?

Log in

No account? Create an account
там и тогда [entries|archive|friends|userinfo]
Борис Херсонский

LASTN_WEBSITE=><td></td>

[ website | http://www.vavilon.ru/texts/khersonsky0.html ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ [Feb. 8th, 2020|01:17 am]
Борис Херсонский
Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

link

verses [Jul. 18th, 2018|08:16 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***
на открытых летних площадках
под сенью зонтиков шатких
за чашечкой кофе и за
неспешной июльской беседой
живи спокойно не сетуй
расслабься прикрой глаза
и все проходящее мимо
будет идти незримо
за пленкой прикрытых век
почти дневные кошмары
почти влюбленные пары
сухой надломленный век
linkpost comment

verses [Jul. 17th, 2018|08:33 am]
Борис Херсонский
***
и восходит солнце и снова заходит и вновь спешит
к месту восхода и нужно проснуться успеть
встретить рассвет чтобы хвалу воспеть
мир сотворен ладно скроен и крепко сшит
и то что реки текущие в море вернутся вспять
чтоб снова течь в то же море прежним путем
все это можно прочесть все это легко понять
на земле на которой стоим и в которую мы растем
ибо учение свет хоть немало в нем темных мест
те же черные дыры и мельчайших частиц скачки
старый еврей при свече изучает библейский текст
читает вздыхает поправляет очки
linkpost comment

verses [Jul. 17th, 2018|08:31 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***
Пляж переполнен. Разденься хоть до плавок, хоть догола.
Под солнцем стоишь, как под Богом -- без прикрас и одежи.
Господи, как некрасивы наши тела!
Добро бы у нас, пожилых, так нет же - и у молодежи!
Короткие ноги, низко посаженный таз,
что-то рыхлое в наших движеньях и складках кожи,
о, если б еще не выражения лиц и глаз!
Да, увы, наши рожи черт знает на что похожи.
Мизантропия цветет. А тут еще и тату!
Петр первый на правом плече. Вокруг пупка - паутина.
Поневоле отдашь предпочтение собаке или коту.
Но кот на пляже не загорает, слишком умна скотина.
О! У этой лицо миловидно, но подводит нижний этаж.
Тяжек зной одесского пляжного лета.
Но вот, мечтаешь, что где-то есть лучший пляж.
Для кота и собаки. Для красавицы и атлета.

***
лето страдает оскольчатым переломом
как полагается прямо посерединке
трое в одной комнате но каждый живет своим домом
слушает музыку рассматривает картинки
выходит во двор жмурится щелкает зажигалкой
небо гневит едким табачным дымом
ветка засохшего дерева украшена черной галкой
из жизни нельзя уйти целым и невредимым
соседи по дому заняты перепалкой
подлость в душе чернеет пятном родимым
каждый сам по себе касание есть столкновенье
в каждом взгляде чувствуется угроза
никому не приходит в голову остановить мгновенье
на ошметки поэзии наваливается проза
июльской ленью побеждено сожаленье
костью в горле у города потерянное поколенье
печальное воспоминанье сидит как в пятке заноза
linkpost comment

verses [Jul. 14th, 2018|10:58 pm]
Борис Херсонский
***
Товарищ Ленин! Наши Бастилию взяли!
Новость весь интернет взорвала. Ошметки летят по Вселенной!
Товарищ Кайяфа! Наши Христа распяли!
Но молодая религия кода-нибудь станет почтенной.
Господи Боже! Ты с нами не сваришь каши.
Мы прямоходящи, жестоковыйны, широкоплечи.
Ты терпел? Потерпи и увидишь, что еще сделают наши,
лишенные разума, совести, дара Встречи.
linkpost comment

verses [Jul. 14th, 2018|10:53 pm]
Борис Херсонский
***
как и положено поэту
он был обучен этикету
в постелях у сановных дам
когда б я был приближен к свету
то шел бы по его следам
вдоль по дворцовому паркету
в альков и ах увяз бы там
пока бы сам не канул в лету
придав парадному портрету
подобие своим чертам

