?

Log in

No account? Create an account
там и тогда [entries|archive|friends|userinfo]
Борис Херсонский

LASTN_WEBSITE=><td></td>

[ website | http://www.vavilon.ru/texts/khersonsky0.html ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ [Feb. 8th, 2020|01:17 am]
Борис Херсонский
Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

link

verses [Sep. 19th, 2018|08:52 am]
Борис Херсонский
***
гора может сойтись с горой образуя хребет
гора может сойтись с горой человек с человеком нет
говорит пословица наоборот но пословица врет
коню который подарен тебе нужно заглядывать в рот
открой свой рот скажи и-го-го покажи мне зубы свои
век живи век учись не поймешь ничего век живи век злобу таи
злоба века больше чем злоба дня но злоба дня тяжелей
жалеешь медный грош для меня так хоть себя пожалей
человек с человеком не может сойтись человек не может спастись
не спастись хоть трижды перекрестись на небесную высь
на небесную высь на скопище туч на громады облачных круч
на руку Петра что сжимает ключ на последний солнечный луч
linkpost comment

вірші українською [Sep. 19th, 2018|08:37 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***
запиши мене в книгу життя запиши
вогняним пером з крила Керуба
в величезну книгу взяту в палітурку
з кедрових дощок обтягнутих шкірою
з кованими застібками з червоної міді
запиши мене в книгу життя запиши
в книгу важку як саме життя
яку не можна підняти та зрозуміти
на сторінку яку не перекинути
всю в позначках як шкільний журнал
переведений в наступний клас
в наступний рік
наступного разу
успішність відвідуваність поведінка
нікуди не годилися навряд чи виправиться
потрібно викликати батьків
прабатьків
до сьомого-восьмого коліна

запиши мене в книгу сторінки якої
в краплях воску крові чорнила сперми
без чого не буває життя

чорний ангел летить з шофаром
летить і сурмить в польоті
мені не страшно чесне слово
запиши мене в книгу життя
в шкіряній палітурці

***
Дзвонила вдова товариша
і розповіла,
що урна з його прахом похована.
"Так що, слава Богу, ця епопея закінчена" - сказала вона.
Я подумав, що це
практично ідеальний текст для епітафії.
"Слава Богу, ця епопея закінчена!"

Амінь.
linkpost comment

verses [Sep. 18th, 2018|09:29 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***

Что в остатке после всех вычитаний, делений,
после бодрой недоброй смены потерянных поколений,
кроме облачка чайного, плывущего вдалеке,
кроме талона трамвайного, зажатого в кулаке?
Только страх, что войдет контроль, а ты не найдешь талона,
только боль и страх, что никто не услышит стона,
только страх перед сворой, голосующей "за",
только скрежет скорой, нажимающей на тормоза.

***
Из молодых, да ранних - в старые, да запоздалые.
Вроде - заслуженный отдых, а глаза - чужие усталые,
На засаленном пиджачке - медаль "ветеран труда".
От рассвета сидит с удочкой у пруда.
Не клюет сегодня. И никогда не клевало.
Сидит и думает - "Смерть, где твое жало?".
До ли в церкви, то ли в больничке, в шкафчике медсестры.
Ходят коровы-пеструхи, потому что они пестры.
Водомерки бегут по поверхности. Лягушки сидят в осоке.
Вспоминается армия. Служба на Дальнем Востоке.
Мертвые звезды морские на прибрежном песке.
Америка наступает. Мир держится на волоске.
Целовался с Катей. Едва не женился на Любе.
Дрался за самку с парнями до крови в клубе.
Ехал на стройки за синим металлом и длинным рублем.
Почему-то так и остался холостяком, бобылем,
бирюком, посмешищем бабок-пенсионерок.
Сидит у пруда. Смотрит на водомерок.
Наблюдает стрекоз сентябрьских надводный полет...
Никогда не клевало. И сейчас - не клюет.

***

Динозавры, понятно, не входят в число полезных
ископаемых. в частности, руд железных,
алмазных копей и приисков золотых,
но в музеях высятся собранные скелеты,
проверенные вечностью, омытые водами Леты,
на них - золотые мундиры и эполеты,
и ярость гнездится в огромных глазницах пустых.

Они не спешили, хвосты за собой влачили,
сидели за партой, истмат-диамат учили,
предъявляли тиранозавру конспекты, как паспорта,
им вручали дипломы, потом приносили повестку,
отправляли в пустыню Гоби, а там, в отместку
судьбе они пили спирт и ели известку,
и пели романсы, не закрывая рта.

