Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Categories:

Выбранные сновидения о несчастной невозвратной любви

*

Приходил друг, пил коньяк бисквит, закуривая его гаванской сигарой (или я опять что-то напутал?). Говорит, - хочешь загадаю тебе загадку?
-Ладно говорю, загадывай - а сам жду подвоха или погребки.

-Что такое остановка по требованию?
- И это твоя загадка? - разочарованно спросил я, - ну, это когда трамвай останавливается только тогда, когда кто-то хочет выйти или войти.
- Нет! - воскликнул друг, - остановка по требованию это когда ты остановишься и прекратишь писать стихи по требованию Одесской Литературной Общественности!
И они втроем расхохотались.
Почему втроем?
Совсем забыл сказать - за спиной друга стояли братья Кастро Фидель и Рауль.

*
Как-то мне приснилось, что меня завербовало ЦРУ, а Одесскую Интеллигенцию - ФСБ. И вот я звоню ей и говорю: Забудем старое! Раньше мы любили друг друга, а теперь давай друг друга завербуем. Двойной агент всегда в двойной цене!
И хоть говорю я по телефону, ясно вижу, как она вытаскивает китайский веер из муфты и долго им обмахивается. вроде как душно ей стало от моего предложения. Наконец она говорит - хорошо, но только дай мне обещание, что ты прекратишь писать стихи и вывешивать их на ФБ!
- А тебе-то какое дело? Может быть, стихи - это маска, за которой я скрываю лицо шпиона?
- Я не для себя прошу, - сказала Одесская Интеллигенция, - это я по просьбе Одесской Литературной Общественности.

*

Ранним утром муэдзины со всех четырех минаретов Одесского ЖД Вокзала возвестили о прибытии скорого бронепоезда из Санкт-Путинбурга. Я гулял по перрону, пересчитывая молодых спортивных людей в акриловых вязанных шапочках,
прибывших в Одессу. За каждую подсчитанную голову ЦРУ платило мне по одному американскому центу. Деньги небольшие, но ситуации сложилась такая, что и этими деньгами нельзя было пренебрегать.

*
Количество монументов на Седьмом Километре возрастало. Все они были перемещены - из разрушающейся Одессы и ее северного брата - Санкт-Путинбурга. Надо ли напоминать, что все они были переименованы? Три грации оказались статуей в честь Одесской Интеллигенции, Одесской Литературной Общественности и Одесской Агентуры. Памятник Екатерине Второй превратился в памятник Одесской Фарце и первым реализаторам Седьмого Километра, а Медный Всадник считался памятником доктору Бенкедорфу на белом племенном жеребце Блейлере.

Но попадались и оригинальные композиции, к примеру, памятник Демократии.
Памятник представлял собою увеличенную копию избирательной урны с гербом Неизвестного Государства. Туристы и покупатели с удовольствием бросали туда записки с пожеланиями счастья в двуличной жизни. Только Стена Плача собирала больший урожай подобных записок. Позднее рядом с копией избирательной урны поставили плохую копию статуи Венеры Милосской. Это был намек на то, что демократия - безрука. Но намека почти никто не понимал.

*

От вылизывания до укуса - один шаг.

Бася.

*

Приходил друг, курил гаванскую сигару, обмакивая ее в хрустальный бокал с коньяком "Бисквит". Рассказал, что в Одесском порту творится нечто неладное. Крейсер "Смотрящий" всплыл со дна морского в полной боевой готовности. К нему присоединились эсминцы "Зажравшийся" и "Ссученный".
Ожидается десант.
Даже поговорку придумали: "Десант - одессант".
-Но сюда, на дачный участок они не придут? - взволнованно спросил я.
-Придут, - печально промолвил друг, - но мы с тобой уже этого не уивдим.
-Мы погибнем?
-Нет. Мы летим на Кубу, на Остров Свободы! Братья Фидель и Рауль ждут нас.

Я оглянулся. Черная кошечка Бася не торопясь, складывала пакетики с кормом "Сочные кусочки" (Внимание! Этот текст не является рекламой продукции фирмы "Вискас"!) в небольшой чемоданчик.

И впрямь пора - подумал я. Огромная ракета "Ромео и Джульетта" стояла за окном, готовая к старту.
Tags: записки безумца
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments