?

Log in

No account? Create an account
там и тогда [entries|archive|friends|userinfo]
Борис Херсонский

LASTN_WEBSITE=><td></td>

[ website | http://www.vavilon.ru/texts/khersonsky0.html ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ [Feb. 8th, 2020|01:17 am]
Борис Херсонский
Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

link

verses [Mar. 20th, 2019|07:12 am]
Борис Херсонский
***
сны тяжелые снятся
долго и неумело
не решаюсь признаться
как мне все надоело

даже время рассвета
темно-серого цвета
и туман пеленою
застит мир за стеною
link2 comments|post comment

verses [Mar. 20th, 2019|07:11 am]
Борис Херсонский
Ода Музе

1.
День меркнет. В набежавших тучах
сокрыты сонмы дев летучих.
Их интерьерные тела
венчают мощные крыла.
Валькирии, как санитарки
над полем боя. Их товарки
эринии, что месть вершат.
Но нет им дела до стишат.

2.
О муза! Среди дев жестоких,
змееволосых, волооких,
грудастых - только ты нежна!
Жаль. мало ты кому нужна.
Летишь привольно над поэтом*,
но лАвровый венок при этом
висит дамокловым мечом,
добро, когда не кирпичом.

3.
Итак, рифмованные строки -
как зэки, что мотают сроки,
где рифмы - тачка и кирка,
баланда, что на вкус горька,
и ритм - решеткою тюремной
гремит стопою подъяремной,
а строфы - нары вдоль стены
кошмарной лирикой полны.

4.
Бывали дни, гремела лира
о Ленине, о деле мира,
о сеялках и тракторах,
колхозных танцах и пирах,
стахановцах в подземных норах,
и гонораров пышный ворох
стучался громко в твой карман,
нетерпеливый графоман!

5
Где творчества дома? И где вы,
крупнолирические девы?
Оздоровительной возни
с поэтом не хотят они!
Где бедра? Где живот и ляжки?
Лежат на пенсии бедняжки.
На полке зубы между книг.
В ушах - романс "О дивный миг!"

6
О дивный миг! О сладкий крик!
Был музы санаторной лик,
в порыве страсти запрокинут....
О дивный мир! Жаль, ты покинут,
не слышен лиры сладкий стон,
гремит попса со всех сторон.
И стихотворная реклама
звучит средь общего бедлама.

7
О муза! Ты жива, старушка.
Тебе - полушка, мне - полушка,
копейку сложим мы вдвоем,
и, выпив,что нибудь споем.
Ну что ж! Не поминайте лихом!
Под старость обернулся психом
любимец муз. Смешон удел
того, кто эту песню спел.

*вариант - лежишь фривольно под поэтом

***
теперь говорят еще при советах как тогда еще при царе
назвать площадь советским именем стало хорошим тоном
как когда-то в мечтах быть слугой при царском дворе
и любоваться резным золоченым троном

река забвения напрягаясь ломает весенний лед
человек беглец вздрагивает как при звуках близкой погони
на советских открытках почтенной древности равнодушный налет
воспоминанья теснятся как зеки в арестантском вагоне

время платить по счетам отдавать долги
прошедшему времени вымершему везению все же
я не лежал на нарах и не лизал "деду" кирзовые сапоги
мы привычные люди нам жаловаться негоже

***
оборотная сторона иконы - доска.
оборотная сторона человека - грехи - паче песка
морского или речного, и если даже
пустынного, или рядышком, здесь на пляже -
все равно наша жизнь - соучастие в краже,
оборотная сторона счастья - уныние и тоска.

но икона к нам лицевой стороной - загустевает
смола-слеза в уголке глаза, запустевает
душа, и тело скрипит на ходу,
в жизни есть место подлости, чувству вины и стыду,
обнаженная статуя краснеет у всех на виду,
милосердие Божье грехи, как песок покрывает.

а мы умножаем мелкие злые дела
паче песка морского - на пляже лежат тела,
по песку пустынному строем идут верблюды,
в песочных часах - сообщающиеся сосуды,
суд отменяется, кругом одни пересуды.
в углу иконного глаза загустевает смола.