Была бы тайга они бы путь прорубали,
в палатках бы спали и доносы крапали
в отхожее место ходили бы тут же, и за версту
разносился бы дух неизвестной великой стройки,
а в общагах стонали бы самки, скрипели койки,
головы ящеров болели бы после попойки,
а тиранозавры стояли бы на боевом посту.

Парк периода Юрского - статуи вымерших тварей,
уже не поймешь, кто буржуй, а кто - пролетарий,
кто жертвы репрессий, кто пособники палачей,
кто был прыгучим ящером, кто змеей подколодной,
все они вымерли, кровь их была холодной,
и ни корма подножного, ни кухни, ни песни походной,
ни храма Господнего, ни поминальных свечей.

***

Напротив Второго кладбища огромный пустырь,
заросший кустарником и чахлыми деревцами,
они не тянутся вверх, они разрастаются вширь,
поверх могил, населенных дельцами и мудрецами,
юристами, докторами просто так и наук,
реформистами, сионистами, марксистами, часовщиками,
детьми, что когда-то отбились от родительских рук,
погибли в юности и оплаканы стариками.
Тут было второе еврейское. Его сносили при мне.
Бульдозер прошелся по памятникам. Они лежали навалом.
Осталась стена - коммунистов когда-то ставили к этой стене.
Разбитые камни стали строительным материалом.
Ими скрепляли склоны под Воронцовским дворцом,
ими мостили полы - надписи книзу.
Камни не спорят в разрушителем и подлецом,
мертвецы подчинятся любому начальственному капризу.
Бульдозеры делали дело. И с неба не грянул гром.
Сухие кости хрустели, нескладно гудели моторы.
На наших глазах совершался последний посмертный погром.
Но мы проходили мимо и опускали взоры.
Напротив над мертвыми читают Евангелие и Псалтирь.
Их память священники благословляют.
"Артиллерийский парк" - называется этот пустырь.
Хорошо, что пушки там пока не стреляют....
linkpost comment

verses [Sep. 16th, 2018|08:15 am]
Борис Херсонский
Поговорки

Лучше быть голословным, чем голоштанным.
Лучше к жизни липнуть листиком банным.
Голое слово останется знаком условным.
Голый король навсегда останется голословным.
Шило не спрячешь в мешке. В стогу не найдешь иголки.
Старое тело не снимешь с верхней вагонной полки.
За окном мелькают деревья с пожухлой листвою.
За деревьями леса не видно. Правда скрыта молвою.
Это яснее в дороге, как век двадцатый - железной.
Лежишь на верхней полке, тешишься мыслью скабрезной,
в ней все лишено одежды, здравствуй, голое слово,
здравствуй, убежище голого умысла злого.

***
За черноморской античностью глубоко не нужно нырять:
корабли плыли вдоль берега, осторожность их погубила.
Амфор на дне - век собирать - не собрать.
А моряцких костей - не счесть. С нами крестная сила!

С нами крестная сила, а с ними бог Посейдон.
с тритонами и наядами, и морскими коньками.
Нас Христос обещал воскресить, но он,
Посейдон, ничего не сулил лежащим на дне веками.

И если море отдаст мертвых. лежащих в нем,
и если земля исторгнет мертвецов из могилы,
и если пепел отдаст всех тех, кто горел огнем,
и если льды отдадут всех, кто во льдах застыли,

если все стихии вернут тех, кого они погребли,
усопших, утопших, погибших и отошедших с миром,
на горизонте покажутся античные корабли,
с миллионами амфор наполненных вином и бесценным миром.

***
да, конечно можешь читать наизусть Гомера,
и на латыни кое-что непристойное из Катулла,
плюс Символ веры, но в чем она, твоя вера?
мысль мелькнула, вспыхнула и опять ускользнула,

между тем за окном светлеет все больше автомобилей
по проспекту мимо дома проносятся с ревом.
и на балконе сосед со своей музыкальной мобилой
после вчерашней попойки в настроеньи херовом.

мобила звонит вернее поет но сосед не снимает трубку
а если точнее не нажимает кнопку
видно голос любимой обсуждающей чью-то покупку
не лезет в ухо тем более в черепную коробку.

а она все наяривает. должно быть впадает в ярость.
а у тебя проблема - трудно подняться со стула.
жизнь впадает в смерть. но для начала - в старость.
ничего, почитаем Гомера, а может быть и Катулла.