мои черты ни к черту в зубы
огромный нос и скулы грубы
и губы выпячены рот
немного перекривлен влево
пугливо отшатнется дева
а может быть наоборот
страдальцу не покажет гнева
и звуки вещего напева
ее в объятья приведут
но Боже что ей делать тут

что делать ведь мои седины
ей холодней полярной льдины
где белый мишка иль тюлень
без всякого труда могли бы
разжиться тушкой красной рыбы
что Бог дает на всякий день
но что им высохшее тело
что некогда любить умело
а нынче на прогулку лень
на волю выйти из берлоги
цари я мнил вы властны боги
но ошибался старый пень
сизиф катящий в гору хрень

ни лисьи шубы ни камзолы
нас не спасут под ними голы
стоим глядим куда-то вбок
куда ты старец старой школы
любитель порно и крамолы
что в наше время не порок
Державин ты хитрее лиса
мудрей премудрого Улисса
но твой урок братве не в прок
и даже имя Гавриила
не привлечет свиного рыла
в твой восемнадцатый мирок
что мы учили назубок
linkpost comment

verses [Jul. 13th, 2018|02:56 pm]
Борис Херсонский
Знамения

Ночь затмения коротка, да темна,
между землей и солнцем встала луна,
не успеешь уснуть, черт знает что приснится,
под ветром ковыль ходит степная волна
на щиты червленые брешут бешеные лисицы
история только встала на ноги, и, глядите, уже больна.
а все потому что люди не понимали знамений,
отсюда четки потерянных поколений,
которые перебирает страна.
Крупные бусины - наши победы, мелкие - пораженья,
поют на дорогах старцы, незрячие от рожденья,
это грехи отцов, а не их вина.
Не видишь света - пой, играй на бандуре,
это естественно, теперь бы сказали "в натуре",
ангел приносит чашу, желчью полна она.

***

Только карма повторных снов и сочетаний слов.
Только воздушный замок, лишенный твердых основ.
Только сорняк-будяк, торчащий из почвы сухой.
Тишина! Ты лучшее из того, что слышал глухой.

Если хочешь тишь -- перебирайся в глушь
Лучшая в мире краска - китайская черная тушь.
И у туши бывает сушь - с драконом хрупкий брусок.
Лучшая в море рыба выброшена на песок.
linkpost comment

verses [Jul. 12th, 2018|10:15 pm]
Борис Херсонский
о. Петру Боканову Petro Bokanov

***
Tu est Petrus, Петр, ты камень, на этом камне
Я построю Церковь Мою и врата геенны
не одолеют ее, и будет стоять, пока Мне
не станут в тягость звезды, Мной сотворенны.

Tu est Paulus, Павел, автор мудрых посланий,
ты все разложишь по ящикам и расставишь по полкам.
Сила ума твоего и мудрость твоих толкований
не позволит ходить по земле ересям и кривотолкам.

Тu est Salvator - Спаситель наш! - отвечают двое
первоверховных апостолов, обнявшихся на прощанье.
Ты дал нам мир, но нас не оставил в покое.
По всей земле распространится наше вещанье.

Мы Слово Твое пронесем от края до края,
от черной земли до чистой небесной сини,
от жаркого ада, до самого светлого рая,
и внятно будет оно, как Моисею в пустыне.

До самой темницы, до казни перед толпою,
до газовых камер Освенцима, до Бабьего Яра,
до ярости, что была и остается тупою,
до багрового отсвета мирового пожара.

***
клин вышибают клином ворошилов сказал бы климом
древнюю грецию вышибают менее древним римом
судьба достала история заколебала
век мой зверь ты тот еще вышибала
скачут мчатся всадники среди чистого поля
не нашедшие счастья не прошедшие фейс-контроля
они и есть деды которые воевали
за это им дали ордена и медали
за это с их именами в церкви пишут записки
за это над ними с красными ржавыми звездами обелиски
век мой зверь ты им дал догнал и еще добавил
за это их охраняют апостолы Петр и Павел
за это ветер баюкает их бессмертные души
среди июльской жары и безнадежной суши

***
Данте гуляет по аду с Кербером на поводке.
Данко бежит по лесу с пылающим сердцем в руке.
Но это не важно для тех, кто живет в городке
рядом с рекой времен. Можно спуститься к реке.

