?

Log in

там и тогда [entries|archive|friends|userinfo]
Борис Херсонский

LASTN_WEBSITE=><td></td>

[ website | http://www.vavilon.ru/texts/khersonsky0.html ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ [Feb. 8th, 2020|01:17 am]
Борис Херсонский
Тексты, размещенные в моем жж,до их публикации в печатных либо интернет-изданиях представляют собой личный "лирический дневник" автора и не предназначены для обсуждения вне пределов блогосферы. Автор настаивает, чтобы при обсуждении на страницах печатных изданий, а также для цитирования использовались исключительно опубликованные в книгах или на страницах журналов тексты в окончательной авторской редакции. Любое цитирование неопубликованного текста возможно только по согласованию с автором. То же относится к личной информации и частным высказываниям автора.

link

verses [Dec. 4th, 2016|08:35 am]
Борис Херсонский
***
мне снилось, что в гроб мой кладут старинные книги,
а впереди процессии бросают вырванные страницы.
Только зимою, под утро, в рассветные миги
может подобное человеку присниться.

Рассказываю жене. Она - ну что за чернуха!
Расскажи это Кире Муратовой, может в кино сгодится.
Засыпая, нельзя терять присутствия духа.
.Иначе мрачные образы будут в душе плодиться

Плодиться и размножаться и оставлять отпечатки,
и только глаза закроешь - перед глазами встанут.
На улице холодно. Нужно надеть перчатки.
И пальцы не будут мерзнуть, и страхи в прошлое канут.

***

унылый битюг в мысли свои погруженный
стоит у молочного на углу запряженный
в телегу с колесами от трофейного грузовика
на телеге бидоны от вчерашнего молока

последняя частная булочная в середине квартала
доживает последние дни так партия предначертала
так завещал нам великий ленин великий почин
очередь бабье-детская ибо не дело мужчин

стоять за хлебом или сметаной или крупою
особо если завтра война а сегодня дорога к запою
но одиннадцать лет войны уже нет как нет
искусственный спутник земли не хуже других планет

я видел все это в детстве человечком дошкольным
и это вернулось ко мне вернулось путем окольным
особенно в холода в темные дни декабря
старость стоит на пороге ни слова не говоря

буква А расставила ноги с приветом от букваря

***
Холод на улице. Разоренье в дому.
Каждый ломаный грош у семьи на счету.
Но приходит ангел и говорит: "Радуйся!" Ты отвечаешь: "Чему?
Неужели тому, что тиран страну подмял под пяту?

Неужели тому, что душу грех одолел?
Неужели тому, что сердце ноет в груди?"
Но ангел взывает: "Радуйся! Ибо так Господь повелел!"
И в гневе ты говоришь ангелу: "Уходи!"

И ангел уходит, взмахнув на прощанье крылом,
поминай как звали, до встречи на том берегу!
Лишь что-то светлое мелькнуло за темным стеклом,
и слово "Радуйся!" морзянкой стучит в мозгу.

***
что ж впереди зима еще одна
в окне поля белее полотна
колеса спотыкаются на стыках
вагон мотает человек не спит
стакан не жребий но до дна испит
и ангелы с презрением на ликах
летят над нами вдоль ЖД-путей
с охапками ужасных новостей

там голод там стреляют и бомбят
спасают искалеченных ребят
а там земля трясется под ногами
там разрушают церкви и дома
а впереди холодная зима
поступит с бедняками как с врагами
с соседкой выйду в тамбур покурить
не целоваться так поговорить

пейзаж унылый за окном бежит
и ложечка в стакане дребезжит
и ближе чем хотелось пункт конечный
все в дефиците даже солнца свет
похож на старика на склоне лет
не человек уже а склад аптечный
день вечереет примеряет тьму
и кажется что впору тьма ему
link1 comment|post comment

verses [Dec. 1st, 2016|09:44 am]
Борис Херсонский
[Tags|]

***

ничего никогда не жди потому что еще дождешься
никогда не гуляй там где злые люди гуляют
ни к чему не прикасайся а то обожжешься
к стенке не становись того гляди расстреляют

не вытаскивай из кобуры пистолет или саблю из ножен
никуда не входи если выход тебе неизвестен
ничего никуда никогда понятно будь осторожен
мужественен по силам и по возможности честен
link2 comments|post comment