***
мы не дождались у моря погоды
в море житейском летейские воды
в них утонули лучшие годы

воды холодные околоплодные
мы эмбрионы глубоководные

мы эмбрионы мы рыбы забвения
мы нерожденные дети мгновения

где ты геенна с разверстою пастью
где ты апостол с рыбацкою снастью

в море житейском летейские воды
в них утонули лучшие годы
linkpost comment

verses [Mar. 20th, 2019|07:07 am]
Борис Херсонский
***
на барахолке среди барахла
вижу книгу в кожаном переплете. она была
переписана от руки безымянным старообрядцем,
который жил по книгам - минеям и святцам
в позапрошлом веке, где-то в наших краях,
где никто не носил покаянных рубах.

эта книга лежит третий год, тот кто ее выносит
на продажу, как видно, слишком дорого просит,
по крайней мере покупка - не на мой кошелек.
но мы сторгуемся. этот час недалек.
неизбежна встреча старой книги и старого человека.
книга из позапрошлого, человек - из прошлого века.

старообрядец был бородач, и человек бородат.
он любит встречать рассвет, но чаще видит закат.
между старых страниц находит цветок или листик.
старообрядец был мистик, да и сам я немного мистик.
мне милы старинные прориси строгановских икон,
благодать - в иконе, но в прорисях - строгий закон.
в субботу я снова буду на барахолке.
вот и новая-старая книга молча лежит на полке.

Двенадцатая ода Музе

1
Безветрию приличествует штиль,
как готике приличествует шпиль
горгульи, черепица, контрфорсы.
Одическим стихам - высокий стиль.
тожественный. Лишь иногда - для форса
игривой шуткой разорвет поэт
ловушку архаических тенет.
2
О мастерица ткацкого станка!
Весь день твержу: печаль моя тонка,
как ниточка средневековой пряжи.
Ты тяжек, груз лаврового венка.
Когда девицы заполняют пляжи,
бредет понуро Аполлон- жених
и не находит Музу среди них.

3.
У Музы есть работа в эти дни.
Творцы в тиши соскучились одни,
до тошноты насытившись печалью,
бездельем и упреками родни.
Но Муза под прозрачною вуалью
приходит, задевая старый хлам,
что наспех был распихан по углам.

4.
Пришла - садись. Налью тебе чайку.
Дам шоколадку. К скудному пайку
прибавлю рюмку крепкого напитка.
Настойки сладкой или коньяку.
Увы! В дому поэта нет избытка.
И бутерброда с красною икрой
красотке не предложит наш герой.

5.
Нічого не поробиш. Всім - ганьба.
Як кажуть москалі - така судьба,
в Москві- судьба, а в Україні доля.
Ось річенька тече. При ній - верба.
Гуляють круки серед чиста поля.
цвірінькають лихиї горобці,
і Муза йде, трима вінок в руці.

6.
Історія - дорогоцінна річ.
Ось - Хортиця. Ось - Запорізька січ.
Що з нею наробила Катерина?
За ясним днем приходить темна ніч.
Людина гірше, ніж ота тварина.
Поет - найшгірший між усіх людей.
Не має прогресивних він ідей!

7.
Поэт блуждает меж заемных строк.
В пустыне мрачной тащится пророк.
Еще садок вишневий коло хати.
О Муза! Каждый шаг та кожен крок
тобі відомий. Як себе стримати?
Течет свободно речевой поток.
Не помешает помолчать чуток.

***
Чтобы остаться Фимой в восемьдесят с лишним лет,
нужно было в детстве съесть счастливый трамвайный билет.
суммы цифр с первой до третьей и с четвертой до самой шестой
должны быть равны - кулинарный рецепт простой.
Пусть все летит к черту. Пусть разваливается страна.
Важно что сумма справа сумме слева равна.
Три копейки проезд. Мгновенный подсчет.
Из рулона кондуктора счастье отправляется прямо в рот.
Пусть покрывается грязью и кровью часть шестая земли.
Жуешь бумажку - жвачку пока с парохода не привезли.
Пусть эмигрантский поезд в конце концов
увезет еврея в Германию боевой дорогой отцов.
Когда-то мы всю Молдаванку истоптали вдвоем.
Мы молчим, мы счастливый трамвайный билетик жуем.
Одесский трамвай парнусе отправляется на Парнас.
Контролер с повязкою красной ждет-не дождется нас.