Что-то вроде пляжа - мелкая галька, песок.
На том берегу - луга, за лугами - лесок,
постели газету на камень, присядь, отдохни чуток.
Погляди, что мимо тебя проносит речной поток.

Уносит река времен много племен и знамен,
уносит и мудрецов, и тех, кто не слишком умен,
арийца, с глазами, как небо, и волосами, как лен.
В речку вступают с именем, дальше плывут - без имен.

Имена, конечно, плывут, но - отдельно от нас,
а надо б иметь хоть пару иных имен про запас,
грустных и карнавальных, вычурных и простых,
таких, что ложатся в прозу и таких, что ложатся на стих.

На какой? А на любой, ну хоть на такой:
Река времен струится. Городок стоит над рекой.
Гипсовый вождь на площади возле лавки пустой.
Вода течет постоянно, на суше возможен застой.

Данте гуляет по аду, спотыкаясь на каждой строке.
В плотных слоях атмосферы. на последнем витке,
искусственный спутник сгорает. Если жить в городке,
лучше сидеть на скамейке, не спускаться к реке.

***
ни легкой жизни ни легкой смерти Господь не дал
из бытия в небытие как с корабля на бал
вниз по трапу или наверх не понять никак
из света во тьму как из дворца в барак
но можно жить и в бараке особенно не дыша
ангелам краткие дни как хлебную корку кроша
слетайтесь родные на крохи жизни земной
мир пропах нафталином как старый шкаф платяной
фанерный морилкой подкрашенный век назад
из века в век как из облака в райский сад
не слышно ни аллилуйя ни криков распни распни
двенадцатикрылые склевывают с асфальта последние дни
link2 comments|post comment

verses [Jul. 10th, 2018|07:02 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***
Три реки подземного царства - Стикс, Ахеронт, Лета,
по какой ни плыви, а наша песенка спета.
Но набережные застроены - нельзя не купить сувенира,
на память о прелестях подземельного мира.

Статуэтки Кербера с щелью, это - копилки из гипса,
в них звенят оболы, которыми платят за пересечение Стикса.
Всюду кафешки под зонтиками, киоски полны ширпотреба,
сияет на небе подземном черное солнце Эреба.

***
Хороши игры-ходилки: идешь, не зная куда.
Вот новый уровень - спотыкаешься, но идешь.
Хороши игры-стрелялки. Убьют тебя - не беда:
у тебя в запасе жизней много, и ты живешь.

Или ты смертельно ранен, но не умрешь от ран,
или новый уровень, казалось бы, непроходим,
но ты проходишь его -- через весь экран,
потому что игрок бессмертен и непобедим.
linkpost comment

verses [Jul. 10th, 2018|06:59 am]
Борис Херсонский
***
в сумке пачка больничных карточек, фонендоскоп и халат,
в который въелся запах больничных палат,
его не вытравить ни стиркою, ни забвеньем,
листик в клеточку со списком необходимых трат,
да, и еще -- черный, как гроб аппарат
для измеренья давления у тех, кто страдает давленьем.

И вот я пишу по прописям, а почерк мой --никуда,
или читаю, но зрению не принося вреда,
сижу за партой так, чтобы не было школьного сколиоза,
но позвоночник искривлен, он так и остался кривым,
а зрение - что вам сказать - не могу похвастаться им,
но за столом, как за партой -- все та же детская поза.

Ты следила за тем, чтобы я был сыт и одет,
напоминала, с какой стороны должен падать на книгу свет,
говорила, чтоб я не забивал себе голову разным вздором,
мыла посуду - тонкой струйкой текла вода.
И вот, я - такой же маленький, как тогда,
играю гаммы под строгим твоим надзором.
link2 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]