***
никаких новостей разве только кто-то что-то сказал
с трибуны и стоя ему аплодировал зал
и все в пиджаках и у всех на лацканах одинаковые значки
кто-то что-то прочел с трибуны и спрятал в футляр очки

кто-то что-то сказал все встали ладони на весь экран
мелькают как крылья бабочек из тропических стран
тех что борются за свободу не щадя живота
своего тем паче чужого тем паче жизнь пустота

никаких новостей разве только страницы газет
наша девочка проиграла хоть выиграла первый сет
центральный защитник закрутил угловой
а форвард добил ударив по мячу дурной головой

никаких новостей разве только хищный бросок
войск соседа но кровь уже впиталась в песок
разве только расклеены распоряженья властей
о расстреле заложников но никаких новостей

***
не заводи архива советовал Пастернак
но архив сложился стопкой бумаг не понимаю как
не трясись над рукописями так продолжал поэт
но я трясусь просто так вот уже несколько лет
все случается непреднамеренно само по себе
А и Б как в детстве спокойно сидят на трубе
А упало Б пропало, на трубе остается и
звено связующее тусклые дни мои
сам себе друг тем более сам себе враг
трясись над стопкой никому не нужных бумаг
вдыхай аромат душных южных ночей
все свое с собой но сам ты ничто ничей
Лета река молочная кисельные берега
кисейные барышни ведут под ручку врага
плывут по течению всегда во веки веков
кораблики сложенные из забытых черновиков
linkpost comment

verses [Sep. 13th, 2018|11:28 am]
Борис Херсонский
***
Круги по воде. Годовые кольца на пне.
Плотный мох на разрушенной сырой крепостной стене.
Перевернута лодка на пологом речном берегу.
Разнотравье, мельчают цветы на весеннем лугу.

Человек есть то, что он видит, в частности, сельский пейзаж.
Или летний город, и переполненный пляж.
Человек есть то, что он слышит, в частности, шорох листвы.
Человек есть то, что он знает, чего не знаете вы.

И жене не сказал, и на исповеди утаил,
ибо знание - это свет, который не мил.
Ибо знание - сила, но нынче слабость в цене.
Круги по воде. Годовые кольца на пне.

***
Пассажиры выбрасывают
из корзины воздушного шара
балласт, обычно - мешки с песком,
чтоб продолжить полет.

То, что ошибочно называют
старческим оскудением памяти,
на самом деле тоже - сброс балласта,
тяжелых воспоминаний,
иначе жизнь
не могла бы продолжаться.

***
старость ходит на митинги вероятно не рада
переменам моды и повышению цен
она вспоминает танцы перед началом парада
накал и слезы советских семейных сцен
она вспоминает шпроты и тресковую печень
салат несущий звание красной икры
она вспоминает мелодии старых песен
о ракетах летящих в неизведанные миры
каждый день на дырявой жизни заплата
но заплата знает под ней зияет дыра
завтра митинг сегодня багровые краски заката
я не пойду на площадь но знаю что мне пора
linkpost comment

verses [Sep. 10th, 2018|07:53 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***
рассвет встречают птицы это вороны
громко кричат видно Бога молят о пище
где-то на рельсах монотонно гремят вагоны
вблизи ЖД не стоит ставить жилище
потому что стекла в окне дребезжат тревожно
и уже не уснуть и не подняться с постели
нужно забыться но вряд ли это возможно
трудно вставать не имея отчетливой цели
всякое было но кому об этом расскажем
только самим себе проснувшись повторяем и повторяем
а тут еще и окно с индустриальным пейзажем
а тут еще и вороны с утренним граем
мысли спутаны и мечтания эфемерны
сушит во рту и сковано бедное тело
а тепловоз тащит платформы или цистерны
город умер и предместье осиротело

In memoriam

Для кого еретик, для кого потерянный мешумед,
для кого бородач, несущий религиозный бред,
для кого священномученик. вступивший в небесный хор,
для убийцы - череп, в который нужно всадить топор.
Ибо жизнь человека украшается смертным днем.
Ибо грех человека укрощается вечным огнем.
На пересеченьи религий, на смешеньи кровей
не поймешь чья линия жизни прямей или кривей.
И покуда мы ищем разницу между злом и добром,
за углом поджидает убийца с отточенным топором.

***
Кто черное чернит, отбеливает белое,
кто в святости винит распутство пышнотелое,
тому и место в кресле за письменным столом,
и случай будет если - бить друга в дых челом.