***
Ножницы щелкают вокруг детской испуганной головы.
Дощечка на подлокотниках кресла. Тихо сиди.
Пряди темных волос на белом. Скажете вы -
нечего тут бояться! Но сердце сжалось в груди.
Челка будет ровной чуть повыше бровей.
Затылок напоминает чинный британский газон.
Если мальчик дернется - челка будет кривей.
Но это тоже не страшно. Это такой фасон.
Все меньше волос на детской испуганной голове.
Глаза наполняются невыразимой тоской.
Меня стригут в "Перукарне". Парикмахерские - в Москве.
А здесь -Черновцы. Здесь идиш - язык городской.
Все остальное - с акцентом. Все еще впереди.
Щелкают ножницы - дядя Яша знает дело на пять..
Нечего тут бояться. Но сердце сжалось в груди.
Вы уже взрослые. Вам меня не понять.
linkpost comment

verses [Mar. 14th, 2019|05:41 pm]
Борис Херсонский
***
на чердаке свалка от полушубка до полушалка
негодные вещи но выбросить все же жалко
вдруг золотые монеты зашила прабабушка под подкладку
не проверили лень а надо бы для порядку
в углу холсты свернутые в рулоны
дед воевал у победы свои законы
дважды ранен кричал ура вел солдат под пули
привез трофеи холсты так и не развернули
на десять холстов одна золотая рамка
дед как выпьет говорил что они из замка
вспоминал графиню как ее отымели скопом
это вам внучатки не с визою по европам
а бабка молчала лишь на икону крестилась
а икона на чердаке обновилась не запылилась
***
В юные годы я посещал Сады
Божественных Песен Григория Сковороды,
кроны шумели архаикой, немыслимым языком,
который откуда-то-ниоткуда был мне едва знаком,
Так в шуме толпы и крыльев, растерявшись сперва,
ловишь мысли и различаешь слова.
В мире философов растут такие сады,
где не срывают цветы и не вкушают плоды.
Там Страстная Суббота срастается с Рождеством.
Там Давид и Мария гордятся дальним родством.
Там байраки и символы, пагорбы и горбы.
Там разум сдается Откровению без борьбы.
Там жива в забвении славянская старина,
что Григорий Сковорода, что Франциск Скорина.
За философом ходит мир, что твой бородатый цап.
Увидит и - цап, и не выпустит душу из лап.

Мир не поймал его душу, но лицо он поймал,
на купюре размножил - пятьсотгривневый номинал.
Философ к философу - туго набит кошелек.
расплатись - и увидишь, как он от тебя далек.

Увидишь - не горячись, затвердей и остынь,
как в украинской форме расплавленная латынь.

***
легко весну встречать стихом,
когда на лошади верхом
свое именье объезжаешь,
и поневоле земечаешь
на пашне крепостных и птиц,
но нет средь них знакомых лиц.

густой, лиловый цвет земли.
и тем прекраснее вдали
колонны родовой усадьбы.
все - как невесты после свадьбы
уже подпорчены, но ты
не ждешь от девы чистоты.

легко весну встречать стихом,
смирившись со своим грехом,
привыкнув к зимнему безделью,
срастаясь с мягкою постелью,
чаи гоняешь по утрам,
а перед сном - свои сто грамм.

лишь кое-где белеет снег,
ошметки жарких зимних нег,
но новорожденная травка,
и светового дня прибавка,
и лед сломившая река
и розовые облака.

да, барин, хороша весна,
она скромна, она честна,
не обещает изобилья.
все в мире требует усилья.
там, где был шик, остался пшик,
трудись на барина, мужик!

легко весну стихом встречать,
все льется - стоит лишь начать,
набиты рифмами карманы.
мы все немного графоманы.
уже недолго ждать тепла.
вдали сияют купола.
link2 comments|post comment

великий канон, вірші українською [Mar. 11th, 2019|09:53 pm]
Борис Херсонский
[Tags|, ]

Канон Андрія Критського. Піснь четверта (3)
Переповнений хворобами залишок мого життя,
призови мене в розум, Спасе, й прими моє каяття!
Щоб Чужинцю не став я здобиччю , не став поживою йому,
Сам, Спасе, мене помилуй, не відкинь у пітьму!

