Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Categories:

Мой перевод из Аги Мишоль

ГУСИ

Мой учитель математики, Эпштейн,
находил особое удовольствие,
вызывая меня к доске.

Он говорил, что моя голова
нужна только для того,
чтобы носить шапочки,
что птица с таким умом, как у меня,
всегда летела бы позади стаи,
и, в заключение, отправлял меня
пасти гусей.

Это приговор многолетней давности.
И вот я сижу в тени пальм,
в окружении трех
очаровательных гусынь.
Думаю, он это предвидел,
думаю, он был прав.

Сейчас я радуюсь, глядя
на моих гусей, как они набрасываются
на хлеб, который я им крошу,
как покачивают радостными хвостами,
как замирают на мгновение под капельками воды,
когда я обрызгиваю их из шланга.
Они подставляют голову и расправляют тело,
и оно вытягивается, как будто
вспоминает дальние озера.

Он давно уже умер, мой учитель математики,
и вместе с ним умерли все его задачи,
которые мне никогда не удавалось решить.
Мне нравятся шапочки,
и, наблюдая за птицами,
возвращающимися на деревья,
я всегда ищу  глазами ту, которая летела последней.

Как сообщил Д.Кузьмин, это стихотворение ранее перевела Гали-Дана Зингер. Этот перевод был опубликован в журнале "Воздух",
но, работая над своим переводом, я об этом не знал.

Помещаю здесь перевод Гали-Даны Зингер.


Гуси

Эпштейн, мой учитель математики,
любил вызывать меня к доске.
Говорил, что моей голове подходят только шляпки.
Говорил, что птица с такими, как у меня, мозгами
летала бы с хвоста.
Посылал меня пасти гусей.

Теперь, спустя годы после этого приговора,
сидя с тремя моими прекрасными гусями
под пальмой,
я думаю, может, он был дальновидцем,
мой учитель математики,
может, он был прав,

ведь ничто не радует меня больше,
чем смотреть, как они
налетают на хлебные крошки,
трясут счастливыми хвостами,
замирают на миг,
когда я брызжу
на них
водой из-под крана,
тянут шеи и напрягают
тела, как тот, кто вспоминает
о далёких озёрах.

С тех пор мой учитель математики успел умереть
и с ним умерли все его задачки, которые я так и не сумела
решить.
Я люблю шляпки,
и всегда вечерами,
когда птицы возвращаются на пальму,
я ищу ту, что летит с хвоста.

Subscribe

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…