Кто жмется по углам, кто ходит весь потрянный,
кто с горем пополам влачит свой век отмеренный,
тому барак и нары, Сибирь и Колыма,
тому земные кары, а после смерти - тьма.

Во тьме светло, как днем. И как людей могли вести
бессмысленным путем подобной справедливости?
Как нам путем брести, которым мы бредем?
Как ждать конца пути, которого мы ждем?

***
Небо в крупную клетку - тюрьма или теннисный корт.
Лестница в скользкую плитку плавно спускается в порт.
Ошую греческий хлам, одесную - стамбульская хрень,
и это особо заметно в яркий солнечный день.
Пушкин - велик. Ни лето он не любил, ни весну.
Скорей затяните, тучи, небесную голубизну!
И где те дожди, которые бы смогли
смыть меня и всю эту пакость с тупого лица земли.
link3 comments|post comment

verses [Sep. 7th, 2018|11:09 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

Оползень

Берег сползает к морю поближе.
Дачи крошатся по мере спуска.
Море волнами руины лижет.
Что сказать? Неплохая закуска.
Пустые кровати и колыбели.
Убогая утварь. Кастрюли, блюдца.
Хорошо, что людей отселить успели.
В общаге тошно, но - приживутся.
Рядом с общагой "Молдавские вина".
Чужие дома с проходными дворами.
А там над обрывом лишь половина
улицы с четными номерами.
И пути трамвайные тоже исчезли.
Будут в объезд прокладывать рельсы.
В общаге - мрачные люди, если
не отселенцы - то погорельцы.

***
время осенних свадеб пора посылать сватов
меньше бабочек прилетает на чаши осенних цветов
их движения пантомима по дороге в небытие
пронеси эту чашу мимо Отче чтобы мог я не пить ее
пронеси эту старость чтобы мне не прижиться в ней
но сохрани эту сладость это счастье осенних дней
вот идет красавица-самочка с пуделем на поводке
вот сидит невзрачная бабочка на пышном осеннем цветке

***
иду по музею, как в первый раз.
в стеклянных витринах десятки
чернолаковых ваз,
словно пазлы, собранных из осколков.
так и жизнь наша собрана из слухов и кривотолоков
и снова разбита, и скрыта от глаз
людских, кошачьих и от фасетчатых тоже.
в сентябре забывать о больших стрекозах негоже,
о прозрачных крыльях. и тела лазурный цвет!
на засохшем сучке сидит творенье такое,
что образ его не оставит тебя в покое
с детских юннатских лет.
впрочем я теперь в музее, а не в саду, и ваза
с контурами героев -- тоже отрада для глаза.
сквозь высокие окна падает нежный прощальный свет.
linkpost comment

verses [Sep. 4th, 2018|05:02 am]
Борис Херсонский
***
какие новости? газета
пророчит продолженье лета
до середины декабря,
когда взойдет зимы заря
с приходом гриппа и простуды,
и елок убиенных груды,
и прочий охлажденный хлам
расставит по прямым углам
одесской древней халабуды.
мы, открывая санный путь,
плетемся рысью как нибудь.

да, друг, мы -- лошади эпохи.
нелепы горестные вздохи.
ярмо на плечи и -- вперед.
снега прикроют черный лед.
товарищ, хоть скользи, хоть падай
и травматолога порадуй:
нам зимний гипс, как летний йод,
и -- здравствуй, ж..а, новый год.
так будет, а покуда лето
осенним солнцем разогрето,
и неподвижная жара
стоит как пень среди двора.

***
Сентябрю жара досталась в наследство от лета
плюс икра из синих наше лучшее блюдо
дайте нам два билета дайте на два билета
все равно куда в один конец подальше отсюда
подальше отсюда от санитарной плитки
которая нашу историю со всех сторон облепила
собираем свои пожитки собираем свои пожитки
оставайся на месте возведенный в ранг терпила
пристрой к старинной квартире балкон каморку снаружи
над мемориальной доскою писателя жившего тут полгода
пусть нам будет хуже блять пусть нам будет хуже
мы евреи конечно но нам не дождаться исхода
дайте нам два билета или дайте сил притерпеться
пакуйте баулы садитесь на чемоданы
просто некуда деться просто некуда деться
звучат военные трубы гремят за окном барабаны
link3 comments|post comment