Помилуй мене, Боже, помилуй мене!

Одягнений в багряницю, багатий володар Йов
втративши все раптово, зберіг до Бога любов.
Ти ж душе, як втратиш все й залишишся у біді,
чи спроможна будеш благословити Бога тоді?

Помилуй мене, Боже, помилуй мене!

Був Йов непорочний, був праведник й робітник,
все ж пастки облесливої та тенет не уник!
Ти ж, гріхолюбива душе, що вдієш, коли
злидні раптові залишать тебе посеред імли?

Помилуй мене, Боже, помилуй мене!

Пуста високомовність, й сердце пусте завжди,
але з фарісеєм, Спасе, мене не осуди!
даруй ми смирення митареве, до нього причисли мене,
Нехай, Милосердний, засудження раба Твого обмине.

Помилуй мене, Боже, помилуй мене!

Милосердний! Я знаю, осквернив я тіла сосуд,
але прими мої сльози, коли призовеш на Суд,
Щоб Чужинцю не став я здобиччю , не став поживою йому,
Сам, Спасе, мене помилуй, не відкинь у пітьму!

Помилуй мене, Боже, помилуй мене!

Осквернивши душу страстьми, став ідолом я собі.
Милосердний, втомився я з гріхом своім в боротьбі.
Щоб не став я здобиччю Ворогу, не став поживою йому,
Сам, Спасе, мене помилуй, не відкинь у пітьму!

Помилуй мене, Боже, помилуй мене!

Не послухав я Твого голосу й Писання я зневажав,
змилуйся, Спасе, щоб здобиччю Ворогу я не став,
щоб не став я йому поживою, щоб не став я рабом йому,
Сам, Спасе, мене помилуй, й не відкинь у пітьму!

Преподобна мати Маріє, моли Бога про нас!

В глибині жахливих пороків не залишилась ти,
але в покаянні досягла Янгольскої висоти,
високі помисли й діяння піднесли тебе до того,
що здивувалося навіть янгольске вічне єство!

Слава Отцю й Сину, й Святому Духові!

Нероздільне в Сутності, незлитне в Особах, Ти,
Божество, прославляємо в світі вічної правоти.
Співаю Тобі постійно пісню величну й просту,
що в небі лунає, пісню мою Трисвяту!

Й нині й повсякчас, й на віки віків!

Ти рождаєш, залишаючись Дівою назавжди,
бо непостижні Господні наміри та суди.
Бо непорочність квітне, й це - творіння нове,
бо велике Слово Господнє в лоні Діви живе!
link2 comments|post comment

verses [Mar. 11th, 2019|02:01 pm]
Борис Херсонский
***
Не хочу с прощеным эсэсовцем быть в раю!
Не хочу хвалу воспевать с убийцей в едином строю!
(Ох, забываем мы на свою беду
о вероятности встречи с ними в аду)

***
Христос сказал: Вы лучше маленьких птах.
Но не бегите, опережая друг друга в грехах.
Стремление к власти, празднословие и тоска
захлестывают душу, что волны полоску песка.

И сколько грязи останется на песке!
И, кажется, жизнь твоя держится на волоске,
но Христос сказал: и волоски сочтены.
Лучшее в человеке - страх и чувство вины.

Горький вкус остается после земных страстей.
Шум в ушах остается после выпуска новостей.
Воспоминанья, как призраки, толпятся на дне души,
не двух ли маленьких птах продают за гроши?

***
Дышишь еще? Зеркальце около рта
запотевает, мутится, жизнь - это легкая муть.
Врата покаяния то же, что рая врата.
Войти нельзя, но можно свободно вздохнуть.

Конечно, можно послать за участковым врачом,
что-нибудь внутривенно, капельно, не беда!
Не так уже страшен привратник - ангел с мечом.
И его напарник, апостол Петр, длинная борода.

***
кто-то кричит от боли.
кто-то кричит от отсутствия силы воли.
вот и этот старик.
что не так, а он снова в крик.
кто-то кричит от ярости.
кто-то кричит от старости.
откуда берется злоба
у запертой двери гроба?
а он в эти двери стучит.
не открывают.
и он -кричит.
link3 comments|post comment

verses [Mar. 9th, 2019|12:06 pm]
Борис Херсонский
***
что же ты длишься и тянешься, темная ночка?
бессонница - это тюрьма, камера-одиночка.
в небе ни звезд ни луны, хоть бы несчастный лучик
пробился для тех, кто не спит, из-за невидимых тучек.
в темноте все невидимо. хоть-бы светлая мысль мелькнула.
хоть бы пятном рубашка на спинке стула,
хоть бы книжный шкаф вырисовался силуэтом!
мечтай о чем угодно, но не об этом.
в темноте все кошки серы - врет поговорка.
в темноте все черно - сиамская кошка и румынская горка,
и советская энциклопедия черна и непроглядна,
не говоря о том, что лжива и - беспощадна.
во тьме первична материя, как когда-то на семинарах,
а днем первичнее дух, как при царе и при барах.
хоть бы стих или хотя бы - стихотворная строчка.
что ж ты длишься и тянешься, сука, темная ночка?

***
Настоящая советская женщина (кто же еще) стоит на трибуне,
в костюме с орденом Ленина (кого же еще?) и значком в петлице.
Честно (а как же еще?) сказать, такую. жену и врагу не
пожелаешь, такую если опишешь, так только в передовице

газеты "Правда" (где же еще?), вспомнил! в журнале
"Работница", там статья о выполнении плана.
Настоящая советская (какая еще?) женщина выступает в кремлевском зале,
в крайнем случае, в шлеме машет рукой (а чем же еще?) из аэроплана.

Настоящую советскую женщину запускают в космос вместо дворняжки.
Потом выдают замуж за космонавта (а за кого же?).
У настоящей советской на животе (а где же еще?) растяжки,
и пудра белее мела (или сахара) на увядающей коже.

И, засыпая, закусив протезами (чем же еще) угол подушки,
быть может навеки (а как же еще?) она глаза закрывает.
И в советском Космосе летают ее подружки,
потому что другого Космоса не бывает.

***
цветы для товарища Сталина в честь годовщины кончины
как когда-то за хлебом, разница в том,
что за хлебом стояли женщины, а к Сталину чаще - мужчины,
для которых что было при Сталине, то должно быть потом.
сколько их, желающих диктатуры, террора,
партсобраний и политпросвета, воронков по ночам,
хочется, чтобы вязали всех без разбора,
пропустили через суды и отдали палачам.
и останутся только те, кто вовеки вождя прославят,
те, кто стояли с гвоздиками - подлец к подлецу,
не заботясь о том, что их к той же стене поставят,
вдоль которой с гвоздиками они стояли к "отцу"

***
по бульвару гуляет девушка, предполагая,
что кто-то когда-нибудь скажет ей::"моя дорогая!
пойдем, купим колечко, отделение ЗАГСа рядом.
жилплощадью обеспечен, папа служит завскладом,
у мамы моей в подчинении продуктовая база,
дедушка в опере пел партию баса.
партия баса лучше чем партия КПССа,
когда дед выходил на сцену - хлопала вся Одесса."
но к ней никто не подходит, не преклоняет колено,
не дарит ветку мимозы, не глядит вдохновенно,
даром цветут каштаны вдоль широкой аллеи,
зря сидят на скамейках пожилые евреи.
от Пушкина чуть направо по дороге наклонной
можно пройти к театру. лев чугунный с короной
рядом с воротами чуть ли не каждого дома.
был бы ведущий -- она была бы ведома.
по ланжероновской, через горсад, к остановке трамвая
идет счастливая девушка, песенку напевая.
о какой-то драме и о пиковой даме,
о испорченной жизни, улучшающейся с годами.
талон три копейки. десять минут до Привоза.
там продаются подснежники. там продается мимоза.

