September 16th, 2008

пара

verses

***

Начало семидесятых. Владыка Гурий (Петров)
получает какую-то грамоту от властей.
Владыка нынче не в духе. Вчера наломали дров
трое семинаристов. Запустили гостей

в общежитие. Правда, обошлось без девиц,
но лучше бы уж девицы - все поступают так.

Начальник борьбы за мир говорит о защите границ.
На средства епархии, вероятно, построили танк.

Гурий тучен, отечен, одышлив, разряжен в парчу.
В зале душно. Какой-то лозунг на полосе кумача.
Гурий молится в сердце своём: «Я этого не хочу!».
Товарищ вещает про плуг, перекованный из меча.

«Я не верю в Бога (конечно, не веришь), но я
верю в Русскую Церковь (Еще бы! Зал
взрывается аплодисментами), в епископат ея…»
(«Ея» – славянизм). Ну что же, неплохо сказал

товарищ, а перед собранием, зайдя в кабинет,
велел «не трогайте мальчиков, это свои,
от соседей». И надо прищучить гебистов, но нет,
теперь не выгонишь их, пусть бесятся, бугаи.

Христос страдал, и Церкви велел страдать,
Вот, обведут стукача трижды вокруг алтаря.
Прочитаешь над ним: «Божественная благодать,
недугующия врачуя». Молитва пропала зря.

Ничего не изменишь. «Аксиос! Многая лета!». В Дому
Божьем полно постояльцев, приятелей Сатаны.
Снова: «Многая лета, Владыка!». Впрочем, ему
жизни месяца два, и те ему не нужны.
пара

(no subject)

В предрассветную рань проводили в аэропорт Алексея Цветкова. Вчера состоялось его второе чтение в Одесском литературном музее. Людей было на этот раз совсем немного. зато были именно те, кто хотел и умел слушать прекрасные и очень нелегкие эмоционально стихи. Алексей читал великолепно.

пара

О Волошинском фестивале в Коктебеле

Чем дальше, тем невозможнее писать подробный отчет.

Фестивальные мероприятия не очень зависят от местности. Прекрасный крымский пейзаж лишь одна из декораций для нашего умеренно шумного, сильно проспиртованного и мало кому (кроме нас самих) интересного действа. Массовость фестивалей решает проблему слушателей, это те, кто уже читал, будет читать через час или надеется читать на будущий год. Но поэты не слишком хорошо слушают друг друга, особенно, если вечер проходит в ресторане, где унылая попса уместнее стихов. Крымское вино - огромный соблазн, кто устоит? Collapse )
пара

verses

***

Как пережить осенне-зимний сезон среди гостиниц пустых,
в приморском поселке? Разбегаются кто куда
даже местные в эту пору. Приезжий еще не постиг
того, что могут сделать с душой не то чтобы холода –

температура плюс столько-то, но туман или дождь,
ветер и звуки, порожденные им, свист или вой
в кронах деревьев, трубах печных, когда не ждешь
просвета в ближайшие месяцы. Над головой

проносятся воспоминания. Знаменитый пейзаж
исчезает к такой-то матери. Маленькие кафе
заколочены или разобраны. В списке пропаж
добавляются новые пункты в каждой графе.

Винограда хватает до Рождества, яблок до февраля,
водки – до дня, когда абсолютный свет Божества
воссияет, и ты увидишь новое небо и новую землю, ибо земля
прежняя миновала, и моря нет, и трава

забвенья по пояс, и теплый ветер треплет навес
из брезента в полоску похоти и греха.

Вот новый курортный поселок спускается к нам с небес,
прекрасный, словно невеста, украшенная для жениха.