Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Category:

Записки психиатра


*
В эти дни желтый дом был буквально погребен под снежными сугробами. Снег в Одессе выпадает не так часто, еще более редко он бывает столь обилен.... Аллеи от главного входа к отделениям кое-как расчищены силами "сохранных больных" - то есть достаточно сохранных для того, чтобы орудовать огромными совками для уборки снега - к древку приколочен лист толстой фанеры, обитый жестью.
Так называемая "колония" - хронические отделения, судебное отделение, морг, мастерские - пребывает под сплошными снежными завалами. Но даже в такую погоду мертвые нуждаются в погребении.
Катафалк к моргу не пробьется. И вот мы - два доктора, психиатр и гинеколог Миша Ш. катим по узенькой прорытой нами же тропке каталку с телом Мишиной мамы - Сары Израйлевны, всю жизнь проработавшей врачом гинекологом. Всю - да не всю.
*
Серия инсультов, один за другим, разрушили ее мозг. Она не говорила и не понимала речи. И даже мимически не могла показать, что узнает кого-либо, чему-то обрадована, чем-то огорчена. Последние месяцы она провела в геронтологическом (для стариков) отделении нашей больницы Миша сделал все, чтобы обеспечить уход за мамой То есть - платил сестричкам и санитарам. Сам обрабатывал пролежни.... Но все уже закончено. Каталка кренится, тело едва не соскальзывает с нее, мы удерживаем его, и каталка движется дальше.
*
На санитара морга расчета нет - пьян с утра.
*
Мы добираемся до аллеи, ведущей к воротам. Здесь каталку перемещать легче. Катафалк ждет нас у ворот. Рядом с катафалком - несколько стариков и старух. Всех остальных друзей Сары Израйлевны нет на этой земле - кто в могиле, кто в эмиграции.
*
Мы с Мишей дружили с четвертого класса. Я бывал в его доме несчетное количество раз. Сначала они жили вчетвером в одной комнате в коммуне. Папа и мама Миши,бабушка и он сам. Одним из развлечений семьи было поедание семечек на расстеленных газетах. Перед каждым из нас была горка черных, простых семечек, или "конского зуба" - серых, крупных, с белой окантовкой. Скорлупки складывались рядом. Читались советские газеты и русская классика.
*
Бабушка ушла первой - как-то я пришел к Мише и увидел ее лежащей с приоткрытым ртом. Ноздри ее были заткнуты ватой, из угла рта текла струйка крови... Она умерла во сне. Это называлось - смерть праведницы.
Ее поколение было поколением праведников и праведниц - они испили полную чашу страданий, и ни одно из удовольствий, которые вкусили их внуки и правнуки, не выпало им на долю...
*
Потом повесился пьяница-сосед. И Мишина семья начала жить втроем в двухкомнатной самостоятельной квартире. Призраки не беспокоили их... Потом ушел Мишин папа. Сара Израйлевна - последняя. Миша остается один. Его ждет земля обетованная...
Tags: записки психиатра
Subscribe

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • verses

    Памяти Камю *** Курд ненавидит турка. Турок не любит курда. Наследственную ненависть обретаем мы от рожденья. Человек, рожденный женой, есть…

  • verses

    Сказка о взрослении (венок восьмистиший) * Давно уже пропил меч тот, кто пришел к нам с мечом. Отмыл от крови, начистил и вынес на барахолку. Не…

  • verses

    *** на фоне молчания муз слышнее гром канонады на фоне рыдания вдов слышнее смех клоунады кто богат тот и рад а мы бедны и не рады на фоне синего…