verses [Sep. 1st, 2018|08:59 am]
Борис Херсонский
***
товарищ сталин мне завещал форму как при царе
разве что без двуглавого на латунной пряжке ремня
я был толстый мальчик и детвора во дворе
меня дразнила и сталин в гробу не защищал меня
зато фуражка с кокардой и лаковым козырьком
и осенний букет в обнимку в день первого сентября
и катились годы под гору как на физо кувырком
и солнце светило сквозь листья цвета светлого янтаря
и была директриса Ольга и завуч тупой как пень
географичка указкой тыкала в материк
и лев николаич мне предлагал цитату на каждый день
из древних и слишком мудрых почти запрещенных книг
и пушкин оставил след раздавленной вишни в траве
и есенин мне говорил о прямой дороге в кабак
и такая словесная каша варилась в моей голове
что все разложить по полкам и сейчас не могу никак
снесена школа давно и не с кем играть во дворе
и память моя прохудилась избыток знаний храня
и что делать толстому мальчику в форме как при царе
разве что без двуглавого на латунной пряжке ремня

***
жизнь шепотом по углам чтоб не разбудить детей
и праотцев спящих укрывшихся землей с головой
жизнь среди праведников каждый святого святей
а кто последний и худший это знает любой
жизнь шарканьем тапочки войлоком по ковру
опять же чтоб не разбудить праотцев и ребят
жизнь шепотом чтобы Бог не услышал если совру,
а дети тихонько сопят и о праотцах не скорбят
жизнь тихая как говорится мирное житие
проживем во всяком благочестии и чистоте
пусть спорят между собой сознание и бытие
жизнь на своей волне и на своей частоте
Парка прядет сквозь жизнь тянется красная нить
жизнь отскакивает от потерянных в битве с едой зубов
жизнь шепотом чтобы случайно деток не разбудить
чтоб не поднять среди ночи праотцев из гробов

***
в конце тридцатых на групповых фото
сцарапывали лица осужденных врагов народа
фотографии сохранились и есть в них что-то
подлое как от грязного вывернутого испода

думали бедные подлые люди что так сумеют
избежать репрессий зачем быть за других в ответе
они не знали что на небесном фото имеют
лица лишь те кого уже нет на свете

In memoriam

чем больше друзей собиралось по праздникам за столом
тем больше потерь и жизней обреченных на слом
кто-то выключил свет и человека нет
в псалме написано век наш семьдесят лет
при избыточной крепости восемьдесят но это как повезет
смерть сороконожка по стене отсыревшей ползет
чугунная лестница к небу когда-то был черный ход
в хлорированном напитке привкус летейских вод
тех кто ходил к нам на утренники смотреть на общий позор
время вымело как из избы выметают сор
тех кто проверял дневники и зажигал ночники
чтоб темноты не боялись прилежные ученики
но темнота обступала и сгущалась со всех сторон
и ветер гудел как поезд прибывающий на перрон
эпоха на вынос одежда на вырост последний звонок
в спину пинок прощальный лавровый венок
последние воспоминания на последнем витке
сколько собак покойных мы водили на поводке
сколько кошек покойных мы гладили по спине
сороконожка смерть ползет по сырой стене

***
Жук-олень не слишком похож на оленя, а жук-
носорог не похож на носорога, но звук,
которые они издают в полете, сродни
гулу бомбардировщиков, когда налетают они
на город ночной, затемнивший окна, и на детей,
сидящих в подвалах из-за недетских затей.
В жуках есть нечто военное - их боевой хитин -
латы рыцаря - раздвигаются, крылья торчат из спин,
вибрируют и гудят, как будто внутри жука
мотор, устройство которого неизвестно пока.
Жук с размаху врезается в стену и отскакивает в траву.
Жук умирает. Странно, что я живу.
Я не способен к сражениям. Наши жуки
на земле не слишком подвижны, но на подъем легки.
В предвоенных сумерках слышен тревожный гул.
Страшно уснуть. Странно, что я уснул.

***
Не усыпающую в молитвах, выше всех облаков
кучевых и перистых, выше туманностей и пустот,
выше дивизий ангельских и полков,
не оставляя во всей Вселенной неухоженных уголков,
лишенных Ее любви и Ее забот.

И Сын Ей сказал - Я вторично на землю приду,
но, пока суд да дело, молча иди со Мной.
От жизни к жизни я Тебя проведу,
молись - и мы никого не оставим в аду.
Ступай осторожно - мы смерть обойдем стороной.
link4 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]