новая книга [Dec. 1st, 2016|09:12 am]
Борис Херсонский
Какое-то время тому назад в небольшом музее-квартире Алексея Толстого прошел наш с Люсей скайп-вечер. Из маленького кабинета на дедовской даче, на окраине Одессы мы читали стихи небольшой группе наших московских друзей. Да, у нас есть друзья там, как теперь принято говорить "за поребриком". Их называют там "пятой колонной", белоленточниками, предателями и как там еще? И нас там называют "русофобами", "нацистами", и даже "зверьем".
Мы с Люсей ценим мужество наших друзей и их позицию.
И очень рады появлению в Мск нашей совместной книги "Вдвоем", ставшей прямым результатом того скромного вечера в музее Толстого, из которого "патриоты-путинисты" попытались раздуть скандал. Мы благодарим издательство "Совпадение" и всех причастных к появлению нашей книжки. Кстати, мы давно обсуждали с Люсей идею совместной книги, а теперь она стала реальностью.
*
Якийсь час тому в невеличкому музеї-квартирі Олексія Толстого пройшов наш з Люсею скайп-вечір. З маленького кабінету на дідівській дачі, на околиці Одеси ми читали вірші невеликій групі наших московських друзів. Так, у нас є друзі там, як тепер прийнято говорити "за поребриком". Їх там називають "п'ятою колоною", білоленточніками, зрадниками і як там ще? І нас там називають "русофобами", "нацистами", і навіть "звіриною".
Ми з Люсею цінуємо мужність наших друзів і їх позицію.
І дуже радіємо появі в Мск нашої спільної книги "Вдвоем- Удвох", яка стала прямим результатом того скромного вечора в музеї Толстого, з якого "патріоти-путіністи" спробували роздути скандал. Ми дякуємо видавництво "Совпадениег" і всіх причетних до появи нашої книжки. До речі, ми давно обговорювали з Люсею ідею спільної книги, а тепер вона стала реальністю.
link4 comments|post comment

verses [Nov. 30th, 2016|03:39 pm]
Борис Херсонский
***

человек живет не там где родился бывает такое
жаль что мысли о родине не оставляют в покое
жаль что снится порой и что заперты двери дома
где живет семья не твоя и она тебе незнакома
а стены знакомы и лестница и переулок
хлебная на углу и запах французских булок
собственно булки наши просто так назывались
но булочная закрыта и булки куда подевались
человек умирает не там где хотел если честно нигде не хотелось
впадает в отчаянье в детство зеленка присыпки опрелость
кроватка и коврик на стенке коляска пеленки
фотография отпечатанная с исцарапанной фотопленки

**

свобода воли ответственность смысл бытия
заучены роли душевные боли надгробная лития
претворяется в песнь аллилуйя звучит мажорный аккорд
человек в общении мягок но если пощупать тверд

деревьев не так уже много за оградой но на ветру
они лопочут лепечут расправляют кору
раздвигают почву корнями достигают грунтовых вод
простирают ветви над нами замедляют времени ход

говорят обнимая деревья насыщаешь душу свою
энергией хлорофилла чем ближе к небытию
тем важнее в обнимку с платаном постоять по утрам
но ты стоишь со стаканом утренние сто грамм

выпьешь и как-то легче руки дрожат не так
иных уж нет те далече в теле гнездится рак
перепалка соседей вздорных вышедших на балкон
больше людей тошнотворных чем чудотворных икон

светает но не светлеет на углу табачный ларек
никто тебя не жалеет маленький хищный зверек
мерзнущий в не по сезону легком осеннем плаще
кладбищенский ангел колонну обнимает вотще
link4 comments|post comment

verses [Nov. 29th, 2016|04:15 pm]
Борис Херсонский
***
первые дни зимы первые дни поста
торчит человек из тьмы коломенская верста
косая сажень в плечах а вот погляди зачах
силы в бицепсах нет зато есть тоска в очах

расскажи что нибудь как из грязи на санный путь
как в пути через брянский лес волки не съели чуть-чуть
ночь брянского леса темней ничего не увидишь в ней
но темная ночь честней коротких декабрьских дней

стоит на бугре село пусто и нище зело
ты к нему с дорогой душой а оно за душу взяло
за душу задушу на кресте напишу
сам убил схоронил и прощения не прошу

все равно в декабре какой там век на дворе
больно темно и холодно у нас об этой поре
опустели поля комом смерзлась земля
в хлеву в ожиданье ножа мычит с голодухи теля

одно хорошо река еще не замерзла пока
карп чешуйчатые бока с нетерпением ждет рыбака
он мечтает попасть в рыболовецкую снасть
в горячий рыбный отвар в рыбачью зубастую пасть

в первые дни зимы жмемся друг к дружке мы
очи глядят из глазниц как вор глядит из тюрьмы
тянет мотив конвой долгий сторожевой
но вот и рассвет прорезался раною ножевой
link2 comments|post comment

verses [Nov. 28th, 2016|08:00 am]
Борис Херсонский
***
Я бы вам рассказал
как выходил на бульвар.
Старый морской вокзал
был мал и - понятно - стар.

