖЕНЬЕ

***
Видит сон царица Цареградская:
стоит город, свят Иерусалим,
рядом с ним гора окаянная,
окаянная гора Голгофская.
А в горе той плачет Господен крест:
Смилуйся , Елена царственная!
тяжко, мне, Кресту во земле сырой,
рядом с крестами злодейскими!

Сам-то Царь Исус со Отцем сидит,
над всеми царями царствует,
над господами господствует,
а я, Крест честной от людей сокрыт!»

*
И восстала Елена Царственная,
и пришла во город Иерусалим,
и взошла на гору Голгофскую,
да велела слугам землю копать,
Крест Исусов от земли отнимать,
ты прости ее, земля-мать!
*
Вот стоит город Иерусалим,
за стеною гора Голгофская,
на горе положены три креста:
два креста, как есть, кресты разбойничьи,
а третий честной Иисусов крест,
а над ними плачет Еленушка,
святая царица Цареградская!

О блаженное древо, Исусов крест,
дай мне, царице хоть малый знак,
чтобы мне, царице, тебя узнать,
чтобы миру всему прославить тебя,
чтоб тобой прогоняли поганых бесов
и злодеев-иноплеменников.

*
Отвечает ей голос из облака:
Погляди, Елена Цареградская!
вот несут покойника на кладбище.
Пусть кладут его на все три креста,
а как покладут, то пусть помолятся
милости Креста Животворящего.

На каком кресте восстанет мертвец
тот и есть крест Исусов, истинный.

*

Тот-то шуму, радости в городе! Вот
воскресший сидит у стены.
Глаза таращит, сжимает рот,
следы разложенья на теле видны,
вокруг дивится народ.
Стекаются люди из ближних мест,
говорят воскресшему наперебой:
Вот что делает Животворящий Крест,
Вот что он сделал с тобой.

Ты покинул смертную тень!
Твой грех навсегда прощен!
Человек ответил: я только на день
из вечной тьмы возвращен.
Смотрите на Животворящий Крест,
Зачем на меня смотреть?
Пожалейте, люди того, кто воскрес,
чтобы опять умереть.

*
А как на день-то Воздвиженья
все змеи, ужи да ящерки
воздвигаются, подвигаются,
заползают во норы подземные
к великой змеиной матушке.
Ах ты, змеиная матушка!
не клади рядком, не кори злом,
закатай клубком, завяжи узлом.
Чай клубок до весны не раскатается,
чай узел до весны не развяжется,
чай змей из-под земли не покажется.

(2007)
пара

verses

***

Кабы не было на небе кому помолиться,
а на земле - на кого опереться,
куда было б нам, многогрешным податься?

Разве только без оглядки бежать, с задышкой,
чуя погоню, засаду, подвох, измену,
разве только дыр-дыра-за-себя, как тогда, мальчишкой,
мальчишкой, ладошкой о стену.

Но на небе Господь и ангелы хороводом,
а на земле место, откуда родом,
а стена - не жена, все выше и крепче, и с каждым годом,
яснее, что не подвинется, как ни бей ладошкой по ней,
а дыр-дыра уже не игра:
все ближе и все черней.
пара

verses

***

Вспоминает Гурий - в селе на Кресто-
воздвиженье пресное тесто
раскатывали в пласты,
вырезали из теста кресты,
выпекали, сами ели, и давали скотине,
чтобы дети зимой не болели,
и овцы холода претерпели.

А я-то бранился - язычники! О Божьем Сыне
не думают, о страстях Его и о цели
воплощения знать не знают, не молятся, всё им обряды
да колдовство, да песенки в честь Коляды-Маляды.
Все бы им дед Никола, милости и щедроты.

Но скотину кормить крестами - ни в какие ворота!

А одна бабка сказала - скоты тоже люди, к примеру овечки,
я за каждую в церкви зажигаю по свечке.
И коровы - люди, и лошади - люди, а ты,
батющка, верно считаешь, что и люди - скоты.

Прозорливица бабка была. Но что ни говори -
все мы скоты, хоть и с образом Божьим внутри.