Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Из Остапа Сливинского

M. R.
Надо было легко оттолкнуться и плыть.
Развернутый по течению катер, над которым дымилась
Кухня оттепели. А дальше - двое из них, расседланные,
С выступающими лопатками, между которых набралось немного воды.

Они любят ложиться в ил, где заканчивается
Тростник, и кажется, будто упали две кометы,
Завернутые в черный брезент, с какими-то опорами,
С меридианами ребер, просматривающихся

Насквозь. Здесь происходит их несвязная любовь,
Посреди круглосуточной обсерватории трав.
Пташка вод, катушка света, лампадка ветра,
Как водомерка - невесомо и точно - я переписываю

Их курсив.

LIMBO

Холмы в темноте были будто разбросанная постель,
В которой клубятся птицы. Ты помнишь:
Можно доверять лишь случайным находкам,
Я нашел остатки чьего-то пальто,
зацепившиеся за весло. Груды одежды
Напоминают лишь секонд-хенд и
Концлагеря, а здесь? Большая стирка, которую
Нам устраивает всенощный туман?
Будто отель открыли над гладью озера -
Воспаленные ночники пленками воду насквозь,
Пожарная лестница ведет в донные пески.
Можно заночевать в воздухе, чтобы земля
Не прорывалась в сны вместе со своим перегнившим
Кладбищем! С целым пучком обиженных
Пальто, изувеченных ботинок и шапок!
Надо быть начеку, чтобы не надеть мертвую рубашку,
Например. - А достаточно не закрыть окно
Перед молью, переносчиком вируса того света.
Действие одного из снов происходило в гардеробе,
С которого начинается противоположный мир.

EVA

Старый университетский корпус, который называют
«Казарма», он почти всегда закрыт
Ботанический сад; нескоторые перепрыгивали на роверах
невысокие цепи ограждения,
Останавливался перекресток, проклиная смену Света. Мои
духи неповзрослевшие Будут беречь Тебя, Ева.
Тогда я долго не открывал, вдыхая аромат
Полной ванны роз после школьного праздника,
шампуня «Соль с вишней», который Ты
Любила; Министр внутренних дел страны кефира
пунктуально закрывал свои границы
Каждое утро, когда пора было бежать на
Стадион, и в ветвях шумели пробужденные;
Я терпеливо ждал, пока Ты поговоришь со старшими,
я представлял себе руль и вращал
Перед Тобой изображение, полное неизвестных мне знаков,
узнавал себя и ставил на
Отметке "0", и двигался, как в танце засыпания;
узнавал Твоих друзей и домашних животных,
И также определял им числа, близко к себе.
А дальше очень глубоко
залетали птицы,
Я же говорил Тебе на языке оперения,
но знаешь, как перья все пропускают,
Будто пьяный патруль.
Это называется «синдром пеликана»,
я был просто блестящим
Образцом; и когда я с позором вернулся за парту,
вспомнилось Твое
это единственное изречение:
«Чтобы не волноваться, я представляла людей деревьями».
Ева, я перестал откликаться на
Собственное имя.
Subscribe

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments