?

Log in

No account? Create an account
там и тогда [entries|archive|friends|userinfo]
Борис Херсонский

LASTN_WEBSITE=><td></td>

[ website | http://www.vavilon.ru/texts/khersonsky0.html ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ [Feb. 8th, 2020|01:17 am]
Борис Херсонский
Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

link

verses [Dec. 11th, 2018|10:40 am]
Борис Херсонский
***

время смывает мои следы с тротуаров
меняет мебель в школах где я учился и в бывших моих кабинетах
закрывает библиотеки меняет вывески баров
не говоря уже о дипломах и профсоюзных билетах
это тик-так стенных часов особо старинных с боем
это динь-дон каждые четверть часа
это паук-сенокосец приносит счастье ползая по обоям
это вылазит пружина из продавленного матраса
это они корешки непрочитанных глядят из книжного шкапа
снести в букин или раздать бесплатно
это забвения хищная когтистая лапа
тянется но по пока не дотянулась и ладно

***
Тишина. Не слыхать ни плача ни благовеста.
Скована льдом выстуженная земля.
Небеса черны - это значит, что хватит места
для Звезды Рождества из фольги или хрусталя.
Это день промозглый. Это декабрьский морок.
В квартирке жмется кот к батарее - ближе к теплу.
В магазинах ажиотаж. И груды посмертных елок
свалены в центре города почти на каждом углу.

***
территория области или область жалости
черта оседлости отменена но черта усталости
черна в душе дыра дурное предчувствие верно
спросят как дела отвечаешь класс а думаешь скверно
дела идут контора пишет старик хромает
плохо слышит и мало что понимает
не следит за собой привык чтоб за ним следили
в воздухе носятся золотые крупицы пыли
link2 comments|post comment

verses [Dec. 7th, 2018|10:02 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***
Радуйся, Благодатная, ибо с тобою - Господь! -
вещает Марии архангел - Радуйся, хоть
чашу скорби тебе придется выпить до дна,
все же - Господь с тобою, а значит - ты не одна.

И Мария радуется, еще не зная, чему,
не каждый день архангел бывает в ее дому,
душа Марии для Господа настежь отворена:
ей говорят - возрадуйся! - и радуется она.

За книгой или за прялкой, за приготовленьем еды,
она ощущает радости нестираемые следы,
За шитьем, вышиванием и за стиркой белья,
за уборкой слухами наполненного жилья.

***
Слишком короток день,
чтобы успеть
хоть что-нибудь разглядеть.
Слишком жизнь коротка,
хорошо, что длится пока.
Не забудь, дорогой мой,
хлеб купить по дороге домой.

***
Этот город я видел во сне. Город видел меня в гробу,
как положено, в белых тапочках. К сожалению, я был жив,
а был бы хорош с венчиком из картона на лбу,
лежал бы тихо, руки крестом сложив.
Я бы видел город из гроба, и какой открывался бы вид
на лепнину, которая валится на тротуар,
вид на бороды старых атлантов, на груди кариатид,
на зимнюю бледность и блеклость, сменившую летний загар,
на крыши, где между антенн ободранные коты
лежат, поглядывая на откормленных голубей,
и ангел печально глядел бы на меня с высоты
берег да не уберег, был занят, ну хоть убей!
Но ангел-хранитель бессмертен, он на своем горбу
несет все наши грехи, не имея иных забот.
Я иду по городу. Город видел меня в гробу.
Но пока не дождался. Ничего, пускай подождет.
link2 comments|post comment

verses [Dec. 5th, 2018|09:49 am]
Борис Херсонский
**
те кого вели казнены те кто вел умерли
жестокость тверда хоть дырку в ней просверли
чтобы нее подглядывать как в глазок дверной
на туман грядущего как в парной
контуры или пятна чужих обнаженных тел
тот кто вел убивать не хотел тот кто шел умирать не хотел
кто помнит старое одноглаз кто не помнит прошлого слеп
добро пожаловать в просторный вселенский склеп

те кто доносы писал в царстве подземном живут
над воротами надпись доносчику первый кнут
те на кого доносили занимают соседний отсек
не сразу поймешь где вертухай где зек
тот кто стрелял и вешал держится особняком
с жертвой встретившись делает вид что незнаком
одно дело стрелять в затылок другое смотреть в глаза
подымается ужас ползучий как по стене лоза
link2 comments|post comment

вірші українською [Dec. 3rd, 2018|10:07 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

він вона вони

Він відтворює нашу імперію -так кажуть вони-
вона тепер страшніше ніж була три роки тому!
Господи Боже, нас від царя храни,
залишився лише фасад від палаца, все - завдяки йому.

І сад практично вирубаний, куди не подивишся - пні,
і за тобою плететься століття - шолудивий барбос:
хочеш - палицею вдар, хочеш - ногою пні.
імперія розширюється: ледве втік молокосос.

брате, якщо чуєш крики: Розіпни! Розіпни!
радуйся, брате, десь поруч з тобою - Христос.

***
Они написали в истории болезни:
"Никакого голода не было.
Были стойкие бредовые идеи
Ганны Михайленко,
учительницы украинской литературы."

Ганна провела семь лет
в специализированной психиатрической клинике.
Это была гибридная клиника,
смесь тюрьмы и больницы.
Тогда - гибридная клиника,
теперь - гибридная война.

Семь лет. Библейское число.
Столько служил Иаков Лавану
за Рахиль, ибо он любил ее.
Семь лет. "Рахиль плачет о детях своих.
И не может утешиться, ибо их нет"..

***
Вони написали в історії хвороби:
'Ніякого голодування не було
Була стійка маячня
Ганни Міхайленко,
Вчительки української літератури".

Сім років була вона у спеціальній
Психіатричній лікарні.
То була гібридна лікарня-
Суміш дурдома й в'язниці.
Тоді гібридна лікарня.
Зараз гібридна війна.

Сім років - біблійний термін.
Сім років служив Яків Лавану
За Рахіль, бо він любив її.
Сім років.
"Плаче Рахіль по дітям своїм,
Й не може втішитися,
Бо їх нема."

***
Що? Чи забули, що ваше тіло-
Храм, що Духа воно вмістило,
Який від Бога живе у вас.
Живе у вас і за вами стежить,
То ж тіло ваше не вам належить,
Бо ціну велику сплатив за вас Спас.

1 Кор. 6.19.

***
Навіть якщо я досконалий у пророцькому слові
Й розумію усі таємниці Святого Письма,
Якщо маю всю віру, що рухає гори, але не маю любові,
Я - ніщо, і все, шо роблю - дарма.

1 Кор.13.2

Хто творить добро посеред народу
так, що можуть усі на нього дивиться,
істинно кажу - Він вже одержав свою нагороду,
А в тебе хай ліва рука не знає, що робить правиця.
добро таємно твори. То
побачить Бог і відплатить тобі відкрито.

Мф. 6. 2'4.

***
Чужої душі - не знати, просвітлення не настане
У власній також. Кишені чужі, та й свої, є звично порожні.
Життя, неначе в каміні жаринка остання тане.
В сіянні слави по смерті зігрітися тінь не спроможна.

В ці миті чекають Різдва, яке уже не за горами.
І добре, як свято надходить коли ще триває дорога.
Наприклад, приводять дівчинку в Храм, і дівчинка в Храмі
задумалась про ще не народжене Нею - про предвічного Бога.

Пер. Володимира Тимчука

ХАНУКА

Щоб висвітлити храм на вісім днів
Вистачило одного глечика масла.
Здалека здавалося, храм на горі полум'янів.
Тисячі ламп горіли і жодна не згасла.

Й у грудні коли світла не вистачає нам,
Бо день короткий, як наше життя в темряві,
ми згадуємо минуле, й світло, що сяяло там,
І дні хоч короткі й темні, але вечори яскраві.

***
Творець не чує молитви, коли навкруги чужинці.
Творець не чує молитви, коли навкруги нікого.
Не буде Творець розмовляти з тобою наодинці.
Молися скільки завгодно - Він не почує нічого.
Но знайди собі дев'ять друзів - синів Ізраїлю,
Молитесь разом хай будуть вуста єдині.
І буде молитва схожа на велику могутню хвилю.
Й досягне вона до Вітця у небесній Його країні.

***
Бачить зеленого змія пияка у шинку.
Бачить чаклун саламандру, розпаливши багаття.
У кожнім вікні бачить розпустник оголену жінку.
Святий мисливець бачить проміж рогів оленя розп'яття

Й пияка сидить біля стола заплющивши очі.
Й чаклун у багаття підкладає поліна.
Й розпустник шукає повію серед ночі.
Й святий мисливець перед розп'яттям встає на коліна.

***
Бо благодаттю через віру Бог рятує усіх,
Не спроможна людина сама подолати гріх!
То є дарунок від Бога, не сили людської діла,
Щоб жодна людина хвалитися не могла.

Еф. 2. 8-9

***
Підколоднії змії та підяремнії люди
спальні квартали високі cірі споруди
діти грають у бруді чорні долоні
міняю квартиру у центрі на дві в новому районі
бо жити разом родині вже неможливо
колись любили але сьогодні це неважливо
це залишилось на фотках у старому альбомі
а зараз один на одного дивляться мов незнайомі
а в центрі квартира з гарячей водою і газом
ріелтер кудись пропав зиму проведемо разом
а навесні роз"їдемось в кожен в своєму куточку
на неділю батько тебе буде брати до себе синочку
а з чого вони там будують с блоків чи з цеглі
то нам байдуже ми люди прості підлеглі

***
дівчинка що голяка засмагала на пляжі
ходить по вулиці в камуфляжі
війна не війна але такий в нас сезон
личить ніжним дівам й жінкам вродливим
бути народом озброєним та сміливим
до зубів до сережок новий фасон
десять років тому вони жартували з нами
на пляжі лежали у чом народили мами
якщо не подобається то не дивись
але це подобалося і дивлися во всі очі
і повністю засмагли тіла дівочі
без смужок зовні без збентеження як колись
може тоді вони мали рацію хлопцям цікаво
що їм було усім до солдатської слави
джинси були миліше ніж бронежилет
вони змінилися у камуфляжі дівчата й жени
а струнких ногах проступають вени
п'ять років війна на випустить їх з тенет
linkpost comment

verses [Dec. 3rd, 2018|09:16 am]
Борис Херсонский
***
Вот он, декабрь, последний месяц в году.
Остановились стенные часы, бывшие век на ходу.
Что-то случилось с аппаратурой - музыка режет слух.
Окна закрыты. В воздухе спертый дух.
Вот он последний месяц. Тающий первый снег.
Холодные волны катятся на пустынный песчаный брег.
Редкий любитель с утра здесь выгуливает собак.
С бесполезной удочкой на пирсе стоит рыбак.
Его фамилия Фишер. Чтобы ее оправдать
он стоит и мерзнет, а рыбы не слыхать-не видать.
Вот он, последний месяц. Тоска сильней по утрам.
Хорошо алкоголику - выпьет свои сто грамм.
Сто или двести - а в руках уменьшается дрожь.
В голове испорченный счетчик. В телевизоре - ложь.
Новый год приближается, но не слышим его шагов.
Говорят, что страна задыхается в плотном кольце врагов.
Игрушки на елку прошлого века выносят старые продавцы.
Немного жаль человека - с концами не сводит концы.
Надо б часы в починку. Не соберусь никак.
Человек превратился в личинку. Дом превратился в барак.
Превратились музыка в муку. Иду по непрочному льду.
Протяни мне холодную руку. последний месяц в году...

***
ни шапки высокой лисьей ни шубы до пят
ни языка святого ни бытового жаргона
золотые монеты в кармане моем не звенят
Моисей не считает мне нарушений закона
не ждет меня город мой не ждет и святая земля
и сам я не жду никого нет условного места встречи
румынская горка вазы из чешского хрусталя
и картавые звуки российско-одесской речи.
слышу будь готов отвечаю пока не готов
мне говорят готовься но я не хочу и не буду
возвращаться в затерянный мир пятидесятых годов
каждому пробуждению радуясь словно чуду

***
говорят, сам Господь своею рукой
разделяет город полноводной рекой,
ставит опоры для широких мостов,
строит храм, чтобы мог помолиться слуга Христов

потому что не помнит Бог, что в иные дни
шли двенадцать за ним, а сотни кричали распни,
что стояли кресты,, а не храм на горе тогда,
и город был грязен как все прочие города.

Говорят, что сатана разделил людей, никому
не построить мост от ума к уму,
от любви к любви, от надежды к надежде- итог:
каждый сам по себе, и Один за всех только Бог.

***
и откуда в нас желание и уменье
создавать несчастье себе своими руками?
на экранах страны война не прекращалась ни на мгновенье,
и казалось "семнадцать мгновений весны" будут длиться веками.
и вечно вождь будет ощупывать нас похотливы взором,
и вечно будут нам руки крутить сатрапы...
не зря нацистская форма шла лучшим советским актерам.
народ - вечный ребенок сидел на руках у вечного папы.
и вечно будут сквозь нас проходить парады
военная техника ухоженные макеты
и вечно будут сиять на груди заслуженные награды,
и неизменно будут сбываться только плохие приметы.
и семнадцать мгновений весны снова- встречайте в цвете
длятся и длятся оживают призраки манекены.
семнадцать мгновений весны и не мечтай о лете.
в родной тюрьме всегда помогают стены.

***
разве только толика счастья дневной паек
разве только крупица света среди повседневной тьмы
разве только последний тлеющий уголек
в дачном камине среди холодной серой золы
разве только сад как всегда уже без цветов
поздняя осень листопад завершен и ты
греешь своею рукою домашних котов
или слегка шевелишь исписанные листы
жить не тужить даром бумагу марать
по мере сил не спешить навстречу небытию
вся королевская конница вся королевская рать
не может собрать воедино разбитую душу мою

**
"Человек, рожденный женой, преисполнен печали,
как цветок он восходит и никнет, исчезает, как тень".
Но мужчины в женщин спьяну бездумно кончали
и подпольные абортарии работали всякий день.
И жизнь выдавливалась, как из тюбика паста
на сухую щетку для сталинских желтых клыков.
В то время люди редко читали Екклесиаста,
за исключением древних набожных стариков.
Злоба дня была не заботой - но жизнью во злобе.
Худшее в человекак продавалось из-под полы.
Было много шансов - быть зачатым в утробе,
но шансы родиться были очень малы.

Люсе с любовью

Пожелай мне пологого склона лет,
заросшего мелким кустарником и высокой травой.
Подари мне кресло-качалку и клетчатый теплый плед.
Если буду ворчать - не сердись, тебе не впервой.
Сильнее тряси меня, крепче меня обнимай,
покупай мне как в детстве флажки и цветные шары.
Из месяцев года оставь мне апрель и май.
остальное - любителям лыжного спорта и пляжной жары.
Даже если буду молчать, бороду теребя,
знай, что ты остаешься последней мечтою моей.
И если ослепну, то все равно буду смотреть на тебя
с первой улыбкой наших счастливых дней.

***
когда я был советским бессмысленным малышом
мне писали на ручке номер химическим карандашом
я был покорным мальчиком и прилежным учеником
и это был не освенцим а очередь за молоком
был холодным город гудки доносились издалека
это был никакой не голод это был дефицит молока
снежинки падали с неба взлетали голуби в высь
не было белого хлеба но горохового завались
хватало перловой кашки и время вместе с водой
смыло номер с руки первоклашки в очереди за едой
linkpost comment

verses [Nov. 25th, 2018|11:29 am]
Борис Херсонский
***
береги честь смолоду в тряпочку заверни
положи за пазуху всякий день проверяй
тянутся ночи мелькают осенние дни
сбережешь честь до старости может и впустят в рай
у входа двое Петр с ключом и ангел с мечом
меч состоит из пламени ключ из чистого злата отлит
береги честь в тряпочке, а молодость ни при чем
пусть ходит с цветочками среди кладбищенских плит

***
когда я был советским бессмысленным малышом
мне писали на ручке номер химическим карандашом
я был покорным мальчиком и прилежным учеником
и это был не освенцим а очередь за молоком
был холодным город гудки доносились издалека
это был никакой не голод это был дефицит молока
снежинки падали с неба взлетали голуби в высь
не было белого хлеба но горохового завались
хватало перловой кашки и время вместе с водой
смыло номер с руки первоклашки в очереди за едой

***
Все, что происходит - не история, а черновик:
его не раз перепишут, что добавят, а что сотрут.
У часов стрелки дергаются - неизлечимый тик.
Из глубин подсознания щупальца тянет спрут.
Все было иначе, чем пишут и говорят.
Под одеялом лжи уютнее прошлым векам.
Вечный огонь - это шапки-ушанки на ушлых ворах горят.
Фальшивки приходят в подлинность от хождения по рукам.
Хорошо психбольному - у него в голове голоса.
Как говорится - галлюцинации - не порок.
Хорошо облакам - над ними чистые небеса.
Хорошо пустыне - здесь ходит безумный пророк.

***
Был бы я художник Саврасов рисовал бы "Грачи прилетели".
Был бы я живописец Рубенс рисовал бы девушек в теле
Был бы я сказитель Гомер рассказал бы об Одиссее.
Был бы я Державин - написал бы о светлой Расее,
в которой грачей - завались, и девушки тут что надо,
и сюжеты тут полный эпос - где там твоя Илиада!
Что нам древние греки! У нас тут свои герои:
под заборами полегло, что под стенами Трои.
Был бы я мужик сидел бы в шинке всю зиму,
был бы баба - швырял бы гнилую картошку в корзину,
но все не сложилось - живу в приморском сарае,
живу не мечтаю ни о чистилище, ни о рае,
ни о девушках в теле, ни о грачах на березках,
ни о бабах неряхах, ни об их мужьях-отморозках,
Все, что дал мне Бог - хорошо, и плохое тоже по силам.
Придвигаюсь поближе к отчим могилам,
к отчим могилам, к черным железным оградам,
Придвигаюсь повыше, к тучам, идущим стадом,
отодвигаюсь подальше от березок и рек где рыбы и раки
от земли где сплошь лагеря, а где лагеря - там бараки.
где лагеря - там бараки, а где бараки там нары,
где нары там тяжкие сны, а чаще - ночные кошмары.

***
человека выносят из жизни словно ненужный хлам
как выносят за скобки постоянные величины
остальные расходятся по неотложным делам
пожилые женщины сгорбленные мужчины
для них все еще переменные мелькание кадров затем
наступает ночь в которой для сна не осталось места
в ушах звучат несколько музыкальных забытых тем
но так зачерствела музыка и мы из того же теста

***
великий полководец граф суворов
теперь зеленой сеткой скрыт от взоров
он виноват он жил в иной стране
страна распалась поминай как звали
ее снега глухие укрывали
все на кону что было на коне

а он обласкан был императрицей
за каждый подвиг награжден сторицей
сияли звезды на его груди
бриллиантов было что песка морского
и как же не почтить его такого
как не сказать ему вперед веди

ведь с детства нас учили пуля дура
штык молодец вдали комендатура
патруль и гауптвахта берегись
а то бывает пролезаешь в щелку
как мышь и убегаешь в самоволку
а вечером на танцах подрались

в ученье трудно а в бою полегче
а если ранен смерть тебя полечит
солдатский крест сосновый над тобой
с год постоит потом его в морозы
порубят на растопку что нам слезы
в ученье круто но проигран бой

так граф Суворов в пластиковой сетке
как пленный бунтовщик в железной клетке
показывает пальцем в небосвод
что делать с этим бронзовым воякой
он маленький его обидит всякой
никто не любит бронзовых господ

я думаю заезжий иностранец
жезл маршальский вложил в солдатский ранец
генералиссимус- прекрасное словцо
им свой погон украсил Коба- Сталин
стоит Суворов небосвод хрустален
и ангел плачущий рукой закрыл лицо

***
здравствуй философ сознанье матерья первичность вторичность
олимпийские боги доселе охраняют античность
витринки музеев руины языческих капищ
им дела нет до наших церквей и кладбищ
до наших больниц и постелей до наших надгробий
привет тебе несчастный философ высоколобый
ты знаешь что все это выдумки зевс аполлон и гера
тебе что античная что христианская вера
ты знаешь что время это свойство материи длиться
ты думаешь вечность на книжной полке пылится
и мысль без огрех как орех твердеет в черепе старом
и что тебе боги с амброзией и нектаром
и что тебе святой нектарий или святой амвросий
или монашек безумный идущий по снегу босый
или что тебе снег летящий под ноги монашку
и что тебе мысль на замке и душа нараспашку

***
немного водки осталось в зеленой бутылке
ободранный пес лежит у двери на подстилке
телик работает плохо мелькает трещит
передача про госбезопасность вот они меч и щит
вот он дзержинский бородка что твой мефистофель
вот он в мундире картофель всегда картофель
вот он стол накрытый клеенкой с дырами от сигарет
вот он на стенке дедушкин старый фотопортрет.
дедушка был хороший славно играл на баяне
если и матерился то редко и только по пьяни
играл в домино в приморском парке гулял
перед сном считал скольких гадов он расстрелял
дедушка был заслуженный целых три ромба в петлицах
что-то холодное есть в этих зауженных лицах
не был ранен ни разу жизнь прошла без потерь
перед смертью его причастили значит в раю теперь

***
мы живем в зеркалах и помним себя зеркалкой
как буквы которые написаны малым ребенком
жизнь обернулась детсадовской раздевалкой
пенал с цветочком ягодкой жеребенком
мы делились с зеркалом каждым своим движением
и оно возвращало их нам в повернутом виде
мы сливались с собственным повернутым отражением
как говорится в зазеркалье да не в обиде
и когда зеркала завесят как занавес театральный
комедия и трагедия сливаются воедино
душа все еще обживает повернутый мир зазеркальный
и само по себе играет старое пианино
бронзовый бюст бетховена на кружевной салфетке
мал мала меньше семь слоников это приносит удачу
буквы все перевернуты так когда-то писали детки
вот деньги купи себе зеркальце не забудь принести сдачу

***

человек бывает непогожим
на себя почти что не похожим
внешнюю и внутреннюю тьму
Бог ему назначил как тюрьму
лишь ему и больше никому

человек бывает непрогляден
он бывает неуклюж, нескладен,
словно темный лес непроходим
человек бывает нелюдим
но кому-то он необходим

этот кто-то обитает где-то
где царит бессмысленной лето
где вода морская так тепла
что забыты срочные дела
где привыкли загорать дотла

где огромный зонтик полосатый
прикрывает срам античных статуй
от палящих солнечных лучей
человек ничто когда ничей
никудышный старый книгочей

не любезен будет он народу
девы с плеском рассекают воду
в синем небе равномерный свет
в темном человеке света нет
он распластан он дотла согрет

**
Царь у нас как младенец - не может одеться сам.
Для каждого дела у него существует зам.
Омывает его балерина без дворянских корней.
Царица - в соседней спальне. Но сегодня речь не о ней.
Оправляется царь за ширмой. Параллельно курит кальян.
С утра он не в духе, если напился вечером пьян.
Не обязательно, чтобы правитель был мудрецом.
Наш плохо соображает. Но на троне сидит молодцом.

***
жить бы и жить в стране, где войны не случалось веками,
где люди, гордясь, себя не называли фронтовиками,
ни кольчуг не носили, ни доспехов, ни гимнастерок.
Ни вторжения иноплеменников, ни междоусобных терок,
ни гражданского противоборства, ни трибуналов
не найти в анналах, а, собственно, нет анналов.

Жить бы и жить в кирпичном дому, крытом древнею черепицей,
быть не индивидом, а всего лишь хрупкой крупицей
в песочных часах населения - уж больно песчинки мелки.
Прадед хлебал солянку и ты - из той же тарелки.
Жить бы и жить в районе, где не ездят автомобили,
и нет доказательств, что автомобили когда-то были.

Спать бы и спать на высокой кровати с резною спинкой,
со своей дородной стареющей половинкой,
в ночном колпаке, в полотняной рубахе до пяток
просыпаясь чесать себе спину между лопаток,
и, не одевая тапок, спешить к нечистой фаянсовой чашке,
где прапрадед справлял нужду, не думая о кондрашке.

Не знать и не знать бы всех новостей, которых тут не бывает,
слушать скрип с которым лавочник магазин открывает,
крик петуха со шпиля церквушки местной,
не озаботясь ни будничным звоном. ни мессой воскресной,
умирать бы и умирать, не прося у Бога прощенья,
ибо спасенье положено здесь по праву рожденья.

***
на арене цирка тюлени играют в шары
сидя на барабанах что статуи на пьедесталах
зрители мучаются от духоты и жары
Господи пожалей всех потеющих и усталых

и тюленей и бабушек обмахивающихся листом
газеты и деток представителей бодрой смены
и тех кто в убогих квартирах лежит пластом
в неродном дому убивают бетонные стены

дрессированные тюлени держат шары на носу
и шары не падают а была бы людям потеха
дрессированный ангел держит шар земной на весу
вселенная смотрит на это и кажется ей не до смеха
***
ломоть отрезанный опущенных территорий
объемистый том нищеты и криминальных историй
все как будто бы все непризнанно все пока
корабль истории развалился остался остов
материк затонул остался маленький остров
который себя считает частью материка
улиц нет есть бульвары и есть проспекты
церкви нет есть дом молельный какой-то секты
начальная школа лицей техникум изменил
скромный титул на звание универа
коммунизм не наступил на в людях осталась вера
у мужчин есть желанье но нету сил
я провел там когда-то малый отрезок детства
там был голод но не было людоедства
свинью не резали а стреляли недавно была война
товарищ сталин надеждой был и опорой
по брусчатке гремела карета помощи скорой
но страна уже была безнадежно больна
link22 comments|post comment

вiршi [Nov. 18th, 2018|07:21 pm]
Борис Херсонский
[Tags|]

ВКЛОНИТИСЯ ДЕРЕВУ

Вклонитися дереву, з якого вироблен хрест,
На ньому Син Божий був (чи буде?) розп’ятий.
Голгофа вона висока, що той Еверест.
Доля – аркуш Євангеліїї подраний та зім’ятий.

Бо папір виробляють з дерева. На ньому розп’яті слова.
Якись вже мертві. Чи повстануть – нам невідомо.
Вклонимось дереву. Похилена голова.
На зім’ятому аркуші слова лежать нерухомо

***
Діти, ось урок географії. Ось карта. Запам'ятаємо ми.
На території України немає Сибіру і Колими.
І Володимирський тракт залишився там, в стороні,
Далеко осторонь, впевнений, чи це здається мені?.
Ось урок географії. Тут земля марно не пропаде,
мало місця, табори будувати не можна нiде,
не сказати, що живемо ми в образі і тісноті,
але, в порівнянні з Росією, простори у нас не ті.
І тайги немає у нас, і не такi вже білі, снiги
і рідше дзвеніли у нас кайдани навкруги,
частіше - шаблі, і голосніше - дзвони Господньої. слави,
і хвилює нас не Всесвіт, а домашні справи.та страви.
Але це вже психологія, на порядку денному в нас
урок географії. від дверей до тину, якщо .є час.
Всі хати скраю в нашому улюбленому краЮ.
І, якщо чесно, і я на краю стою.
Мені шкода тих, хто в центрі, правда, на жаль,
стоять зї вишки, дивляться, суки, в морозну даль,
мені шкода територію під променями прожекторів,
мені шкода чути мукали голодних колгоспних корів.
У всьому цьому немає поезії. Це -помилковий крок..
Це просто урок географії. Пам'ятаємо, діти, урок.

переклад 17.11.18
linkpost comment

verses [Nov. 18th, 2018|07:17 pm]
Борис Херсонский
***
ломоть отрезанный опущенных территорий
объемистый том нищеты и криминальных историй
все как будто бы все непризнанно все пока
корабль истории развалился остался остов
материк затонул остался маленький остров
который себя считает частью материка
улиц нет есть бульвары и есть проспекты
церкви нет есть дом молельный какой-то секты
начальная школа лицей техникум изменил
скромный титул на звание универа
коммунизм не наступил на в людях осталась вера
у мужчин есть желанье но нету сил
я провел там когда-то малый отрезок детства
там был голод но не было людоедства
свинью не резали а стреляли недавно была война
товарищ сталин надеждой был и опорой
по брусчатке гремела карета помощи скорой
но страна уже была безнадежно больна

***
Прадеды! Что вам оставили ваши деды
кроме фамилий? Сойферы, меламеды,
кохены-коганы, леви и левиты
иудейскими древностями, словно славой увиты.
Что в сравнении с вами маленький человечек,
несущий в паспорте имя одного из еврейских местечек,
бердичевские, бродские, каневские, кто откуда
уехал, куда приехал в ожидании чуда -
где на чужбине можно себя почувствовать дома,
вековая мечта - торговать и не бояться погрома.
Город в черте оседлости пусть немного, но все же, все же,
почетнее, чем местечко. И смертное ложе
в городской квартире удобнее, чем в лачуге,
где живые и мертвые теснятся почти друг на друге.
Привет - варшавские и одессеры, и херсонские - не забудем,
что мы пришельцы и странники, ненавистные местным людям.
что наши бледные горбоносые лица
хорошо рифмуются со словом "переселиться".

***
Возьмем нашу жизнь и китайскую черную тушь.
Зальем, полюбуемся на расплывшееся пятно.
Уедем из города. Заберемся в какую-то глушь.
Раз в месяц завозят хлеб. Раз в неделю в клубе кино.

Сентябрь сгоняет напрочь летний загар.
Ночи будут бессонными просто смотри в потолок.
Под потолком пищит одинокий комар.
Паук-крестовик паутиной заткал уголок.

Чуть рассвет - оденешься наспех, пойдешь к реке.
Играет рыба - подпрыгнет и с плеском уходит вглубь.
Полоса рассвета, как проба пирке на руке.
Пространство чахоточно, как его ни голубь.

А все-таки тут не город. Редко автомобиль
прорычит, и, закашлявшись, замолкает мотор.
И ветер гонит по тракту высокую пыль.
И ангелы с Богом неспешно ведут разговор.

Письмо в Австралию

Ю.М.

На головы всех поэтов не напасешься корон.
На ладони воды лежит маленький материк.
Океан это тоже море, только со всех сторон.
Никто не скажет тебе - как поживаешь, старик?
А в юности говорили. И не в обиду нам.
Море было влажным, вино - сухим.
Как-то мы притерлись к послесталинским временам.
И время нас стерло ластиком школьным своим.
Стерло, как двойку в тетради,с лица листа,
омыло волной океанской - все равно что морской.
В древней Руси вместо бумаги была береста.
И суета святых вместо грязи мирской.
Мы тоже были какими-то. Нам был отмерен срок.
Мы выросли из него в какой-то новый предел.
Мы сжались в пробелы между газетных строк.
наш строй поседел. а потом- увы- поредел.
Все приметы сбываются - ни одна не к добру.
Не напасешься терпенья на злобу дня.
Кто мчится, кто скачет? Почтальон-кенгуру
в толстой сумке несет запоздалый привет от меня.

***
на подлодке времени
плаванье в палеозой
знак созвездия рыб на темени
каменеет взгляд бирюзой
осьминожки- холоднокровки
и прочие существа
цвет меняют для маскировки
или просто из озорства
у них впереди эпохи
учиться менять цвета
а дела человека плохи
все усилья его тщета
нет чтоб вчера был черен
а сегодня стал бел
разве что стал покорен
разве что поседел
добыл звезду на погоны
после еще одну
огромные скорпионы
ползут по морскому дну

***
О, Родина! Твой лиходей
был полон прекрасных идей,
любил эту землю за скудость.
Пророчество темных владык
хватало его за кадык
и тихо шептало: "Я сбудусь,
я знаю - чужие войска
войдут, словно в душу тоска
с тяжелой сердечною болью.
Ты скажешь - видать , не судьба.
Вот, сукам выносят хлеба
с чистейшей поваренной солью".

Так будет потом. А пока
по небу плывут облака,
подкрашены тихим закатом.
И сосны шумят на ветру,
и гибель красна на миру,
в обнимку с солдатом-собратом.
Стоит часовой на посту.
Монашек идет ко Христу,
в пути спотыкаясь о черта.
Дымит заводская труба..
Хихикает злая судьба.
И вечность из памяти стерта.
link1 comment|post comment

verses [Nov. 14th, 2018|08:38 am]
Борис Херсонский
***
ноги его когда-то ходили по пионерским тропам
ноздри его раздувались чуя запах дрянной столовки
у него внутри автомат газировка с сиропом
три копейки в щель а стакана нет и нет газировки
сперли стакан простые советские суки
хороший граненый не для воды был создан
придушил бы всех жаль что коротки руки
жаль что их гороскоп сочинен по кремлевским звездам
жаль что нищая старость жаль что осенний холод
жаль что жизнь хороша но в кармане дыры
жаль что может уснуть спокойно любимый город
и не видит во сне ни тебя ни твоей убитой квартиры
link2 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]