***
сдали тебя врагу или сдали в утиль
не все равно ли праху как с ним поступили
когда о ковре говорят что он собирает пыль
в этом недостаточно уважения к пыли

потому что весь мир по природе тлен
мог бы давно рассыпаться но держится по старинке
встав на колени можешь не подниматься с колен
и радоваться каждой серебристой пылинке

***
Нет мира ни под оливами, ни даже под куполами,
ни - стыдно сказать - под супружеским одеялом.
Истребители пролетают над зреющими полями.
Мальчик осиротел. Страна, позаботься о малом.
Вот об этом, в коротких штанишках, с размазанными соплями.

Не красавец конечно, в штопаных гольфах, в панамке,
мыслей нет совсем, а ножки худые-кривые.
На стене портрет усача в золоченой гипсовой рамке
смотрит на чадо, словно на чудо, как будто видит впервые.
Спят слоны и слонята. Но не спят часовые.
Малый хныкает, бедный, просится к мамке.

Может вырастет, повзрослеет, все может статься,
в праздничный день на площади будет искать счастья.
Там все ходят с белыми флагами - ищут, кому бы сдаться,
площадь завалена обломками самовластья,
имена на них стерты, но легко догадаться.
Пленных здесь не берут. Боятся властей и ненастья.

Люди ходят с белыми флагами, или - роются в хламе,
в контейнерах на углах, словно в универсаме.
Подпольщики, словно крысы, доски скребут под полами.
Нет мира ни под оливами, ни даже под куполами,
ни - страшно сказать - даже под небесами.
Истребители пролетают над выжженными полями.

***
кем был Иосиф Сталин - хорош вопрос.
да, конечно, убийца, но, блин, выиграл войну!
а по мне "Сталин умер" звучит, как "воскрес Христос",
смерть пришла и вывела из ада страну.
А то что страна ушла от преисподней недалеко,
и двери ада остались открытыми во всю ширь,
то, как говорят в народе, где твоя Сулико?
где твоя душа, великий народ-богатырь?
неужто судил тебе Бог лежать у ног, да лизать сапог?
не тяжело ли тебе пожатье железной руки?
в адские двери входя, смотри, не споткнись о порог.
идут на военный парад демонские полки.
linkpost comment

вірші українською [Mar. 4th, 2019|07:27 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***
Мовчання наприкінці не те, що мовчання спочатку.
Кохання вперше не те, що кохання востаннє.
Що ти взяв у батьків й що залишиш нащадку?
Що з душею твоєю загиблою стане?

***
Якщо воля й існує, то тільки в степах,
де ніхто не орав вже кілька сторіч,
де вже триста років б"ється з козаком лях,
де усюди - куди ні дивись - Запорізька Січ.
Смерть для волі - міста, царі й трактори,
обласна адміністрація - чи як там її?
Не стане на них Господь дивитись згори.
Тільки подумає - ось, сказилися діти мої!
Я вигнав їх з раю, але волю їм залишив.
Що ж вони на себе взяли ярмо- тягар?
Так думає Бог, що з нами від віку жив,
але сьогодні ховає Лице Своє серед хмар.

***

В Закарпатті існує прислів'я: зникли, немов жиди.
Кажуть. не думаючи, бо люди вже звикли
що євреїв депортували, що євреї зникли,
й повернутися неспроможні сюди.

Сюди, у мадьярські та русинські села й міста,
де католики та реформісти вірують у Христа,
де краєвиди різноманітні, та всі - чудові.
Де повітря з присмаком юдейської крові.

Я ходив по бруківці Ужгорода. Не сумував. Навпаки -
не бачив минулого на відстані простягнутої руки,
не чув молитви та стогону. Звик до того, що є.
Нарешті мене настигло горе моє
link6 comments|post comment

verses [Mar. 4th, 2019|07:21 am]
Борис Херсонский
***
перелицовка истории, перекройка и перешивка,
а она - как ни крути - грязна и кровава, паршивка.
как ни щелкай ножницами, как ни тычь цыганской иглою,
не убавить и не прибавить к загрязнению и покрою,
как полу ни равняй. главное - под полою.

как ни сжимай булавки гнилыми зубами,
не углами красна история, скорее - гробами,
обелисками, мавзолеями, плитами, на которых
уже ничего не прочтешь на наших немых просторах.
дело, конечно, не в буквах, дело во взорах.

не прочтет выбитый глаз, не напишет культяпка.
стоит манекен в ателье. на нем - кровавая тряпка.
link2 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]