Тогда Воронцовский дворец
оградой был окружен
сквозь решетку белый торец
в зелень был погружен.

До воронцовского льва
не дотянуться рукой.
Как фраза, делясь на слова,
жизнь была бегущей строкой.

В бывшем костеле - спортзал.
Кладбище перед тюрьмой.
Я бы вам рассказал
как возвращался домой.

Осыпающийся фасад.
Лавочка у ворот.
Оглядываюсь назад,
чтоб не смотреть вперед.

***
рожденье и смерть две точки лежащие на одной прямой
или на сотне кривых смотря как сложилась судьба
судьба слепа но бывает также глухонемой
и лишь осязание ей остается ладонь на выпуклость лба

человек сидит опираясь локтем на стол
или на подоконник но за окном темно
человек упирается взглядом в экран показывают футбол
или в газету что пишут не все ли равно

человек бывает зрячим не насытится зрением глаз
человек бывает слышащим не насытится музыкой слух
он видит небесный свет он слышит небесный глас
он знает плоть или дух нужно выбрать одно из двух

и никто ему не судья если он выбирает плоть
и никому нет дела почему он не спит всю ночь
разве только выйдет Хозяин огород прополоть
и вырвет с корнем сорняк и с презреньем отбросит прочь
link40 comments|post comment

выбранные сновидения о несчастной и невозвратной любви [Nov. 26th, 2016|12:19 pm]
Борис Херсонский
[Tags|]

Все утро я ходил сам не свой. Нет Фиделя! - говорил я сам себе - бедный Рауль!
И тут в моей голове раздался голос Рауля: я не один! Со мной весь кубинский народ и все прогрессивное регрессирующее человечество!
Я встал по струнке смирно и хотел начать петь: "Куба, любовь моя, остров зари багровой!", но по ошибке спел - "Куба, отдай наш хлеб, и забирай свой сахар!", вечно я все путаю!

Я вызвал такси и поехал к Дерибасовской, где, как известно, братья Кастро, оба, Фидель и Рауль держали лавочку колониальных товаров "Мыслящий сахарный тростник".

Там уже собралась толпа скорбящих. Запах дорогих сигар разносил холодный осенний ветер. У входа стоял человек и произносил речь. В военной форме, шапка с козырьком, борода, пылающий взор... Так это же Фидель! - понял я и закричал: Ура, команданте! Одесса приветствует Вас, команданте! Коммунизм неизбежен!

Все посмотрели на меня, как на сумасшедшего. И правильно сделали, я ведь давно сошел с ума от любви к Одесской Интеллигенции.
link4 comments|post comment

verses [Nov. 26th, 2016|11:05 am]
Борис Херсонский
***
из кировограда его прислали в одесский обком
поднимать куроводство в области в этом он был мастак
говорят при его правлении куры лежали рядком
на прилавках мясных магазинов в отведенных местах

там не торчали синие лапы из ящиков на углу
не бранилась очередь выталкивая мамаш
люди склонные к идеализму прижимали носы к стеклу
витрин пожилой профессор и пролетарий алкаш

все жили великой надеждой цыплячьей куриной мясной
говорили о птицефермах как там обстоят дела
и не то чтобы слишком голодно было той промозглой весной
люди надеялись птицу выбросят до тепла

но куры плохо неслись или росли не спеша
над очередью поднимался зловредный табачный дымок
люди ежились на ветру друг другу в затылок дыша
было раннее утро зарей занимался восток

трамваи гремели по улицам разворачивались на площадях
везли на работу невольников спрессованных а они
глядели на тех кто стоял в хмурых очередях
вздрагивая от ветра и бессмысленной толкотни
linkpost comment

verses [Nov. 25th, 2016|08:03 am]
Борис Херсонский
***
прапрадед из кабака немощный прадед с полатей
дед из правленья колхоза отец из окопа
посылают тебе проклятья под тяжестью этих проклятий
сгибаясь идешь ковыляешь перед тобой европа

то суровая мертвая исколовшая шпилями храмов
облака несущие предрождественский холод
то разнузданное вместилище блядей и отпетых хамов
на стенах то свастика то привычнее серп и молот

то нежная обнаженная на спине напряженной бычьей
держась за рог пересекает средиземное море
но тебе нет дела до смены этих обличий
у тебя свой обычай не знают узнают вскоре

соль в платочке и полбуханки в котомке
заточка в кармане не последнее средство
ты несешь им проклятия предков не думая о потомке
которому эти проклятья плюс твое оставишь в наследство
link5 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]