Борис Херсонский (borkhers) wrote,
Борис Херсонский
borkhers

Из Сергея Жадана

***

Они сели за стол, накрытый на всех,
сбросив кожанки и тяжелые пиджаки,
отключили мобильники, чтобы пить без помех,
не выпуская бокал из руки.

Охрана вышла. И свежая мгла
за окном стояла, как океан,
касаясь окон густого тепла,
как женские пальцы - открытых ран.

Он всем наливал, кто сидел за столом,
как себе самому - до краев наливал.
Токайские вина, ямайский ром
отражали огней голубой накал.

Наливал и думал - когда еще мы
соберемся так, без особых дел?
Никто не исчез среди смертной тьмы.
Я сам их выбрал, сам разглядел!

Я их сам защищал, я их сам крышевал,
я их вел за собой сквозь страх и смог,
я держался за них - и я их держал,
я солнце на их знаменах зажег!

Молодые, н6ебритые, злые - они
управляют миром, как я их учил.
Вот, сидят за столом, вот - мерцают огни,
обжигает ром, мадера горчит.

Я поддерживал каждого словом своим,
я дарую уверенность и благодать.
Я их кормлю, наливаю им,
так кому ж доведется меня предать?

Кто заложит меня? Кто этот гад?
Кто возьмет на душу подобный грех?
Кто всех сдаст в ментуру и будет рад
Подведет под ментовские пушки всех?

... Самый младший из них, с рубцом на щеке,
кто паленым ромом запивал кокаин,
нервничал - такая в курильщике
тревога, когда не дают курить никотин

и кричал ему: босс, что за дела?
Мы их всех порвем! Нас всегда ведет
удача. Она нас не подвела
и оружие нас не подведет!

А он наливал ему: Парень, врешь!
Раньше иль позже удаче - кранты.
Как придавят тебя ты первый сольешь
адреса, имена - все выложишь ты!

А молодой и рта не раскрыл,
только вглядывался во тьму,
забывая все, что он говорил
и что они наплели ему.

,,, За окном внизу протекала река,
унося собою их песни и плач,
и огонь отдаленного маяка
золотил кровли соседских дач.

Золотил деревья, холмы, поля
и машин тонированное стекло.
Золотил все то, что дала земля,
что когда-то было, но утекло,

их движения, взгляды и их слова,
все минувшее: стены, деревья, мосты.
Ничего не изменится. Только трава
будет каждый год по-иному расти.

Стояли охранники, их не жаль.
порядком вымотанные, они,
знали, кого стерегут, и в даль
глядели на тени и на огни.

А те, за столом, завершали страду,
последние допивали глотки,
и каждый врубал свою трубу
и подсчитывал пропущенные за ночь звонки.

И, как соль прозрачные, незримы почти
загорались нимбы вокруг их голов, чтобы не
пропали они, чтоб могли их найти
в тишине, в тумане, на глубине.
Tags: мои переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments